Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Помощь

Паша шёл в госте к своей любимой девушке Кате. Они встречались уже больше года, и не раз занимались сексом. Вот и сегодня намечалась их ещё одна романтическая встреча. Утром, Катя позвонила Паше, и легко намекнула, что родители уехали на все выходные на дачу. Как раз были продолжительные праздники, первое, второе, и третье мая. Уик Энд предвещался быть великолепным. Целых три дня в их полном, любовном распоряжении. Правда дома на Катино попечение были оставлены её младший брат Саша, и младшая сестра Юля, но это была не проблема в трёх комнатной квартире. Тем более Саше уже было 12 лет, а Юле 11. Они уже были довольно взрослые, и поесть могли сами. Так что отвлекаться даже не приходилось. Паша быстренько принял душ, гладко выбрился, погладил свой самый лучший костюм, вылил на себя половину бутылька одеколона, и направился в гости, предвкушая безумных три дня в её обществе. По дороге он купил вина, коробку конфет, орбит для белоснежной улыбки, и три алые розы. Стоя перед дверью подруги, его пробила мелкая дрожь, и он нажал на звонок. Дверь открыла Катя. Она была в коротком вечернем облегающем платье, на шее висело мамино дорогое бриллиантовое ожерелье, а свежезавитые белокурые кудряши свисали до плеч.

 — Это тебе.

Паша протянул букетик роз Кате и широко улыбнулся. Катя, осторожно взяла цветы из рук Паши, и пододвинула свои губки поближе для поцелуя. Паша поставил пакет в угол, нежно обнял за плечи свою любимую, и поцеловал долгим страстным поцелуем.

Прошёл час, присутствия Паши в гостях. Он знал, торопиться некуда, впереди ещё целых три дня. Дети играли в детской тихо, и не беспокоили по пустякам, как это было в прошлый раз. Катя и Паша допивали первую бутылку вина, болтали обо всем на свете, слушали медленную романтическую музыку. Они выпили третий раз на брудершафт, и Паша решил приступить к действиям. Во время долгого поцелуя Паша одной рукой прижимал к себе Катю за плечи, а другой нежно гладил её спинку, постепенно опускаясь к попке. Он слегка наклонился в перёд, и они оба упали на мягкий деван. Катя не сопротивлялась, она раздвинула ножки пошире, чтоб Паше было удобно на ней лежать. Вдруг неожиданно послышался шум открывающейся двери в комнату, и жалобный Юлин голос простонал: « — Катя, мне больно».

Катя легонько похлопала по плечу Паши, чтобы тот остановился. Надо было разобраться, в чём дело.

 — Чего тебе — Катя строго спросила сестру, которая помешала им в самый не подходящий момент.

 — Мне больно.

 — Где тебе больно?

 — Вот здесь. — Юля погладила себя рукой по животику.

Катя жестом попросила Пашу встать с неё. Она подошла к сестре и начала легонько надавливать на животик, и спрашивать:

 — Где больно, здесь, или здесь?

 — Мне внутри больно. — Простонала Юля.

 — Так, а что вы ели?

 — Мы в Кафе играем.

 — В кафе???!!! — не поняла Катя, — а ну-ка пошли посмотрим!!!

Они вошли в детскую, на полу сидел Саша, перед которым были разложены тарелки, стаканы, и другая посуда с непонятными блюдами. Юля взяла один из стаканов.

 — Я только вот этот коктейль пила, и всё.

 — Откуда этот коктейль? Из чего он сделан?!!! — Катя резко расспрашивала брата.

Саша молчал.

 — Я спрашиваю, откуда взялся этот коктейль?!!!

 — Я его сам сделал! — заявил гордо Саша.

 — Из чего ты его сделал? — Строгий Катин взгляд испытующе смотрел на брата.

Саша сдержанно молчал, но он знал, что рано или поздно придётся все равно рассказать.

 — Я тебя спрашиваю, из чего сделан этот коктейль???

 — Ничего плохого. Вода, и шампунь. И всё. Я его сам пробовал, и у меня не болит живот, это она притворяется. — попытался оправдаться Саша.

 — Что???!!! — Катя влепила брату звонкий подзатыльник. — А ну немедленно пошли на кухню.

