Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Первые шаги. Часть 1

 — Не надо так делать, — прошептала Настя, вытащив мои пальцы из ее трусиков.

Сердце мое готово было выскочить из груди, еще бы, ведь я так мечтал в свои неполные тринадцать лет залезть под юбку этой девочке.

Еще год назад, в прошлые летние каникулы, я начал замечать, что фигура моей двоюродной сестры Насти начала приобретать черты взрослой женщины. Только начавшиеся развиваться груди уже остро выделялись сквозь облегающий ее тело топик, попка так, и манила себя пощупать. Ее чуть полноватые, но стройные ножки очень красиво смотрелись, когда она надевала короткую юбочку. Она была на год меня младше, и когда я приезжал на лето к ним в деревню, то лучше друга, чем Настя у меня не было. Мы ходили вместе купаться на речку, в лес по ягоду, ловили рыбу на пруду и спали на чердаке курятника на одной кровати. После весело проведенного дня мы обычно забирались к себе на чердак и играли в карты, иногда к нам присоединялась тетя Вера, Настина мама. Мужа у нее не было, и немного поиграв с нами, она уходила в клуб на танцы в сопровождении своего кавалера — Юрки. Кровать была у нас неширокая, и мы всегда засыпали, крепко прижавшись, друг к другу.

Однажды ночью я проснулся, так как на мочевой пузырь «давил» арбуз, которого я съел очень много за ужином. Включив светильник, я посмотрел на Настю, не проснулась ли она. Майку она сняла еще перед сном, сказав, что очень жарко. Ее грудь то плавно поднималась, то опускалась, и мои руки сами потянулись к ее телу. Я аккуратно провел ладошкой по ее грудям, они были мягкими как полунадутые воздушные шарики и, видимо от моего прикосновения, ее соски стали жесткими и немного сморщились. От этого вида член мой стал вставать, в голове затуманилось, и я решил поцеловать Настины груди. Стараясь не скрипеть кроватью и не дышать, я поднес свои губы к ее телу и начал целовать. Отчего Настя начала постанывать во сне, я возбуждался все больше и больше, теряя контроль над своими действиями. Ее ноги были раскинуты в разные стороны и белые трусики были единственным препятствием для моего вторжения. Я попытался их аккуратно снять одной рукой, но резинка у них была тугая, и у меня ничего не получилось. Настя начала шевелиться, и подумав, что она просыпается, я быстро встал и слез с чердака. Член у меня стоял, и я обмочил забор на отметке выше моего роста.

Когда вернулся обратно, то увидел, что сестренка спит в том же положении, я лег рядом с ней, повернулся к ней лицом и запустил свою правую руку к ней в штанишки. Между ног у нее было немного влажно, и я начал водить пальцем по ее половым губам. Зимой я прочитал кое-какую информацию про строение женских половых органов и сейчас пытался проникнуть в Настину дырочку. Как только мой указательный палец начал продвигаться к входу влагалища, Настя начала шевелиться и я в испуге выдернул руку из ее трусиков и притворился, будто сплю. Но когда дыхание у нее стало ровным, я смочил свой мизинец слюной и опять полез к ее тайному месту. Пока я лез, слюна вся вытерлась об ее трусы, и тогда я решил смазать ее половые губы кремом, который лежал рядом на тумбочке, Настя мазала им иногда себе лицо, наверное, от прыщиков. Я выдавил немного крема на палец и смазал им у нее между ног. Мизинцем сразу же нащупал дырочку и медленно начал вводить его. Вход был узким, и Настина плоть плотно облегала его. Я начал им потихоньку водить то вперед то назад. Настя на эти движения не реагировала, видимо сон у нее был крепкий. Я уснул под самое утро, и приснилось мне, как целовал Настю, а она мне отвечала тем же самым.

В то лето было много таких ночей, и целка у нее растянулась так, что мой указательный палец входил уже свободно. Я часто хотел разбудить сестренку среди ночи и предложить ей заняться сексом, но мне не хватило смелости, вдруг она не поймет меня, или что хуже расскажет тете Вере про мои приставания. Да и отношения с Настей не хотелось портить, в то лето мы сблизились еще больше, она начала относиться ко мне как-то по особенному, видимо из-за того, что я ей стал делать комплименты, да и помогал во всем. В ночь перед моим отъездом она легла ко мне на плечо, и я почувствовал, как слезы потекли из ее глаз. На все мои вопросы «кто ее обидел», она отвечала, что не хочет расставаться со мной, что ей будет скучно и т. п.

Но вот пролетел еще один учебный год и я опять в деревне рядом со своей любимой сестренкой. Мы стоим, крепко прижавшись, друг к другу в углу кладовки и стараемся не шуметь, так как играем в прятки со своими друзьями. Как только Настя вытащила мою руку из ее трусиков, я другой рукой крепко обхватил ее за талию и поцеловал ее в губы.

И тут произошло чудо, — она обвила мою шею руками и начала страстно целовать меня.

