Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

О везении и невезении

Зачем я так вчера нажрался? С этой мыслью я открыл глаза. Голова раскалывалась, такое впечатление, что размер черепной коробки не совпадал с размером мозгов. Мучительно хотелось пить.

 — Ну что, опять? А сколько раз себе слово давал? — затянула любимую песню совесть.

 — Отстань! И без тебя тошно! — огрызнулся рассудок.

Я сел, вернее принял сидячее положение. От этого действия мир вокруг меня покачнулся и к головной боли добавилась ещё и тошнота.

 — Что же вчера была за пьянка, или банкет? — пытаюсь вспомнить.

Несмотря на то, что мозги распирали голову, память была чиста как отформатированный диск. Ну ладно, это в принципе поправимо, достаточно только «перезагрузится» стаканом водки. А пока воспользуемся «косвенными уликами». То, что я проснулся один, свидетельствовало о том, что вечеринка была холостяцкой. А значит, как модно сейчас называть корпоративной. И как всегда в моей холостяцкой квартире. Держу пари, что на кухне гора грязной посуды, не первый раз. Тут моё и так не слишком радужное настроение упало окончательно. Я вспомнил что отмечали. А отмечали как раз повышение одного из моих коллег. Теперь понятно, почему меня так вчера понесло, на это место не без оснований претендовал я. И надо же, опять меня обошли, в который

раз... Что за невезуха? Ход моих мрачных мыслей внезапно был прерван резкой головной болью. Нет, работа-работой, а с нынешним состоянием надо что-то делать, срочно принимать меры. Я вздохнул, осторожно, избегая резких движений, поднялся и поплёлся на кухню. Вот это бардак! Стол ломился от грязной посуды, консервных банок, окурков (опять курили гады, знают же что я не курю!). И в центре всего этого безобразия горделиво возвышалась едва начатая бутылка довольно неплохой водки. Опохмелка... Интересно, сколько вчера было водки, если мы не смогли выпить всю? Впрочем, о водке без содрогания, я сейчас думать не мог. Сейчас необходимо принимать срочные меры по тушению пожара в трубах. В робкой надежде найти минералку я открыл холодильник. Облом, минералки не оказалось, зато была ещё одна бутылка водки и в принципе, чем закусить. Жажда продолжала терзать меня. Я набрал стакан воды из-под крана. Я одним глотком осушил пол стакана. Тёплая, противная... Кажется, со стороны желудка послышалось шипение... Кое-как утолил жажду. Ну что надо принимать решение. Оцениваем ситуацию, сегодня суббота, выходной, значит, остановимся на варианте опохмелки, тем более есть чем.

 — Это же новая пьянка! — робко пыталась, было запротестовать совесть.

 — Заткнись! — оборвал её рассудок.

Итак, быстренько готовлю нехитрую закуску, беру из холодильника бутылку водки (при этом на её место заботливо помещаю бутылку со стола) и следую в зал. Постольку состояние кухни явно не располагало к процессу опохмелки. Накрываю журнальный столик и незамедлительно приступаю к процедуре.

 — Может всё же не надо... — робко предложила совесть.

Но рассудок даже не удостоил её ответом. И я наполнил рюмку.

 — Какая гадость! — меня даже передёрнуло и чтобы окончательно убедится в этом, наполняю вторую.

 — Гм. А пить вроде можно, — закусываю и наливаю третью.

 — Да что же это я на неё родимую наговариваю, отличная водка!

После четвёртой рюмки, вместе со значительным улучшением самочувствия проснулся трудовой энтузиазм. Совесть потребовала незамедлительно этим воспользоваться, рассудок в принципе не возражал. Пусть лучше эта правильная уборкой занимается, а то сейчас начнёт копаться во вчерашних событиях. И я решительно приступил к уборке. Начал с кухни, а затем совесть, подло воспользовавшись благодушным настроением рассудка, заставила меня убрать всю квартиру. Спустя некоторое время, я удовлетворённо рассматривал результаты своего труда. Чистота! Квартира сияет. А вот я нет, потом от меня, наверное, за версту разит.

 — И перегаром! — вякнула совесть.

 — Значит, переходим к водным процедурам, — сказал рассудок.