Катя схватила брата и сестру за руки потащила их на кухню. Там она навела литровую кружку воды с марганцовкой, и заставила их всё выпить до дна. Дети почему то не сопротивлялись, но пили нехотя. На кухню зашел Паша, и спросил:

 — Катёнок, в чём дело?

 — Представляешь, эти идиоты напились шампуня, и ещё неизвестно чего. Теперь они отравятся, а мне потом отвечать за них перед родителями. Вас рыгать не тянет? — спросила она брата с сестрой. Те только помотали головой из стороны в сторону.

 — Тогда вот вам ещё. — Катя протянула им ещё одну кружку с тёплой кипячёной водой.

Через пятнадцать минут дети снова стояли на кухне перед сестрой.

 — Ну как, полегчало?

Дети снова помотали головой из стороны в сторону, тем самым дав отрицательный ответ.

 — Ну что теперь с вами делать, придётся ставить клизму. Паша, поможешь мне с ними справиться?

 — Без проблем, а чем могу я помочь? — переспросил Паша.

Саша мигом умчался в детскую, и заперся там. Юля по прежнему стояла по среди кухни, и начала тихонько всхлипывать, готовая вот вот разрыдаться.

 — Ладно, с братом мы потом разберёмся. А пока отнеси её в нашу комнату, мы её там клизмовать будем.

Паша осторожно взял Юлю на руки и понёс в комнату, как просила любимая. Положив девочку на диван он сел рядом. Юля уткнулась лицом в подушку. Через минуту появилась Катя, в руках у неё была наполовину наполненная водой грелка, несколько наконечников и баночка с подсолнечным маслом. Со стены она сняла маленькую картину, и повесила на освободившийся гвоздик грелку. Потом она выбрала самый маленький наконечник, смазала его основательно маслом, и вставила его в шланг.

 — Подними её — казала она Паше,, — мне надо клеенку подстелить.

Паша поднял девочку над диваном, пока Катя стелила клеенку. Потом он также осторожно положил её обратно.

 — Юля, снимай трусики, и ложись на бок, как учила тебя мама в прошлый раз.

Юля лежала не шелохнувшись.

 — Ты слышала что я тебе сказала?

Юля по прежнему игнорировала сестру. Тогда Катя обратилась к Паше.

 — Поверни её на бок, и держи её, чтобы она не сопротивлялась.

Паша сделал, как его просили. Катя задрала коротенькое платьице, и стянула трусики с сестры. Та даже не сопротивлялась. Потом она попросила, чтобы Паша подогнул Юле ноги поближе к животу. Катя опустила палец в банку с маслом, свободной рукой раздвинула щёчки попки сестры, и смазала ей анус. Потом она осторожно ввела наконечник в попку и открыла зажим. Юля начала немного ерзать. Ощущения повидимумо были не из приятных.

 — Держи её крепче, — попросила Катя.

Паша легонечко прижал девочку к дивану. Когда все сопротивления прекратились, Паша положил руку ей на животик и начал поглаживать по часовой стрелке.

 — Мне мама так в детстве делала. — пояснил он.

Катя улыбнулась в ответ:

 — Мне тоже мама так всегда делала. А ты дыши ещё глубоко, тогда вообще больно не будет. — обратилась Катя к сестре.

Катя держала рукой наконечник, что бы тот не выпал, и вдруг заметила, как у сестрёнки начали появляться маленькие капельки в области половых губок.

 — ОГО — воскликнула Катя — да она возбуждается!

Паша перестал гладить животик и посмотрел на красные ушки и щёки девочки, которые говорили о её явном возбуждении, либо стыда. Потом перевёл взгляд на Катю.

 — Продолжай продолжай. — Сказала она ему. — Ей нравиться, а в грелке ещё немного осталось. Паша продолжил гладить животик. Капелек на половых губках стало больше, а попка ещё больше насела на наконечник, чуть ли не полностью захватив его. Катя и Паша улыбнулись друг дружке и продолжали наблюдать что произойдёт дальше.... Вскоре вода в грелке закончилась, и Катя освободила сестру от наконечника.

 — Сама до туалета дойдешь?

