Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Пока не инквизитор. Часть 10: Атлантида — эдем в прошлом

Ещё при приближении к поселению к нам навстречу выбежало с громким лаем не менее двух десятков очень крупных собак, чем-то напоминающих московскую сторожевую. Но подбежав к нашему отрядику, они принялись лишь радостно поскуливать. Ни одна собака не возмутилась и не почувствовала чужаков. Селение было обнесено частоколом из крупных заострённых брёвен, установленных под углом. Понятно, защита от кавалерии. Несколько женщин принялись причитать над телами убитых. Одна из них бросилась к нам, но Вандан её перехватил и приложился к ней хлыстом, через всю спину. Женщина, взвизгнув, убежала прочь. Нас окружили женщины и дети.

— Лия, к сожалению мы вернулись с охоты без добычи. Придётся снова ехать на охоту, — виновато объяснил Вандан.
— Лиль, может мне смотаться?
— Хорошо, Лёш. Сколько необходимо добычи? — повернулась она к Вандану.
— Сколько получится. Но при удачной охоте, например, на кабанов, мы более двадцати не убиваем.
— Почему?
— Хранить негде и мясо часто приходит в негодность. А сушенное лишь на случай неудачной охоты.
— Поняла. Лёш, тогда возьми себе помощников.

— Кто желает со мной на охоту? — в ответ гробовое молчание.
— Бери кого хочешь и сколько хочешь.
Я отделил ближайших ко мне десять человек. Мысленно они не желали со мной ехать, но внешне никто и не подумал возразить. Выехали за пределы поселения.
— Фаэтон, — телепатический вопрос, — можешь просканировать, есть ли невдалеке какая-нибудь живность?
— На девять часов от вас на расстоянии около трёх километров стадо оленей в количестве тридцати шести голов.

— На оленей охотимся?
— Конечно, — радостный ответ, — но только их более одного-двух не удается убить. Остальные убегают. Да и олених нежелательно стрелять. Они сейчас с малышами.
— Хорошо. Сколько мы можем убить и привезти домой?
— Эх, если бы с десяток, — мечтательно произнёс один.
— Мечтать никому не вредно, — осадил его другой.
— Мы сможем сами довезти десяток?
— Если недалеко, то сможем. Но только для лошадей будет тяжело.

— Отлично. Дайте мне каждый по стреле, — они непонимающе и насмешливо вынули с колчанов стрелы и протянули мне.
— А стрелять из чего будешь? — с иронией спросил один.
— Увидишь, — я не стал вдаваться в подробности, но одну стрелу вернул, — этой стрелой не то, что оленя, а птичку не убьёшь. Учись делать хорошие стрелы, — и забросил ему стрелу, даже не целясь прямо в колчан. Этот бросок был оценён по достоинству.
— Ребята, вон в той стороне, за пару километров от нас целое стадо оленей. Ваша задача не дать им разбежаться. Пусть бегут лишь от нас. Вы пятеро обходите с одной стороны, а вы с другой. Приближаемся с подветренной стороны. Будет возможность подстрелить — стреляйте. Но это необязательно. У меня девять стрел, значит будет девять убитых оленей.

Ни единый из них не верил, что из этого, что-то получится. Но каждый ждал, когда можно будет надо мной вдоволь посмеяться. Целым отрядом иногда не удаётся подстрелить оленя. А здесь выскочка даже без лука хочет сам убить десяток. Такое невозможно. Он даже не добросит до оленей ни единой стрелы. Да оленей ещё и обнаружить надо. Действительно вскоре на земле покоилось девять оленей. В сердце каждого торчала стрела. Охотников переполняла радость и недоумение. Они не могли понять, что такое возможно. Принялись прямо на месте свежевать добычу.

— А не проще привезти этих оленей в поселение и уже там разделать?
— Нет, — возразил один из охотников, — здесь внутренности съедят хищники-падальщики, а в селении лишь мух разводить. Да и легче лошадям будет.
Вернувшись в селение, увидели, что Лия основательно поработала над всеми жителями. Все были чистенькие и вымытые. Мы лишь успели появиться, как и нас отправила на пруд рядом с селением, а добычей занялись остальные (в основном женщины). Когда подошло время трапезы, то молоденькие девушки каждому подносили увесистый поджаренный кусок мяса, и все начали есть. Нам тоже дали, но у меня сердечко затрепетало.

— Лёш, тоже чувствуешь яд? — мысленный вопрос Лии.
— Конечно.
Лия остановила девушку, которая принесла нам мясо.
— Кто тебе дал это мясо?
— Вахира. Она всегда распределяет, кому и что давать, — я почувствовал тревогу и засёк невдалеке женщину лет 35—40.
— А где она? — девушка молча указала на женщину, на которую я обратил внимание.
— Иди сюда, — с нажимом приказала Лия. Женщине хотелось убежать, но ноги несли к Лие против её воли. Все перестали есть и удивлённо уставились на Вахиру, которая приближалась к Лие, как к эшафоту.