Беру со шкафа чистое бельё и следую в ванну. Что ни говори, а душ это здорово! Вместе с потом смылись и остатки похмелья. После душа взглянул в зеркало, гм, надо бы его побрить. Не зеркало конечно, а того отдалённо похожего на меня типа, что в нём отражается. Ну вот, теперь полный порядок, последний штрих, пару «пшиков» одеколона и прям красавец мужчина. Я удовлетворённо посмотрел на теперь уже себя в зеркале. Теперь можно подумать, чем занять выходные. Начал было составлять план возможных мероприятий, но мысли, почему вновь вернулись к вчерашним событиям. Ну почему мне так не везёт? И нельзя сказать, что не везёт фатально, просто всё у меня в жизни ненастоящее что ли. Чёрт с ней с работой, взять хотя бы мою личную жизнь. Мне уже 32, а я всё холостяк, меня уже самого тошнит от напускной бравады своим положением. И ведь нельзя сказать, что я обижен женским вниманием, скорей наоборот. Просто никак не получается найти вторую половину.

 — Хватит плакаться, где ты её ищешь? — то ли спросила, то ли укорила совесть.

 — В смысле? — не спросил, не учуяв подвоха рассудок.

 — А в том в том смысле, что хватит шляться по замужним бабам! — напомнила недавний случай совесть.

 — Так мы и не шлялись, она сама... — попытался оправдаться рассудок.

Как-то, после очередного «мальчишника» ко мне заявилась на разборки жена одного сослуживца. Разборки закончились...

 — Сама, сама. А ты то тоже был не прочь! — продолжила наседать совесть.

 — А почему...

Но тут ход моих мыслей был повторно прерван болью, выходя из ванны, я со всего маху задел мизинцем об косяк двери... Так, наверное, шипит анаконда... И прыгая на одной ноге, при этом, вовсю чертыхаясь, следую в зал. Едва переступив порог, я остолбенел, даже боль в мизинце куда-то мгновенно улетучилась.

Вот те раз...

Господа и дамы, жду ваших поздравлений, у меня белая горячка. А как иначе назвать то, что я увидел. Прямо передо мной, в моём любимом кресле сидел чёрт. Вернее чертовка. Я сморгнул, видение не исчезло. Напротив, усевшись поудобней, принялось с иронической улыбкой рассматривать меня.

 — Допился! Уже черти мерещатся, а я говорила, не похмеляйся! — запаниковала совесть.

 — Наверное, водка оказалась палёной... — попытался найти логическое обоснование рассудок.

 — Ну что, так и будем молчать! — первой нарушила тишину моя гостья.

Как ни странно, после этих слов самообладание вернулось ко мне.

 — Отчего же, я всегда рад поговорить с интересным че..., — начал, было, я и прикусил язык, каким к чёрту человеком.

 — Девушкой, — предложила компромисс гостья.

А что, в принципе правильно, хоть чертовка, но девушка.

 — Да что мы, чертей никогда не видели? Только вчера вечером, на кухне с ними водку пили! — поддержал меня рассудок.

 — И некоторые из них, благодаря тебе даже с рогами, — съязвила совесть.

Я уселся напротив и со всей наглостью, на которую только был способен, принялся рассматривать свою гостью, кажется, она даже немного засмущалась. По крайней мере, ироническая улыбка исчезла. Гм... А она очень даже ничего! Скромное, но со вкусом подобранное платье, выгодно подчёркивало её фигуру. Смотри-ка лак на ногтях и на рожках одного тона, стиль. Темные волосы, заплетены в длинную косу. Лицо... Глаза...

 — Э, да ты поосторожней, не влюбись! — вдруг опомнится рассудок.

Я поспешно отвёл взгляд в сторону.

 — А, между прочим, очень красивая девушка, прямо ангелочек, — сказала своё слово совесть.

 — Да, ангелочек, с рогами и хвостом, — ответил ей рассудок.

 — Ну,... так о чём мы будем говорить? — продолжил я разговор.

 — А это тебе решать, ты же сам меня позвал и кажется, что-то хотел спросить, — ответила гостья.

 — Я тебя звал!? Когда это? — моё изумление не знало границ.

 — Когда выходил с ванной, ты трижды произнёс ключевую фразу, — ответила она.

 — Ну, в таком случае, мадам, вынужден вас разочаровать, это было произнесено совершенно случайно, — ответил я своей гостье.