Юля кивнула.

 — Тогда вставай и иди. Прокакайся хорошенько.

Юля пулей вылетела из комнаты.

 — Теперь осталось самой сложное, надо промыть желудок Сашке. — обратилась Катя к Паше.

 — А что тут сложного? По такому же плану, я держу, ты ставишь.

 — Ха, его сначала из комнаты чем-то выманить надо... — сказала Катя.

 — А зачем его выманивать. Скажи ему, что его клизмовать не будут, а тебе надо убрать всё, что они там наготовили, чтоб родители не узнали. а когда он откроет, я зайду туда, и схвачу его, вот и всё.

Катя хитро посмотрела на Пашку, поцеловала его в щёчку, и пошла по направлению к детской. Вскоре был схвачен и Санька. В отличие от сестры он брыкался, кусался и сопротивлялся, но Паша справился с ним без особых усилий. Уложив его на деван, Паша крепко прижал его, пока Катя вставляла ему наконечник. Когда Санька был насажен, он начал плакать, и говорить что ему больно, надеясь надавить на жалость сестры. Но Катя не поддавалась его уловкам. Она попросила Пашу, чтоб тот подержал наконечник, а сама начала поглаживать животик, в надежде успокоить брата. Но Санька ни как не утихомиривался, и продолжал плакать. Оставалась меньше половины, когда Катя прошептала наухо Павлу. « — А его ты возбудить можешь?».

 — Могу, — спокойно ответил Паша. Катя перехватила наконечник, и сказала « — Ну.»

Паша осторожно, двумя пальчиками взялся за пипку, и начал осторожно водить ими вверх, вниз, массируя головку. Не прошло и трёх секунд, как Сашин член возбудился полностью, и встал в длину примерно сантиметров тринадцать. Катя неожиданно прошептала: «Ого какой!».

Паша не растерявшись шепнул ей на ухо. « — У меня-то все равно больше», и улыбнулся. Катя тоже ответила тихо:

 — «я знаю, и тоже улыбнулась». Когда вода кончилась, и не успели вытащит наконечник, Саша пулей выбежал из комнаты без всякого предупреждения и всхлипов.

 — Ну что? Второй раз им промывание делать будем? — Спросила Катя?

 — Это ты не меня спрашивай. — ответил Паша. — Но похоже им понравилось.

Катя улыбнулась.

 — Ну хорошо. Повторим.

Через пять минут Катя вернулась с новой порцией воды для Маши.

Сестрёнка уже стояла на пороге комнаты, и ждала новой экзекуции.

 — Ты уже здесь — улыбнулась ей Катя. — Ну тогда проходи, ложись.

Юля легла на диван, подогнув ноги.

 — Умница. — Обрадовалась за неё сестра. — скажи, тебе понравилось?

Юля легонька кивнула.

 — Если хочешь, мы можем сделать тебе ещё приятней, если ты родителям не расскажешь. Хочешь?

Юля опять кивнула в ответ.

 — Хорошо, тогда лежи смирно, и не брыкайся.

Паша стоял по середине комнаты, и смотрел на подругу, не понимая что она затеяла. Катя повесила грелку на гвоздик, и ввела наконечник сестре в попку. Кивком головы она указала Паше, что бы тот начал поглаживать ей животик, как в прошлый раз. Паша неуверенно подошел, сел рядом и выполнил о чём его просили. Катя в это время свободной рукой начала поглаживать маленькую попку сестры. На этот раз Юля возбудилась намного быстрее, капелек было больше чем в прошлый раз. Когда это началось, Катя нагнулась к уху Паши, и прошептала:

 — Погладь её «там», как это ты мне делаешь?

Паша посмотрел на неё, но выполнил о чём его просили. Он переложил руку на половые губки девочки и начал оторожно поглаживать. Юля лежала не шелохнувшись. Левой рукой раздвинул губки в сторону, внутри было ещё мокрее чем с наружи. Он посмотрел на Катю, та в ответ лишь улыбнулась. Паша положил два пальчика между губок, и начал массировать круговыми движениями. Почувствовав под пальцами какой-то маленький бугорок, по идее напоминавший клитор Паша сосредоточил внимание на нём, и во время «массажа» начал осторожно на него подавливать. Через минуту щёки и ушки девочки были пунцово красные, а сама она дышала ртом, крепко прижав, и скрестив руки у груди. Слышались слабые хлюпающие звуки.