Мои руки бесстыдно щупали ее тело, и она даже не возражала, лишь крепче прижимаясь ко мне. В этом мире для меня больше нечего не существовало, кроме ее страстных губ, горячего девичьего тела и какого-то странного зуда, который шел от яичек по моему члену все с нарастающей силой. Я крепко прижался своим инструментом к Насте и почувствовал, как из него брызнула струя спермы, испачкав мои штаны. Это был кайф! Я впервые кончил не во сне, как бывало часто при рассматривании фоток с голыми женщинами перед ночным отдыхом. Онанизмом я тогда не занимался, и ночные поллюции были обычным делом.

 — Что у тебя там такое, — не успел я опомниться, как Настя засунула руку ко мне в штаны. Нащупав мой член, она так же быстро вынула ее обратно, ее рука была испачкана в сперме. — Ты что, Вовка, кончил? — вытирая пальцы об сарафан, спросила она шепотом.

 — Ага! — чувство полного удовлетворения распирало меня, и я засмеялся от счастья.

Мой смех нас и выдал.

 — Вовка, я тебя вижу! — в открытую дверь просовывалось лицо Сереги соседа.

Вот так взять и бросить бы один из сапог, которые валялись у нас под ногами, в эту наглую физиономию. Он как будто почуял мои намерения, быстро хлопнув дверью, побежал на крыльцо меня застукивать.

В этот раз пришлось «голить» мне. После всего происшедшего играть не хотелось, я кое-как нашел свою первую жертву, застучал ее и, сказав, что играть дальше не буду, пошел на речку купаться. Вода в начале лета была еще холодная и я, нырнув пару раз, развалился на песочке под ярким июньским солнцем. В моей голове проносились те сладкие минуты, которые я провел с Настей в этом темном чулане. Я думал, что она тоже побежит со мной на речку, но она осталась играть дальше с ребятами, и лишь иногда было слышно ее звонкий голос:

 — Я тебя вижу! Туки та!

Закрыв глаза, я мечтал, как буду теперь каждую ночь целовать и щупать свою сестренку, а потом может чего и больше получится. От этих мечтаний у меня опять зашевелилось в трусах, эротические фантазии уже начали насаживать Настю на мой член, как я услышал вдали, чьи то шаги, точнее кто-то бежал в моем направлении. Я зажмурил крепко глаза и притворился, как будто сплю. Я надеялся, что это бежит моя маленькая богиня, и, почуяв рядом чье-то дыхание, замер в ожидании поцелуйчика. Шершавый язык прошелся по моей щеке, как ведро воды неожиданно вылитое на тебя в жаркую погоду, я открыл глаза и увидал лохматую морду нашего пса Полкана. Он смотрел на меня с широко распахнутой пастью, приготовившись видимо для следующего «поцелуя». Я быстро схватил его одной рукой за ошейник, а другой под пузо, поднял его на руки и понес охладить его игривое настроение в холодную воду нашей небольшой речушки. А ему видимо только этого и надо было, сделав круг на глубине возле меня, он вылез на мелкое место, и что было сил, затряс свой шкурой, куча мелких брызг полетела в мою сторону. Я попытался его догнать, но он ловко лавируя между кочками, рванул по направлению к нашему дому. За всем происходящем на берегу наблюдала Настя, заливаясь звонким смехом. Она была одета в купальник розового цвета, который подчеркивал все женственные черты ее еще детского тела.

 — Давай. .. искупаемся на нашем любимом месте, — сказала она и, взяв меня за руку, повела туда, где речка делает поворот и протекает между кустарника.

В кустах мы каждое лето делали с ней шалашик и проводили много времени, играя в различные игры в нашем, как казалось «тайном», месте. Кусты росли далеко от домов, и нас никто никогда там не беспокоил. Настя первая вошла в воду и резко дернула меня за руку, отчего я потерял равновесие и упал на колени перед своей сестренкой. Она быстро побежала и, достигнув глубокого места, поплыла на противоположный берег по направлению к нашему шалашу.

Я догнал ее лишь тогда, когда она вышла на берег и опустилась, тяжело дышав, на траву, которая в этом году была очень густая и высокая.

 — Ага, попалась, — крикнул я и, схватив ее за руки, потащил обратно в речку.

Сил сопротивляться, после двадцатиметрового заплыва, у нее не осталось, и она молча дала скинуть себя в воду. И видимо от трения с травой на ее трусиках лопнула резинка, и пока я тянул Настю по направлению к речке, они сползли с попки, оголив два прекрасных полушария. Я воспользовался случаем и похлопал ее по мягкому месту, и как мне показалось, она была не против этих прикосновений.

 — Вова, отвернись, пожалуйста, — сказала она тихим голосом, и как только я отвернул голову в другую сторону, она выскочила из воды и побежала в шалаш, который находился рядом с речкой в густых зарослях кустарника.