 — Не мадам, а мадемуазель. И такие слова случайно не произносят!

 — А вы, мадемуазель, собственно кто? — поставил я вопрос ребром.

 — Я? Как тебе объяснить, чтобы не перегрузить твои и без того туго соображающие мозги. В двух словах, я та, кто ведает всеми твоими несчастьями.

Вот это да! Вот эта симпатичная чертовка, первопричина моих неудач? Нет, у меня определённо едет крыша и весь этот разговор бред. Я уже начал представлять себя в сумасшедшем доме. Интересно, будут ли меня навещать.

 — Не волнуйся, ты полностью в здравом рассудке, — первой нарушила паузу гостья.

Да она ещё и мои мысли читает! Хотя, что ей, чертовке...

 — Читаю, — подтвердила она. — Но поверь, это не так легко. Не больно то их у тебя много! Их то и мыслями назвать нельзя.

 — Какие есть! — огрызнулся я.

Вот зараза, мало того, что жизнь мне испортила, так ещё явилась и издевается! Во мне начало закипать возмущение.

 — Так значит я, твой подопечный...

 — Надо же, сообразил, — в том же духе продолжила она.

 — Да уж такой я, сообразительный! — ответил я в тон ей. — Значит все мои неудачи твоих рук дело?

 — В точку! Хочешь, перечислю?

 — Спасибо не надо. Сам помню! — интересный оборот принимал наш разговор, совесть и рассудок почему-то молчали.

 — Слушай, а ты не боишься? — вдруг, неожиданно даже для себя спросил я.

Кажется, в её глазах промелькнул интерес...

 — Чего я должна бояться? — спросила она.

 — Ну, вот так явится ко мне и всё это выкладывать, а вдруг я...

 — Что ты вдруг? — перебила она меня.

Она даже подалась вперёд. То, что произошло дальше, виной скорее поддельная водка. Я даже не думал, что способен на это...

 — Да так вдруг! — ответил я, тоже подавшись вперёд.

Эти глаза, эти губы, этот тонкий аромат духов и этот проклятый алкоголь в моей крови... Во мне проснулся его величество инстинкт! Совесть с рассудком испуганно забились в дальний уголок сознания. Впрочем, совесть пыталась что-то вякнуть, но рассудок быстро зажал её рот. Весь во власти сильнейшего из инстинктов, я резко привлекаю её к себе. В её глазах испуг! И от этого они ещё прекрасней... Я валю её на кровать! Она пытается сопротивляться, но во мне 180 росту, да здоровьем не обижен, а главное, мною руководит инстинкт, в генетической памяти которого, прописано как действовать в таких случаях. Сделав своё дело, инстинкт тут же отвалил в дебри сознания, дальнейшее развитие событий его не интересовало. Моя гостья, не глядя на меня, поднялась, как механически поправила смятое платье, села не край кровати и закрыла лицо руками... Вот это да... Да она же плачет... Чего-чего, а такой реакции от адского создания я не ожидал. Всё что угодно, как минимум испепеления на месте, но это. Ещё минуту назад я был в собственных глазах чуть не героем и вот, девальвировался в последнего подонка. Как же её утешить? Я метнулся на кухню, странно, как это я не заметил в холодильнике бутылку минералки? Совсем плох стал. Впрочем, сегодня мой лимит удивления, пожалуй, исчерпан, подумал я, но как впоследствии оказалось, не совсем. Быстренько наполняю стакан, так же быстренько возвращаюсь. Присаживаюсь рядом.

 — На, выпей, — промямлил я.

Она оторвала руки от заплаканного лица, взяла стакан, сделала несколько глотков и вернула его мне. И затем, совершенно неожиданно для меня, уткнулась мне в плечо. Всхлипывания стали ещё громче. От этого мне стало совсем дерьмово. Не больно приятно ощущать себя полным уродом, даже если это всего лишь бред. Что делать, что делать? Я поднял, было руку, чтобы погладить её по голове, но, подумав, отказался от этой затеи. Как бурёнку меду рогов получится.

 — Ну что, доигрались? — первой опомнилась совесть. — Что делать будем, рассудительный мой? — обратилась с издёвкой она к рассудку.

 — Не знаю! — рявкнул он в ответ.

 — Зато я знаю! — ответила ему совесть.