— Ешь, — приказала Лия, показывая на принесенный ей кусок мяса. Вахира откусила и старательно пережевала мясо, — не хочется помирать?
— Не хочется, — понуро ответила Вахира, — и вдруг захрипела. Изо рта показалась пена. Женщина, как подкошенная, свалилась замертво.
— Вот так вы потчуете своих командиров?! Ядом?! — Лия с трудом сдерживала себя.
— Лия, — бросился ей в ноги Вандан, — пощади, это мой недосмотр. Я предполагал подобный исход, но не думал, что она попытается это сделать так быстро.
Все (кроме конечно тех, кто видел поединок Вандана) с удивлением смотрели на огромного мужика, стоящего на коленях перед женщиной-чужаком.

— Хорошо. Всё забыто. Вандан поднимись. И больше чтобы я тебя никогда и ни перед кем не видела на коленях. Встать можно лишь на одно колено, в честь уважения или в любом другом случае. Ты не раб, а вольный человек.
— Я понял тебя. Больше подобное не повторится.
Не смотря на то, что Вандан был побеждён, зла на Лию он не таил и всячески ей помогал. Всё холодное оружие побывало на Фаэтоне. На нём роботами было произведено нанонапыление брони. Поэтому все клинки, ножи и мечи стали очень прочными. Лия занялась устройством быта в поселении, установила очень жесткие правила личной гигиены. А я натаскивал мужиков в боевых искусствах. Бой на мечах, стрельба из лука и рукопашный бой. Если вначале все скептически относились к рукопашному бою, то вскоре это стало наркотиком для всех мужиков. Даже подростки, наблюдая за спаррингами, пытались осваивать боевые приемы.

— Командор, — послышался телепатически голос Фаэтона, — в направлении вашего посёлка с разных сторон движутся три группы всадников.
— Численность групп?
— От сотни до сто двадцати всадников.
— Покажи, — предо мной возникла голограмма в виде небольшой топокарты, — Лия, иди сюда!
Лия подошла и сразу же поняла, что нас сейчас будут атаковать с трёх сторон.
— Лиль, я сейчас выйду против этого отряда (показал на карте самую многочисленную группу), а ты бери десяток бойцов, и становись против этой группы. Истреблять отряд не нужно, а желательно переубедить и переманить на свою сторону. Фаэтон, тебе задача остановить вот этот отряд (показал на третью группу всадников).

— Командор, их сейчас расстрелять?
— Ты! Железяка хрЕнова! Я же тебе сказал остановить, а не расстрелять! Никого расстреливать не надо. Землю рой перед ними, но останови.
— Выполняю.
Мы с Лией, взяв по десятку бойцов, поскакали навстречу атакующим отрядам. Естественно «убедить» удалось, уложив пару-тройку противников, а остальным внушили, что мы мирные и с нами надо дружить, а не воевать.

Но когда я прискакал к третьему отряду, то чуть не выпал из седла от смеха. Фаэтон понял приказ рыть землю в буквальном смысле. Отряд был окружён рвом с отвесными стенами глубиной до пяти метров и примерно такой же ширины. Притом вся земля со рва была с наружной стороны. После недолгих переговоров и этих нападающих склонили на свою сторону. Не более чем через месяц нам был подконтрольный весь остров. Необходимо было начинать строить город. Фаэтоны получили приказ на разработку чертежей города. Они должны были разработать проект города со всеми службами и необходимыми строениями и улицами. Предусмотреть виды транспорта и транспортные потоки. Освещение и средства связи, водопровод и канализация, жильё, школы, детсадики и госпитали. Притом необходимо было разработать сначала под те возможности и материалы, которые возможно будет сразу добыть и использовать.

И чтобы при апгрейде было минимум переделок. То, что предложили Фаэтоны меня привело в ступор. При строительстве предлагалось использовать геополимерный бетон и жидкий гранит (имеется в виду жидкий во время строительства, а через несколько часов он будет обычным отполированным гранитным блоком, стенкой или колонной). Металл, пластик и стекло.
— И где вы всё это собираетесь брать (хотя бы чтобы начать)?
— Командор, металла огромное количество летает вокруг Земли. Кроме того, на острове много различных полезных ископаемых. На первый случай роботы смогут изготовить из тех запасов, что есть на кораблях, а потом уже по месту.

— Чувствую, тяжело нам будет. Необходимо будет не только добычу полезных ископаемых наладить, но и начать развивать индустрию (в частности металлургию). А аграрный сектор?
Животноводство? И кто этим всем будет заниматься?
— Командор, генерал Лия добилась беспрекословного послушания всего населения острова. Необходимо будет обследовать полностью всё взрослое население и по очереди привозить на борт для того, чтобы можно было с помощью гипнотического воздействия корабля получить готовых специалистов (соотвественно их наклонностям и способностям). Профессиональных инженеров и учителей, поваров и строителей. Вам перечислять весь список необходимых специальностей?

— Фаэтон, не задрачивай. У нас наверно взрослого населения на острове не наберётся столько, сколько необходимо.
— Будет развиваться производство, будут подрастать новые специалисты.
— Согласен. Ты конечно прав. Идея понятна, и я её полностью поддерживаю. Нам конечно в первую очередь надо начать строительство города. На вашем чертеже смотрится красиво, но покажите мне голограмму макета города, — на возникшей голограмме я сразу же обратил внимание на многокупольную высоченную церковь в центре города. От неё веером расходились ровненькие, как струна, улицы, поделённые на кварталы — ты что же, хочешь все население обратить в христианство?