Минуты через три она крикнула, что я могу зайти к ней, и я пошел, собирая цветы которые росли на берегу. Вход в шалаш был низкий, и, чтобы в него попасть, надо было вставать на четвереньки и вползать вовнутрь. Первым делом я просунул туда букет, и кинул так, чтобы цветы разлетелись по всему внутреннему пространству, а потом уже полез и сам. Внутри было темно и тихо, и только когда глаза привыкли к темноте, я увидел что Настя лежит в самом центре помещения вся усыпанная цветами и тихонечко смеется.

 — Иди ко мне, — сказала она и протянула руки ко мне навстречу, сердце у меня учащенно забилось.

Я лег рядом с ней на спину и она, повернувшись на бок, закинула одну ногу на меня, вплотную прижавшись к моему мокрому телу. Трусиков на ней не оказалось, и пушок на ее лобке приятно щекотал мою кожу.

 — Сейчас помолчи и я тебе открою одну тайну. — Она провела ладошкой по моей щеке, и ее пальцы начали теребить волосы на моей голове. — Прошлым летом, в одну из жарких ночей, мне приснился сон, что меня раздели до гола какие-то незнакомые пацаны и один самый здоровый из них начал целовать меня в самые запретные места. Я сначала пыталась сопротивляться, хотела вырваться и убежать, но чем наглее он целовал меня, тем приятнее мне становилось, по моему телу начали бегать «мурашки» и волны незнакомого мне наслаждения начали захлестывать меня. Откуда-то изнутри сами по себе начали вырываться стоны, я не могла себя сдерживать стонала все сильнее и сильнее, тело само начало тянуться к губам незнакомца. Я хотела, чтобы он меня целовал во всех местах, которые мы, девочки, так скрываем от вас, мальчишек. Глаза от стыда и наслаждения у меня были крепко зажмурены, и я решила их чуть приоткрыть, чтобы разглядеть этого парня. Как сквозь туман начал постепенно прорисоваться сначала силуэт, а потом и черты лица незнакомца, и чем я дольше вглядывалась, тем больше я понимала, что этот человек мне очень даже знаком.

Она сделала паузу, от которой по моей коже пробежал мороз, ее правая рука медленно поползла по моей груди к низу живота. Я лежал как нашкодивший котенок, боясь пошевелиться и разозлить свою хозяйку. Она медленно стянула с меня плавки и взобралась на меня сверху, отчего мой член уперся в ее маленькую упругую попку.

 — На кого он был похож, я вижу, ты уже догадался, — Настя наклонилась к самому моему уху и зашептала, — я поняла, что не сплю, и что меня целует мой двоюродный братишка. Я сначала хотела возмутиться, но меня что-то остановило, и решила притвориться, что сплю. А когда ты полез ко мне между ног, меня сковало от страха, я думала что ты мене порвешь целку, и я закричу на всю деревню от боли. Но ты правильно сделал, что смазал палец кремом, и мне было не больно. Скажу тебе по секрету, я сама себе иногда так делала, когда уснуть долго не могла, поэтому и крем всегда был рядом. И на протяжении всего лета я засыпала под утро вместе с тобой. Твои прикосновения мене доставляли море удовольствия, я возбуждалась от твоих осторожных ласк, и кое-как сдерживала свои стоны, хотя они иногда и слетали с моих губ, что очень пугало тебя. И когда пришла пора уезжать тебе в город, я хотела вцепиться в тебя и не отпускать от себя ни на шаг, поэтому и плакала в ту последнюю ночь перед твоим отъездом. Во время нашей разлуки я поняла, что ближе человека на этом свете, чем ты у меня нет, не было и не будет. Это все, что я хотела тебе сказать, а сейчас лежи и не сопротивляйся. И я буду делать то, что не делала никогда, а ты, если что — подсказывай.

Она взяла мой член одной рукой и преподнесла к нему свои губы и начала неуверенно язычком облизывать головку, одновременно погружая ее к себе в рот. Мой член встал во весь рост и начал управлять моим мозгом. Я попросил Настю, чтобы она пососала немного член, она плотнее сжала губы и начала заглатывать его полностью, причмокивая. Он стал мокрым от ее слюны, тогда она обхватила мой ствол своими ладошками и стала тереть вверх-вниз. Я положил свои ладони на ее голову, стараясь плотнее прижать ее к моему члену и начал двигаться навстречу ее губам. Брызги спермы залетели сестренке в рот, от неожиданности она выпустила член из-за рта, но рукой продолжала двигать его взад-вперед, как бы выжимая сперму до последней капли. Мне хотелось, чтобы оргазм не прекращался, но как говорится «хорошего — помаленьку». Дружок мой начал падать, и Настя, прекратив свои движения, которые доставили мне незабываемое наслаждение, легла рядом со мной, положив голову мне на плечо.

 — Вова, я надеюсь, что все, что происходит между нами сохранится в тайне, и ты не будешь хвалиться этим перед своими друзьями. Ведь мы с тобой брат и сестра, и я не хочу, чтобы надо мной смеялись в деревне. Защиту от беременности ты естественно тоже берешь на себя, съезди в город и купи как-нибудь презервативов.

Продолжение следует, отзывы пишите на [email protected]