 — Делай что хочешь! — умыл руки рассудок, он всё ещё чувствовал себя неловко, что спасовал перед инстинктом.

 — Вот и договорились! — подытожила совесть, рассудок промолчал, как оказалось зря.

Я вздохнул и заплетающимся от волнения языком проговорил:

 — Ну, ты это, прости меня, — ещё раз вздохнул и продолжил. — Я согласен на тебе женится!

 — Ты что совсем дура! — заорал на совесть рассудок.

 — А что, вы натворили с инстинктом делов и отвалили, а я расхлёбывай! — огрызнулась совесть.

 — Ну и расхлебала, женится на чертовке! — не унимался рассудок.

 — Ну да, как на кровать завалить, так вам с инстинктом она красивая девушка, а как женится, так чертовка! — в тон ему ответила совесть.

Тем временем, чертовка после моих слов, отстранилась от моего плеча, посмотрела мне в глаза и спросила:

 — Ты, серьёзно?

 — Вполне! — уже чётким голосом ответил я, отступать мне было некуда.

Я из тех идиотов, что не берут слова обратно. Тем более это всё равно бред. И куда только слёзы подевались? Чертовка на мгновенье задумалась, затем улыбнулась и ответила:

 — А я согласна!

 — Ап! — только и смог сказать рассудок.

Совесть деликатно промолчала, зараза.

 — Вот и хорошо! — ответил я, бодрым голосом.

Хотя рассудок совсем в панику ударился.

 — И как ты представишь её своим друзьям? Как по улице с ней пройдешься?

 — Зато мы поступили по мужски! — пыталась утешить его совесть.

Тем не менее, моя, во блин, теперь уже невеста, полностью овладела собой. Достала из сумочки косметичку и быстренько навела порядок на лице.

 — А я тебе нравлюсь? — спросила она кокетничая.

Я уже окончательно закусил удила и решил, будь что будет.

 — Да я без ума от тебя! Такой как ты у меня ещё не было! — ответил я, причём, как заметил рассудок, что я прав в обоих случаях.

 — Правда-правда? — тихонько переспросила она, глядя мне прямо в глаза.

 — Да, да, — прошептал я, потому что уже безнадёжно тонул в её глазах.

И отбросив все сомнения, послов совесть с рассудком к чёртовой матери, на что тот резонно заметил, что с тёщей мы ещё успеем познакомиться, я целую её в губы...

 — Видишь, как здорово всё получается, когда я контролирую инстинкт, — спустя некоторое время довольно заявил рассудок.

 — Он контролировал! Это я вас с обоих сейчас контролировала! — повергла его с облаков совесть.

 — Заткнитесь! — прекращаю их диспут я.

Мне сейчас хорошо и они всё поняв, умолкают. Я ласкаю её спину. Ей это нравится, моя рука привычно скользит ниже. А вот и её отличие от человека, моя рука коснулась хвоста. Меня разбирает любопытство, и я откидываю одеяло в сторону. Хвост как хвост. Я провёл по нему рукой, кожа такая же гладкая...

 — Не надо, я стесняюсь, — она попыталась, было прикрыться вновь одеялом.

 — Зря, мне твой хвостик нравится. Это даже эротично, — ответил я.

 — Дурачок, — промурлыкала она и принялась щекотать меня кисточкой своего хвоста.

От столь необычной ласки я возбудился вновь...

 — Слушай, а ты не прочь перекусить? Я лично да, — спросила она.

 — Собственно, почему бы и нет. Вот только в холодильнике у меня... Ладно, что ни будь, придумаю, — ответил я и начал подниматься с кровати.

 — Лежи дорогой. Теперь это моя забота, — остановила она меня и, набросив мой халат, упорхнула на кухню.

 — Вот тебе первое преимущество семейной жизни, — сказала совесть.

 — Посмотрим, посмотрим, — проворчал рассудок.

Пару минут спустя, моя чертовка появилась с кухни с подносом. Оперативно... Я взглянул на поднос. Вот это да, откуда взялись в моём холодильнике такие деликатесы. Впрочем, у меня и подноса такого не было. Я с тоской посмотрел на бутылку вина, как жаль что я уже пил сегодня водку. Я нисколько не сомневался, что оно подобрано под мой вкус.