— Почему вы сделали такое предположение?
— Да потому, что в самом центре города огромная церковь. А вот ещё, и ещё. Нахрена нам столько церквей?
— Командор, это не храмы. Это самые экономные источники энергии, средство связи и массмедиа.
— Но в моем времени такие строения это соборы, храмы и церкви. Даже в точности кресты на куполах.
— Командор, кресты с куполами это антенны для сбора атмосферного электричества. В то же время, это передающие антенны для энергии и массмедиа. Здание пустотелое. А внутри будет находиться резонатор.

— Это мне напоминает огромный магнетрон.
— Да, принцип действия похож. В отверстиях здания, напоминающим окна или бойницы, находятся ветровые генераторы. Из-за близости моря здесь постоянное движение воздушных масс, поэтому такие источники энергии будут очень экономными. Всё производство электроники будет находиться под землёй (там легче создать необходимые условия). Конечно идеальные условия в космосе, но туда необходимо транспортировать сырьё. Хотя в будущем придётся часть электроники изготавливать на орбите Земли.

И закипела работа. Фаэтоны очень бережно расходовали материалы, которые были на кораблях. Развернули паруса из солнечных батарей, поэтому электроэнергии хватало с избытком для их нужд и нужд челноков. Были построены огромные роторные экскаваторы и другая необходимая техника. Всё население острова было задействовано. Через год все жители нашего поселения переселились в прекрасные дома. Всё было, как в раю. На острове царил девиз коммунизма: от каждого по способностях, каждому по потребностям. У нас уже была своя авиация (дирижабли) для охраны острова (самолётостроение Фаэтоны забраковали из-за вредного воздействия на экологию и низкую экономичность). И в то же время была железная дисциплина. Даже мне приходилось подчиняться Лие. Она требовала, чтобы я не пропускал ни единого дня без спарринга с ней. Как она говорила: «Добро должно быть с кулаками».

Несколько дирижаблей использовались для торговли с населением за пределами острова. Мы продавали одежду, муку с амаранта (вместо пшеницы и ржи мы для хлеба выращивали амарант), украшения. А покупали в основном те полезные ископаемые, которых у нас на острове ощущался дефицит. Лет через десять мы за пределами острова строили рудники по добыче различных полезных ископаемых. На острове всё население было обеспечено жильём. По улицам города резво мотались магнитомобили. Уровень развития науки и техники значительно превышал уровень моего времени. В некоторых отраслях даже обогнали развитие человечества в Лиином времени. Но всё время катастрофически не хватало необходимых материалов.

— Командор, вам на это необходимо посмотреть, — передо мной возникла голограмма. Появился необычного вида комический корабль (почему-то сразу подумалось, что он Земного изготовления). Из корабля вылетел челнок в направлении Земли. Приземлился на космодроме. Из него вышел человек довольно большого роста в очень необычной одежде с большим молотом за поясом.
— Стоп! Фаэтон, откуда у тебя эта запись? И что это за человек?
— Это запись со спутников слежения примерно три с половиной тысячи лет назад.
— Что!!! ? В это время на Земле был космофлот?

— Да командор, был. А это вероятно командующий Альянса высших цивилизаций генерал Тор. Но я не для этого показываю голограмму. Внимательно просмотрите несколько минут. Я ускорил изображение, но в нужное время сделаю замедление.
На голограмме этот странный человек вдруг начал оглядываться по сторонам, выхватил молот. Он вроде бы почувствовал опасность. Вдруг то место, где он был, оказалось закрыто силовым полем. Некоторое время всё было закрыто очень сильным силовым полем. Потом оно пропало. То, что я увидел в этот момент, меня шокировало. Этот человек стоял в обнимку с Драго. Они попрощались, как закадычные друзья и Драго исчез. Так исчезают лишь при перемещении во времени. Человек в задумчивости постоял и телепортнулся в челнок, который резво рванулся к космическому кораблю.

— Фаэтон, просмотри записи со спутников. Меня интересуют моменты, где будет фигурировать этот человек. Кроме того, я хочу посмотреть все зафиксированные спутниками космические бои возле Земли. А также кто и когда уничтожил цивилизацию Землян.
Фаэтон предоставил мне записи «ускоренные» иногда в десятки тысяч раз, но там где было необходимо с небольшим ускорением. Мы с Лией просматривали и офигевали. Цивилизация Земли процветала. Об этом можно было судить даже по постройках и производственных сооружениях, а также космодромов того времени. Был развитый космический флот, который чаще всего базировался возле Земли. Но иногда часть флота куда-то улетала. И возвращались конечно не все.

Развитие космофлота было такое, что даже наши Фаэтоны не дотягивали до этого уровня. Насколько нам стало понятно, в этом была огромная заслуга Тора. Мы даже увидели, как в молодости Тор дружил и играл с Драго (дракон в то время был намного меньше, вероятно это была и молодость Драго). А появление старейшины инквизиторов в прошлом навело нас на мысль, что нас разыскивают, но не могут определить в какое именно время мы провалились. Поэтому сильной надежды на то, что нас найдут мы не питали.

Что касается Тора, то его, как и говорил Драко, предала та, которой он больше всего доверял. Согласно записей получается, что его во время перерождения убила его соратница. Некоторое время почти ничего не менялось. Но вот из одного похода космофлот вернулся сильно потрёпанным. Из нескольких тысяч кораблей вернулось не более нескольких сот. Вскоре к Земле прибыл вражеский флот. Земной флот потерпел сокрушительное поражение. Этот флот обстрелял также наземные базы обороны и не только. Обстрел был уничтожающим. Фаэтоны не смогли определить, что за цивилизация разгромила Землян.