 — Не торопись, — шепнула Катя, — я в этот раз воды побольше налила.

Тогда Паша замедлил движения, и свободной рукой начал гладить внутреннюю сторону бёдер девочки, тем самым увеличивая ей удовольствие. А катя начала делать круговые движения наконечником в попке. Через три минуты попка девочки непроизвольно сжалась, сильно зажав наконечник. Юля также резко и непроизвольно сдвинула и выпрямила ноги, тем самым зажав и Пашины пальцы. Но Паша понял в чём дело, и начал массировать быстрее, увеличивая темп и нажим. Спустя несколько секунд тело девочки расслабилось, и вернулось в исходное положение. Вода в грелке уже кончилась, и Катя вытащила наконечник из сестрёнки. Юля продолжала лежать неподвижно, а глаза смотрели на спинку дивана.

 — Можешь идти, — сказала Катя.

Юля встала с дивана, поправила платьице, и в второпях вышла из комнаты.

 — Сашку тоже второй раз промывать будем? — хитро спросила Катя.

 — Не знаю, решай сама.

 — Хорошо, я пойду наполню кружку.

Когда Катя вернулась с новой порцией, она спросила:

 — А где Сашка?

 — Я здесь.

Катя повернулась. За её спиной стоял её братик, без штанов в одной рубашке. Не говоря больше ни слова, он лёг на бок, лицом к стенке, и подогнул ноги к животу. Катя только удивлённо улыбнулась. Когда начался процесс клизмования, Сашка лежал спокойно, и не брыкался как в прошлый раз. Паша в это время сидел в кресле и наблюдал за процессом. Как только наконечник был вставлен, Катя посмотрела в сторону Паши, и их взгляды встретились. Паша встал со своего кресла и прошептал на ухо.

 — Нет уж, теперь ты сама. Я мальчиками не интересуюсь.

 — Я не умею. — ответила Катя шёпотом.

 — Я знаю как ты «не умеешь». Это ты маме своей расскажешь. — Паша широко улыбнулся.

 — Хорошо. Только ты мне поможешь. Ты будешь держать наконечник, а то мне будет так неудобно.

 — Ладно.

Паша перехватил наконечник. Катя освободившейся рукой взяла за пипку брата. Член среагировал моментально. Она обхватила его ладошкой, и начала медленно водить ей вверх вниз, слегка учащая темп. Саша заёрзал, тем самым насадившись ещё больше на наконечник клизмы.

Катя слегка ускорила движение. Вдруг неожиданно член Саши напрягся, и из него выстрелила небольшая тоненькая струйка прямо на спинку дивана.

 — Ну блин... — проговорила Катя.

 — Ладно, хватит с него. — Паша закрыл краник и вытащил наконечник.

Сашка встал со своего места по деловому, и хотел выйти. Катя его тут же остановила.

 — Стой. Ты ничего родителям не расскажешь?

 — Нет. — Как бы понял её слава ответил братишка.

 — ну смотри, если расскажешь, я тоже всё про тебя родакам скажу, как ты сестрёнку шампунем напоил. Понял?

 — Понял. — Ответил Сашка и вышел из комнаты.


P. S. А с Катькой мне пришлось растаться через пол года. Видно кто-то из детей проговорился родителям, и поднялся большой скандал. Больше всего досталось конечно же Катьке, ведь она была в ответе за своих брата и сестру. Конечно же досталось немного и мне, слышать по телефону вопли её матери, и угрозы отца, тоже в общем-то не из приятных. С одной стороны их понять можно, но с другой, мы ведь ничего плохого не сделали, просто научили детей одной интересной штучке, под названием онанизм. Ведь всё что естественно, то не безобразно. Ведь правда?

Так же хочу заметить, я не педофил, не маньяк, и не извращенец. Я просто люблю секс, и всё что с ним связанно. Все кто хотят пообщаться со мной на эту тему могут написать мне на ящик [email protected] Жду писем, дорогие читатели.