 — Не бойся дорогой, всё в порядке, — опять прочла мои мысли она.

И вправду, я ощущал себя трезвее трезвого. Прочь сомнения, я наполняю бокалы.

 — За нас, — предложил тост я.

 — За нас, — согласилась она.

Мы чокнулись и выпили. Вино действительно было превосходным.

 — В принципе, всё не так уж плохо, — заметил рассудок, он всегда становится благодушным после хорошего вина и закуски.

Совесть поддержала его молчанием. Неожиданно мне в голову пришла одна мысль.

 — Слушай, — спросил я, — если есть ты, ответственная за мои неудачи, значит должен быть кто-то, кто отвечает за мои удачи. Ведь так?

 — Да, — ответила она, и как заметил я, эта тема ей не нравится.

Но меня уже понесло, если неудач у меня хватало, то в области удач, увы, список гораздо скромней.

 — А нельзя ли побеседовать с ним, или с ней? Я думаю это ангел, или ангелица? — спросил я.

Она взглянула на меня умоляюще, затем, что-то решив для себя ответила:

 — А почему бы и нет! Только подожди минуту, — и взяв поднос с посудой она отправилась на кухню.

 — Постель убери, — уже в дверях попросила она.

Спустя некоторое время она появилась. На этот раз кроме вина была и дорогая водка. Интересно, для меня или для... Я взглянул ей в лицо, вот это да! Это уже не косметика, это боевой макияж! И явно не для меня... Она быстренько накрыла столик. Придвинула два стула, сама заняла один из них, а мне предложила сидеть на кровати. Я не возражал.

 — Слушай, а как позвать, или вызвать? Я ключевых слов не знаю...

 — А тебе и незачем. Я сама, — ответила она.

 — Скорей всего существо будет женского пола, — авторитетно заявил рассудок.

Он когда хочет, умеет делать правильные мысли.

 — Сиди уж, любитель женского пола, — ответила ему совесть.

 — Закрой глаза, — сказала мне чертовка и я послушно выполнил её указание.

 — Можешь открывать, — это было произнесено явно не голосом моей чертовки.

Хотя голос тоже приятный, очень похожий, я не смог сразу найти аналогию. Ну, как в теле рекламе секса по телефону. Я открыл глаза, а затем и рот. Вот это да... Блондинка и какая! Вьющиеся волосы, ноги, как говорится от зубов. А эти чувственные губы, а эти зовущие глаза... Одежда была не в силах скрыть её сексапильность. В прочем, эти две полоски материи лишь с большой натяжкой можно было назвать материей, особенно ту, что по замыслу должна быть юбкой. Интересно то, что на ней нет бюстгальтера, было понятно, а вот есть ли на ней трусики? По той позе в которой она сидела с моего места было не понять.

 — Может в кресло пересесть? — предложил рассудок.

 — Я тебя пересяду! — оборвала его совесть.

Я незаметно сглотнул слюну. Милая, ты где была раньшё?!

 — По мужикам шлялась! — ответила на мой мысленный вопрос чертовка.

Я с трудом оторвал глаза от новой гостьи и взглянул на свою чертовку. В её глазах мне показалось отчаянье. Теперь понятно, к чему был этот броский макияж. А ведь совершенно зря. Она ни в чём не уступает по красоте. Пожалуй, даже превосходит, причём значительно превосходит. Отчаянье в глазах исчезло, уступив место одобрению и теплоте.

 — Ну и что! Чего отказываться от земных радостей! — ничуть не смутившись, ответила ангелица.

 — Ты бы лучше обязанности свои выполняла! — продолжала чертовка.

 — А зачем? Ты ведь прекрасно справлялась за нас двоих! — парировала ангелица.

Достала из сумочки сигарету и закурила. Я поморщился. Ну не люблю курящих женщин.

 — Это как ещё? — вмешался в разговор я.

 — А ты что не понял? — выпустив струйку дыма в мою сторону ответила новая гостья. — Открою тебе одну тайну, она безнадёжно влюблена в тебя, — продолжала ангелица, — она так старательно выбирала наименьшие из несчастий, что мои услуги оказались попросту тебе не нужны. Тем более ты сам от них отказался. Я даже подскочил.

 — А нельзя ли по подробней?