Этот бой парализовал жизнь Земной цивилизации. Вражеский флот не улетел, а начал посылать к Земле челноки. Собирали на земле огромные роторные экскаваторы и принялись добывать различные ресурсы. Увидеть все же представителя этой цивилизации удалось.

Судя по тому, что они были на Земле без шлемов, состав земной атмосферы им прекрасно подходил. Вскоре прилетели творцы. Их летающие тарелки были очень юркими.

Но они проиграли бой. Флот чертей (так мы назвали эту агрессивную цивилизацию) понёс колоссальные потери. Из нескольких тысяч кораблей, выживших осталось меньше сотни. Корабли творцов были уничтожены все. Их ошибка была в том, что они дрались на два фронта: уничтожали наземные точки чертей и дрались против боевого флота на орбите. Прошло около месяца после окончания боя и снова прилетел флот чертей. Но теперь они уничтожили полностью всё живое на Земле. Рушились строения, массово горели леса, челноки бороздили атмосферу Земли в поисках людей. При обнаружении расстреливали. Если где-то и остались живые, то они прятались под землёй. После такого тотального уничтожения Землян они улетели. Больше не появлялись ни черти, ни творцы. Жизнь на Земле практически исчезла. Постепенно начала появляться растительность.

Примерно лет через пятьсот к Земле прилетело четыре космических корабля (земных). Где они были столько времени неизвестно. Но после того, как экипажи приземлились, они больше не взлетали. Космические корабли находились на очень низкой орбите, практически возле самой атмосферы. Остатки атмосферы притормаживал их движение. Они постепенно вошли в атмосферу и сгорели, как болиды. Постепенно на земле начал появляться животный мир. Больше до нашего появления возле Земли не происходило ничего интересного.
— Фаэтон, с какой периодичностью спутники посылали информацию Человекам?
— Периодичность, примерно раз в пятьдесят Земных лет. Последний сброс информации был во время прилёта боевого флота творцов. Прилетев, они обнулили команду передачи информации, но снова эта команда не включалась. Вероятно, они собирались включить, улетая. Но некому было включать.
— Почему же тогда мы видели информацию собранную спутниками до их прилёта?
— Командор, вы же знаете, что любая информация не стирается с носителя, а стираются лишь адреса этой информации. И её возможно прочесть, применив специальные программы.
— Я понял. Спасибо.

Прошло ещё лет двадцать. Мы стали замечать, что уже начинаем с Лией стареть. И тогда мы применили перерождение с помощью атомарного золота (которое уже производили, хоть и в небольшом количестве), превратившись снова в молодых и сильных бойцов. После этого мы через каждые тридцать лет применяли перерождение. Атлантида развивалась и процветала. С каждым годом жизнь на острове улучшалась.
Прошло ни много ни мало около восьмидесяти лет, как мы оказались в прошлом.

— Командор, мои датчики зафиксировали в нуль-пространстве приближение к Солнечной системе космического флота.
— Идентификация?
— Идентифицировать не могу.
— Количество кораблей?
— Не более двух десятков.
— Через сколько времени они выпрыгнут в трёхмерку и где?
— Через сорок три минуты во18 лет секунд они будут на орбите Земли.
— Лия, боевая тревога! Приближается вражеский флот!
— Куда мне лететь?
— На Фаэтон2.

Через десять минут наши корабли убрали солнечные паруса, окутались невидимками и ощетинились оружием в ожидании врага. Во18 лет чужих кораблей выпрыгнули в трёхмерку. Мы, затаившись, ждали их действий. Неизвестно с какой целью они прилетели. Но увидев корабли, мне показалось, что я подобные уже видел.
— Фаэтон, а покажи мне корабли чертей, — возникла голограмма с изображением космического корабля.
— Лия, это прилетели корабли чертей, только модифицированные до неузнаваемости.
— Но почему их так мало? Не похоже на боевой флот.
— Согласен, не похоже. Поэтому ждём до последнего.

Корабли разделились на четыре группы. Потом с каждой группы полетели челноки к Земле.
— Фаэтоны! Внимательно следите за челноками, направляющимися к Земле. Если будет обмен сообщениями с кораблями, интерполировать речь и обучить нас их речи.
Ситуация повторяется. Снова на Земле собиралась техника для добычи полезных ископаемых.
Вскоре нам стала понятна речь этой цивилизации.
— Лёша, что будем делать?

— Судя из их разговора, они сообщение на свою планету ещё не посылали. Но нам важно не только это. Ты же знаешь, как нам катастрофически не хватает техники для добычи. Кроме того, насколько я понимаю они высадились в уже разведанных точках. Значит там есть чем поживиться. Д

умаю, нам надо выждать некоторое время и захватить их корабли, а потом и наземную технику.
— Но они могут прислать боевой флот и тогда нам не выжить. Видел, как они расправились с кораблями творцов?
— В таком случае нам надо действовать хитростью. Смотри, один из челноков возвращается. Я сейчас вычислю на какой из кораблей и попробую проникнуть. Сохраняем полное молчание, даже телепатическое.
— Фаэтон, прикрепи к моему скафандру жучков-диверсантов. Возможно тебе удастся подчинить себе бортовой комп корабля. И дай команду жучкам, если рабочее напряжение на компе вражеского корабля выше допустимого, пусть соединяются в гирлянды, чтобы не сгорать.

Одел всю возможную броню, скафандр, максимум оружия, телепортнулся в челнок и, включив невидимку вылетел на крейсерской скорости к кораблю, к которому направлялся вражеский челнок. Скорость моего челнока была значительно выше, поэтому я раньше подлетел к этому кораблю и, включив индивидуальную невидимку кокона, остался парить возле корабля, а челнок отлетел на приличное расстояние. Пока вражеский челнок швартовался к кораблю, я, придерживаясь за какой-то выступ на нём, влетел вместе этим челноком в ангар корабля.

Попробовал слевитировать — получилось, но уже забытые ощущения. Блин, так можно и вообще разучиться. Надо бы потренироваться не только рукопашному бою, но и вспомнить все навыки, которыми владел. Только открылись шлюзы, роботы метнулись выполнять свою чёрную работу. Бортовой комп засек вторжение и сообщил об этом командиру корабля, но под моим внушением командир посчитал это ошибкой. В общем всё прошло без сучка и задоринки. Вскоре все во18 лет кораблей были в нашем подчинении. Мы проследили за всеми выработками, скачали всю инфу с бортовых компов на Фаэтон2, заминировали корабли, сообщили на их планету, что здесь ресурсов нет, точнее почти нет. Добыча нерентабельна. Они все возвращаются домой. После прыжка в нуль-пространство и доклада на планету, что они уже в пути, все корабли взорвались. А нам было хорошее подспорье дополнительной техникой и разведанными рудниками.

Уже более двухсот лет мы с Лией находимся в прошлом. Через каждые тридцать лет мы пользовались перерождением с помощью атомарного золота. Мы привыкли здесь. Неизвестно захочется ли нам возвращаться в своё время (точнее в Лиино время). Наш остров Атлантида процветал. Практически на всех материках Земли были наши рудники по добыче редких элементов и заводы по переработке. Жители Атлантиды благодаря употреблению амаранта отличались долголетием. Хотя перерождение было подвластно лишь нам двоим, но ещё оставались в живых несколько человек с которыми мы встретились, попав в это далёкое прошлое. Все тяжелые физические работы выполняли в основном роботы. А старики, подростки, беременные женщины занимались сбором ягод, грибов, лечебных трав (сочетая приятное с полезным: и сбор и прогулки на свежем воздухе).

— Командор, нападение животных на сборщиков ягод.
— Где?!!! — возникла голограмма топокарты и на ней замигала точка расположения сборщиков. Я немедленно телепортировался туда. Передо мной открылась неприглядная картина. Парнишка-подросток орал благим матом, зажимая огромную рану на руке. Рядом с ним пытался подняться старик, не смотря на огромные кровоточащие раны на груди, ноге и руках (в нём я узнал очень сильно постаревшего Вандана). Но меня шокировало другое. Медведица терзала безжизненное обезглавленное тело беременной женщины. Меня захлестнул страх. Не мой страх, а страх людей, подвергшихся нападению. А также животный страх за потомство. Это был страх медведицы. Она посчитала, что люди создали угрозу её медвежатам. Мысленно внушил медведице, что никакой угрозы её детёнышам нет и ей надо увести малышей в чащу. Медведица мгновенно оставила труп женщины и ретировалась.

— Лия! Немедленно ко мне. Здесь один двухсотый и два трёхсотых, — она прекрасно знала эту терминологию. Через мгновение она телепортнулась к нам.
— Займись Ванданом и подростком, — я подошел к растерзанному трупу женщины, но ощутил жизнь. Но как это возможно? Её спина была располосована острыми когтями медведя, голова вообще была оторвана. Ребёнок! Он хоть ещё и не родился, но он жив!
— Фаэтон!!! Немедленно челнок ко мне!!! Приготовить в медблоке роботов для реанимации. Все группы крови в наличии? — в это время над нами завис челнок. Подхватив на руки труп беременной, я телепортнулся в него.

— Курс к Фаэтону в боевом режиме и с максимальной скоростью! — огромная перегрузка, от которой уже отвык, сделала все мышцы тяжёлыми до невозможности.
— Фаэтон, можешь сделать анализ крови этой женщины?
— Могу. Насколько я понимаю, она уже мертва, а спасать необходимо её ребёнка. Но у него могут быть отличия.
— Понял. Я могу быть донором?
— Командор, ваша кровь универсальная. Она может подойти любому человеку.
— А резус-фактор?
— Ваша кровь адаптируется в любом организме, поэтому она подойдёт даже без анализа к любому человеку с любой группой крови и любым резус-фактором.

Лишь влетел челнок в ангар Фаэтона, я телепортнулся с этим неживым и живым грузом в медблок. Аккуратно положил обезглавленную женщину на стол и шакрамом осторожно разрезал живот. На дальнейшие действия меня не хватило. К горлу подступила тошнота и я быстро отошел, предоставив медроботам заниматься своей непосредственной работой. Но в их программе не было спасение новорождённых. Добравшись собственно до ребёнка, они застыли, не понимая, что им надо делать.