 — Пожалуйста, — ответила ангелица, — к примеру, помнишь, как сорвалась сделка покупки автомобиля?

Было дело, хорошая машина, недорого, но хозяин передумал продавать.

 — Так вот, — продолжала она, — если бы ты её купил, то спустя некоторое время был бы жив, но жизни не радовался.

 — Ничего себе! — подумал я.

Меня передёрнуло.

 — А когда это я от твоих услуг отказывался? — сменил тему я.

Опять струйка дыма в мою сторону. Я опять поморщился.

 — Вот именно! — сказала ангелица, — помнишь на одной из вечеринок к тебе подошла девушка. Ты ей понравился. Она была даже готова провести с тобой ночь. А что сделал ты?

Я покраснел. Было дело. Девушка, скорей всего от смущения закурила ну и я...

 — Вспомнил! Между прочим, ради тебя она бы бросила курить. Вернее не курит после того случая.

Ангелица затушила сигарету. Интересно, а почему она не читает мои мысли? Не может, или её кто-то из присутствующих не позволяет? В поисках поддержки я взглянул на чертовку. Но по нё несчастному виду я понял, что сам должен поддержать её.

 — А почему собственно безнадёжно? — спросил я у ангелицы.

 — А что, ты согласишься хотя бы переспать с ней? — насмешливо ответила ангелица, — бережёт себя, неизвестно для чего.

 — Ну, если тебе так интересно, то я с ней уже пре..., — начал было я, но продолжил более деликатно, — был близок. И мы решили пожениться!

Рассудок вновь считал, что он в бреду, а посему отдал бразды правления совести. На этот раз подскочила ангелица.

 — Вы серьёзно?

 — А знаешь, я тебя недооценила, — сказала она, при этом на лице явственно читалась растерянность.

Зато чертовка торжествовала. Правда, ангелица довольно быстро пришла в себя.

 — Слушай, — обратилась она ко мне, — если ты выбрал её в жёны, то возьми меня в любовницы. Я честное слово брошу курить.

 — Какие ещё любовницы! — вскочила со стула чертовка.

 — В любимые! — также вскочила со стула ангелица, — он что, только твой подопечный?

 — Что-то не помню что он тебе был нужен! — продолжала наступать Чертовка.

 — А это уж мне самой решать! — не уступала ангелица.

Вдруг я ощутил, что кому-то из здесь присутствующих плохо. Мой бедный рассудок и так держался из последних сил, а этот спор между чертовски соблазнительной ангелицей и ангельски красивой чертовкой практически ввёл его в ступор.

 — Эй, плесни ему водки! А то чего доброго совсем съедет, — дала мне команду совесть.

И я наполнил до краёв стакан, залпом осушаю его.

Проснулся я в воскресенье около одиннадцати. Один. Самочувствие великолепное. Так, что же вчера было? Совесть и рассудок молчат, как будто сговорились. Ладно, пороемся в памяти. Ни фига себе! Неужели это было взаправду, или пьяный бред? А может меня просто разыграли знакомые девушки? Вряд ли, знакомых бы я узнал.

 — А ты улики поищи, — неожиданно предложил рассудок.

Я принялся искать улики. В зале идеальный порядок, никаких следов пьянки. Следую на кухню. Сверкает как операционная... Никаких следов.

 — Отсутствие улик, тоже улика, — опять подсказал рассудок.

 — Как это? — не поняла совесть.

 — Смотри, увидишь, — уклонился от ответа рассудок.

Я принялся более тщательно осматривать квартиру, начал с кухни. А вот и первая улика! Мне ни в трезвом, ни в пьяном виде не пришло бы в голову разложить отдельно вилки, ложки, ножи. Я обычно всё это валю в одну кучу. Так же подозрительно сверкают тарелки и прочая посуда. Похоже их не только вымыли, но и тщательно протёрли. Я так не делаю.

 — Учись, — сказала совесть.

 — Заткнись, мешаешь следствию! — прикрикнул на неё рассудок.