— Идите нахер! Чурбаны железные! — я, забыв про брезгливость и не обращая внимания на то, что сам весь в крови, перерезал пуповину, заставил медробота её пережать зажимом и взял девочку за ножки. Она безвольно повисла головкой вниз. И тут в медблоке появилась Лия. Увидев, что ребёнок висит у меня в руках головой вниз, а я уже занёс руку для удара, она метнулась перехватить мой удар.
— Не смей убивать!

Но скорости Лии было недостаточно (даже с замедлением времени). Впервые за столько лет я её ударил и не в тренировочном бою, а когда она бросилась на помощь новорождённой девочке, посчитав, что я хочу девочку убить. Удар был настолько сильным, что Лия отлетела к стенке и ударившись затылком, на какое-то время потеряла сознание. Я легонько шлёпнул девочку по заднице. Никакой реакции. Ещё раз. То же самое. Третий раз. И лишь теперь она втянула в легкие воздух и заплакала.
— Девочку в реанимационный бокс, — приказ медроботам. Лия очнулась, но смотрела на меня очумелыми глазами и ничего не могла понять, почему она лежит на полу и почему у неё раскалывается голова.

— Ну, что защитница? Очнулась? Прости за удар, — я нежно обнял её.
— Да, я сама виновата. Ведь знала же, что так заставляют новорожденного дышать, а посчитала, что ты хочешь её убить. Кстати, как она?
— Фаэтон, как самочувствие новорождённой?
— Состояние критическое. У неё ушиб затылочной части головы и очень низкие показатели крови. На ребёнке сказывается стресс и смерть роженицы.

— Чем можно помочь?
— Переливание крови, а после восстановление нормальных показателей крови принудительная активация мозга, в частности ушибленной области.
— Так почему медроботы не приступили к переливанию?!
— Банк крови пополнялся более двухсот лет назад и с течением времени, не смотря на консервацию, кровь потеряла многие свойства. Выход один — прямое переливание крови.
— Придурок ты железный! Почему молчишь? Почему до сих пор меня не использовали в качестве донора?!
— Не было команды.

— Я тоже могу быть донором, — поспешила заверить Фаэтона Лия.
— Генерал, ваша кровь не подойдёт новорождённой, будет несовместимость и отторжение (если её организм начнёт нормально функционировать), возможен летальный исход.
— Хватит доказывать! Приступай к переливанию!
— Выполняю.
В процессе переливания было ещё несколько уточнений Фаэтона. В общей сложности этот «кровопийца» Фаэтон выкачал из меня около трех литров крови. Если бы не мой бешенный метаболизм, очень быстро восстанавливающий потерю крови, то я уже скопытился бы. Это для женщины не смертельно потерять три литра крови. А мужики от такой кровопотери чаще всего умирают. Лия, зная, что у меня после этого переливания будет зверский аппетит, смоталась на Землю и приволокла горы разнообразной и вкусной еды. Даже для ребёнка не забыла молочко в какой-то ёмкости для младенцев.

— Солнышко, зачем? Ведь на Фаэтоне полно еды.
— Если уж кровь за двести лет пришла в негодность, то еда тем более. Не хватало тебе ещё отравиться.
— Фаэтон, как малышка? — лёжа на столе, даже скосив глаза, я не мог увидеть что делается в реанимационном боксе.
— Спит, состояние стабильное, через два часа 23 минуты приступлю к активации ушибленной части головного мозга.

— Спасибо Фаэтон. Ты настоящий друг, — Лия прыснула.
— Недавно он был железным придурком, а теперь, после того, как выкачал из тебя несколько литров крови стал настоящим другом.
— Что вы женщины понимаете в дружбе. Это я его любя обзывал. Фаэтон, ты не обижайся на меня.
— Командор, в моей программе не предусмотрено функции «обижаться». Я выполняю ваши приказы. Хотя иногда они выходят за пределы моих возможностей.

— Лёша, а ты знаешь чья это девочка?
— Нет.
— Это прапраправнучка Вандана.
— Да, кстати, как он там? Поправляется?
— Я его поставила на ноги. Все раны зажили. У парнишки тоже. В Атлантиде это первое нападение животных на людей за последние сто лет. Вероятнее всего медведи лакомились ягодами в чаще, когда парень увидел их. Его испуганный крик медведица истолковала, как нападение на её медвежат и поэтому поднявшись на задние лапы нанесла передней лапой удар. Парень успел закрыться рукой, поэтому весь удар пришелся на руку, а острые когти распороли мышцы руки. Парнишку попытался защитить Вандан, но против рассвирепевшего зверя старик не мог ничего сделать. На помощь бросилась правнучка Вандана. Но что она могла сделать против разъярённой матери, защищающей своё потомство? Медведица переключилась на неё и начала терзать тело бедной женщины. Но тут появились мы, зверюгу ты отослал к её детёнышам, ну а дальше ты всё знаешь. Кстати Вандан просил дать имя малышке: Виринея.
— Я разве против? Пусть будет Виринея.

Вскоре Лия улетела на Землю, а я стался на Фаэтоне. Когда Фаэтон производил активацию мозга, Виринея разрывалась от крика, а у меня сердце разрывалось от того, что ничем не мог помочь. Больше суток я пробыл с Виринеей на Фаэтоне, а когда вернулись на Землю, то она стала для нас, как родная дочь. Мы с Лией её опекали. Она часто была с нами, отчасти потому, что её развитие немного отличалось от сверстников. Она росла, как в сказке, не по дням, а по часам. В шесть месяцев Виринея уже свободно ходила. В год могла многое связно объяснить. Иногда в её присутствии мы с Лией проводили спарринги. Лия обратила внимание, что Виринея внимательно за нами наблюдает во время спаррингов. Странно. Ведь мы проводили их на таких бешенных скоростях, что обычным людям не под силу заметить наше перемещение. А Виринее очень нравилось наблюдать.

Она в это время не капризничала, а была полностью поглощена созерцанием. Однажды Лия решила проверить коконом возможности мозга Виринеи. Не поверила своим глазам. Попросила меня перепроверить. Но и мой кокон показал двадцать три процента. И это в то время, когда в остальных людей этот показатель не превышал 5%. Прилетели с ней на Фаэтон.
— Фаэтон, просканируй возможности мозга Виринеи.
— Командир, я могу просканировать лишь в облегчённом режиме.
— Почему?
— При глубоком сканировании мозга ребёнка, можно разрушить отдельные связи между частями коры.
— Хорошо, тогда проверь так, как безопасно.

— Двадцать два процента.
— Но откуда?
— Вероятно, сказываются последствия активации после ушиба. Либо это влияние вашей крови.
— Так это ты поднял её возможности до такого уровня?
— Командор, я выполнял ваш приказ. Необходимо было активировать повреждённую часть, чтобы ребёнок не стал умственно отсталым.
— Да я ничего не имею против. Я даже рад, что так получилось.

Теперь мы были убеждены, что Виринея действительно видит наши молниеносные движения и удары. А также то, что ей очень нравятся бои. С пяти лет, я начал ей показывать сначала простейшие боевые приёмы, а потом и посложнее. Она оказалась великолепной ученицей. Схватывала всё «на лету». Кроме боёв её привлекали разнообразные средства передвижения: спортивные магнитоциклы, кары, флайеры, дирижабли, дельтапланы и самое разнообразное оружие. В её шесть лет она не просто снайперски стреляла из лука (который не каждому шестнадцатилетнему подростку удавалось растянуть), а могла выстрелить вслепую, отвернувшись. Или с лежачего положения.

Если я её брал с собой, то она была невероятно счастлива. Наверно чувствовала, что я ей разрешу поуправлять каким-нибудь транспортом. За год она уже могла прекрасно управляться с любым транспортным средством, кроме моего челнока. Когда она попала на челнок, то первой её мыслью было: «Как же им управлять? Неужели мысленно?»
— Нея, конечно мысленно. Ты можешь даже со мной общаться мысленно.
— А как? — мысленный вопрос.
— Ты же сейчас общаешься мысленно, а не голосом.
— А как я это делаю? Не понимаю.

— И не надо пытаться понять. Пока просто общайся. Понимание придёт с опытом. Единственно, что ты должна понять, никогда не показывай всех своих возможностей. Если кого-то побеждаешь, то не делай этого явно. Надо быть актрисой. Будто тебе это удалось с трудом. А если ты умеешь делать такое, чего больше никто не умеет, то вообще не надо без надобности это демонстрировать.
— Я поняла. Так как ты или Лия. Спасибо Алекс. Вы с Лией для меня самые родные и любимые, — она по-взрослому обняла меня и уткнулась носиком в живот.

— А что я не показываю?
— Ну вы например можете двигаться с такой скоростью, что никто не успевает увидеть. Обладаете такой силой, что никому не справиться с вами. А также не показываете всех боевых приёмов, — рассуждала не по-детски Виринея, — да и на этом летательном аппарате кроме вас никто не летает.
— А ты хочешь полетать?
— Конечно, очень хочу, — с азартом воскликнула Виринея, а её глазки заблестели от предвкушения неизведанного.
Я передал управление челноком на штурманское кресло.

— Садись туда и покажи на что ты способна, — Нея мгновенно заняла штурманское кресло. Челнок остановился и потеряв скорость, начал падать на Землю. Потом скорость восстановилась, увеличилась. Челнок повилял влево-вправо. Сделал разворот на 360 градусов.
— Алекс, а куда мы летим?
— Вот смотри, — перед нами возникла голограмма, — мы вылетели отсюда.
Я показал на голограмме точку на изображении Земли.

— Зелёная мигающая точка — это мы. А большая зеленая точка, которая постоянно светится космический корабль. Мы летим к нему.
— А почему корабль не на воде, а в небе. И небо почему-то не голубое, а чёрное. А под нами голубой шар.
— Пусть, когда нибудь я тебе всё расскажу и объясню. Но пока ты ещё маленькая. Подрасти сначала.
— Когда я подрасту так, чтобы можно было сексом заниматься, — огорошила она меня, — тогда расскажешь?

— Нея, а где ты слышала про секс?
— В школе. Ребята старшеклассники разговаривали о девочках и один другому предлагал трахнуть какую-то девочку. Я предложила, чтобы он меня трахнул (конечно получил бы в морду сдачи). Но он сказал, что мне ещё рано заниматься сексом, а надо подрасти.
Я от смеха чуть с командирского кресла не выпал.
— А что я такого смешного сказала? — обижено надула губки Нея.
— Не обижайся. Тебе старшеклассник правильно сказал. Подрасти сначала. А когда вырастешь, тогда и сможешь заниматься сексом сколько захочешь. Смотри не разбей челнок о корабль. Лучше включить автопилот, чтобы челнок сам пришвартовался к кораблю.