Совесть обиженно замолчала. Меж тем, я продолжал «расследование». В холодильнике «прямая улика»! Готовый завтрак, только разогреть. Блюдо весьма аппетитное и явно далеко за пределами моих кулинарных способностей. Мой рот наполнился слюной, и я с некоторым над собою усилием закрыл дверцу. Это успею, сейчас расследование. Вернулся в зал. Смотри-ка, даже книги по порядку расставлены в шкафу! Я сел на кровать. Скорее по наитию, чем осмысленно взял в руки подушку. От неё шёл едва ощутимый запах до боли знакомых духов. Почему-то защемило сердце. Бросил подушку обратно. Стоп! А что это? Из наволочки выпала женская серёжка. А вот это уже улика из улик! И главное, есть надежда, что за ней придет её хозяйка. Остаётся только ждать. Не бегать же, в самом деле, как принц с серебреной туфелькой в поисках Золушки.

Рабочая неделя пролетела незаметно. Меня буквально съедала тоска, как будто я что-то безвозвратно потерял. Ходил сам не свой. Нет, обязанности я свои исполнял, просто меня не интересовали ни футбол, ни посиделки в баре, я даже перестал обращать внимание на женщин отдела. Все решили, что я расстроен из-за того, что меня обошли с повышением. Но мне на это, как и на само повышение было плевать. В конце недели начальник попросил меня задержаться после работы. Я не слишком удивился, не в первый раз мне особое поручение, кто везёт, на том и возят.

 — Как работается? — спросил он, когда я зашёл к нему в кабинет.

 — Нормально, с обязанностями справляюсь, — ответил я.

 — Ты, наверное, обиделся, что тебя обошли? Можешь не отвечать, я бы тоже обиделся. Тем боле, что работник ты один из лучших.

Он достал две рюмки, бутылку коньяку.

 — Дело в том, — продолжил он, — что мой заместитель уходит и лучшей кандидатуры, чем ты, на его место у меня нет. Вот потому я и не назначал на ту должность тебя. Зачем кадровикам лишний труд, — хихикнул он, — так что, в понедельник принимай дела.

Я ошарашено молчал, вот это да! Поперло!

 — Что молчишь? Не рад?

 — Да что вы! Это так неожиданно, — я всё ещё не знал что ответить.

 — Ладно, ладно, — ответил он, и мы подняли рюмки.

Я шёл домой пешком. Люблю иногда пройтись. Мой путь проходил через сквер. И по мере приближения к дому на меня опять стала накатывать знакомая тоска. Может виной тому была осень, которая уже одела деревья в красивый, но, увы, недолговечный наряд. А вот и мой дом. Странно, я что, уходя забыл погасить свет? Какое-то радостное предчувствие овладело мной. Сердце бешено заколотилось.

 — Быстрей, быстрей! — умоляла совесть.

И не став дожидаться лифта я почти бегом поднимаюсь по лестнице на свой этаж. Достаю ключи, руки от волнения плохо слушаются.

 — Возьми себя в руки, — сказал рассудок.

 — Да заткнись ты, — ответила совесть.

Едва переступил порог квартиры я оказался в атмосфере невиданного здесь доселе уюта.

 — Ты что так долго сегодня? — раздался со стороны кухни знакомый голос.

 — Ура, — завопила совесть.

Буквально влетаю на кухню. У плиты хлопочет моя чертовка. Стой, какая чертовка, девушка. Ни рогов, ни хвоста у неё нет, впрочем, если бы и были, это ничего не меняло.

Я заключаю её в объятья.

 — Как я за тобой соскучился...

 — Ну вот, неделю не видел всего... — начала, было она, но её я прервал поцелуем.

Мы ужинаем, она рассказывает, как съездила в гости к родителям, они живут в другом городе, о том что нужно сделать к предстоящей свадьбе... Она говорит, а во мне как будто просыпается память: я вспомнил как мы познакомились, как... А вот моё недавнее приключение начало казаться каким-то сном, чем-то совсем вымышленным. Рассудок не сопротивлялся, он был рад логическому объяснению.

На другой день, мы гуляли вдвоём по аллеям сквера. Осень сегодня уже не навевала тоску. Неожиданно я заметил, среди гуляющих знакомое лицо. Где-то эту блондинку я уже видел... А через мгновение, я ощутил как в мой локоть впились ногти.

 — Послушай дорогой, — нежно произнесла моя невеста, — с этого момента за твои удачи и неудачи отвечаю только я, понял? — и в её глазах промелькнула, или мне показалось, какая-то чертовщинка.

 — Понял, — ответил я.

Ну и пусть.

Декабрь 2005