Увидев Фаэтон, Нея с огромным удивлением изучающе рассматривала корабль.
— Командор, здравствуйте. Добро пожаловать на борт. Здравствуйте Виринея. Рад вас видеть у себя на борту.
— Кто ты? И откуда знаешь, как меня зовут?
— Командор, вы разрешаете предоставить этой юной леди информацию обо мне?
— Да, Фаэтон. Думаю, что это растёт ещё один командир для тебя.
— Мне тоже надо будет подчиняться? — послышался голос Фаэтона2.
— А тебе не хочется? Тебе придётся в первую очередь научиться правильно выполнять команды нового члена экипажа.
— Слушаюсь, — бесстрастный ответ Фаэтона2.

— Нея, тебе отвечал бортовой компьютер корабля. Таких кораблей два: Фаэтон и Фаэтон2. Кстати на борту Фаэтона ты уже не первый раз.
— А когда я была здесь?
— Ты здесь родилась. И Фаэтон спасал твою жизнь. Как видишь, успешно.
— Виринея, я лишь выполнял приказ командора. А в действительности тебя спас командор. Это он поделился с тобой своей кровью, иначе ничего бы не вышло.
— Ладно Фаэтон, хватит подхалимничать. Всё у нас вышло лишь благодаря совместным согласованным действиям.

— Алекс, а что может Фаэтон?
— Фаэтон, что ты можешь? Объясни юной леди.
— Если я начну объяснять, то это затянется на длительное время. Виринее это покажется скучным. Вам, юная леди сейчас шесть лет. И вы уже многое знаете. Когда вы проживёте ещё шесть лет, я вам обещаю не только рассказать, но и продемонстрировать свои возможности. Командор, вы не возражаете?
— Фаэтон, я вот думаю, кто из нас дипломат? Ты или я? Конечно разрешаю. Нея запомнила? Через шесть лет.
— Запомнила, запомнила, — надула губки девочка, — обидно, даже комп советует подрасти. А я хочу сейчас знать.
— Всё! Препирательства не катят.

На этот раз я Нею просто знакомил с Фаэтоном. Она уже забыла о своих обидах и с интересом поглощала новую инфу. А когда мы, улетая, облетели вокруг Фаэтона, она воскликнула:
— Фаэтон, какой ты огромный! Больше, чем наш город. И не забывай: через шесть лет. Ты пообещал.
Время летит быстро и незаметно. Вандан умер от старости. Виринея осталась без близких родственников. Дело в том, что в Атлантиде родство поддерживалось лишь по материнской линии, а кто отец — неважно. Так было с самого начала установлено Лией. И этот неписанный закон оказался очень живуч. Хотя Вандан пока был жив, с ближайшими родственниками поддерживал контакт.

Виринея любила состязания больше сладостей. Для неё не существовало слова проигрыш. Везде и всюду она выигрывала: были ли это гонки или соревнования по единоборствам — равных ей не было. В тоже время она неукоснительно выполняла мой совет: не показывать своей истинной силы. Иногда она пыталась побеситься с нами, но Лия её останавливала: рано. В отсутствие Лии или где-нибудь со мной наедине, Нея ездила на мне, как сама хотела. С каждым годом чувствовалось, как её сила возрастает. Если с другими она контролировала свою силу, то со мной применяла её по полной. Иногда у меня проскакивала мысль: не дай Бог кому-то встать на её пути. Сметёт, как пылинку с дороги и не заметит.

Иногда мы с ней дурачились. Она применяла всю свою силу, но удавалось ей победить лишь, когда я поддавался. Поддаваться ей стоило хотя бы для того, чтобы почувствовать её безудержную радость от победы. Через шесть лет у неё уже были познания о космосе, астрономии и космонавигации. На этот раз с моего разрешения (хорошо, что Лии с нами не было) Фаэтон сложил солнечные «паруса» и пролетел к Марсу, покружил вокруг Фобоса и Деймоса. Вернулся на прежнее место и снова поставил солнечные паруса. Энергия очень была нужна. Использование топлива для основных двигателей было под строжайшим запретом. Виринея ликовала. Этот полёт она вспоминала года два, если не больше. А я от Лии выгреб по первое число. Она все же услышала мысли Виринеи и то, что мы летали Фаэтоном. Но хорошо, хоть без использования топлива для основных двигателей. Мы уже вели разработки по изготовлению данного топлива, но ещё не получалось.

Прошло ещё n-надцать лет. Виринея стала прелестной девушкой.
Как же мне стало сложно стало беситься с ней. Ведь каждое прикосновение к ней вызывало бешенный стояк. Да и её мысли тоже частенько сворачивали в направлении секса. Лия легко ощущала её мысли. А учитывая, что в её возрасте все нормальные девушки уже рожали и неоднократно, то такие мысли неудивительны.

— Лёш, ты чувствуешь, как сильно Нея хочет оказаться под тобой?
— Конечно, но она же мне как родная дочь.
— Вот именно, что «как». Она зациклилась на тебе и не хочет больше никого, хотя за ней пытаются ребята ухаживать. Ты б помог ей. Так и быть, я ревновать не буду.
— Ладно. Я подумаю.