Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Вот такие пироги. Часть первая. Август и вечер

Жаркий вечер августа. Жара, достававшая днем, добивает и вечером. Единственное спасение в том, что ты находишься дома и сидишь или шляешься по квартире голым, ну, на крайний случай, в плавках, подставляя свое тело струям воздуха выдуваемого вентилятором. Эта имитация ветра раздражает, так как воздух такой же теплый и липкий как жара. Грозовые тучи, периодически грозно собиравшиеся над головами, потом стыдливо убегали куда-то за пределы города и там разряжались, давая небольшое облегчение дачникам.

В этот пятничный вечер, притащившись с работы, я сидел голый возле стола и пытался понять, почему не работала плата. Было что-то неуловимое и очень явное ощущение, что разгадка где-то рядом, но поймать ее было невозможно. Мозги, вскипяченные жарой, отказывались работать. Ольга, жена моя любимая, болталась по квартире с журналом и не могла выбрать, где ей лечь или сесть. Везде ей было жарко. Не смотря на то что всю ее одежду составлял краб, державший волосы на голове в пучке, ей было очень жарко. Даже душ, принятый ею по возвращению домой с работы, не снял этого ощущения жары.

 — Будет гроза, — сказала она, подойдя ко мне и заглядывая через плечо.

 — Конечно, как и в прошлый раз, — согласился я. — Погремит и опять будем чувствовать себя как... Как где?

 — Да брось ты эту железяку, — посоветовала Ольга, устраиваясь поближе к балкону. — Лучше посмотри как там картошка.

На кухне жара была еще сильнее. Кастрюля с картошкой, поставленная на огонь, совсем не хотела закипать. Прикрыв кастрюлю крышкой, я смахнул пот со лба и вышел к Ольге. Журнал уже лежал в стороне, а Ольга разлеглась на полу.

 — Жарко, — плаксиво пожаловалась она и перевернулась на живот.

 — Олюшка, милая, — ласково подкатился я к ней, — а не боишься ли ты, что на твою аппетитную попку нападут?

 — Агрессор получит по наглой морде, — буркнула она и перевернулась на спину, явив свою красивую грудь с точными кружками коричневого света.

 — Да? — делано удивился я и обхватил губами сосок ближайшей груди.

 — Отстать, — слабо отбивалась Ольга, — сексуальный маньяк. Жарко ведь и противно... Ну...

За окном что-то засвистело, в раскрытые окна и дверь балкона влетел свежий ветер, и потянуло сыростью.

 — Гроза, — обрадовалась Ольга, отталкивая меня, — сейчас грохнет.

Действительно, мощный ветер принес прохладу. Он поднимал высокие столбы пыли, невесть откуда появившуюся, врывался в квартиры, теребил белье, рвал листву и мешал все это в одну какофонию название которой — предгрозовой момент. Сверкнула молния. Грохнуло так, что даже заложило уши. И за окном сразу зашумел дождь. Дождь наступал стеной, и вскоре по стеклу окон и балкону заплясали капельки.

 — Ой, — вскочила Ольга, — а моя майка?

Придя с работы, она выстирала на руках майку и повесила на балконе со словами:

 — Веси пока не высохнешь, но не позднее вечера, чтобы была сухая.

Меня забавлял её манера редкого разговора с вещами, которым она ставила задачи, словно живым людям.

Я работаю в магазине компьютерной и прочей такой техникой и, в силу своей специальности, занимаюсь тем, что чиню, тестирую, собираю различные компьютеры. И когда что-то не выходит, то сержусь и бурчу. Она же, при ее конфликте с бытовой техникой, говорит ласково и уговаривает работать. И что странное — у нее получается!

 — Ведьма, точно ведьма, — шучу я тогда.

 — Я не ведьма, а колдунья! — говорит в ответ Ольга, делает страшные глаза и двигает пальцами, словно царапает дерево.

Мы женаты уже третий год. За это время мы успели жениться, переругаться, разъехаться, съехаться, купить большой шкаф-купе, сменить два компьютера, съездить в дом отдыха и еще она успела поставить мне синяк под глазом. Когда меня увидели на работе ребята, они долго хихикали, и не верили, что ТАКОЙ синяк поставила мне моя жена. Хрупкая, нежная, с грудью 3 размера.

 — Студентка, комсомолка и просто красивая девушка не способна поставить такой фингал, — констатировал наш зав склада. — Рука не та.

И он был прав, это была не рука, а локоть. Локоть прекрасной руки моей жены, на который я благополучно и наткнулся в ходе игрищ на кровати.

Мы жили в квартире, которую уступили нам мои родители. Сами они переехали подальше от центра и поближе к садовому хозяйству в квартиру, которая досталась от бабушки. Летом они, вообще, жили на этой даче и зазывали нас к себе на субботу и воскресенье. Родители же Ольги жили рядом, через квартал и она часто бегала к ним, равно как и сестра ее забегала к нам. Тут хотелось бы остановиться и подробней рассказать о сестре.

Когда мы начали встречаться, а это было лет пять тому назад, Светлана (сестра Ольги) была юна, и, в свои 15 лет, имела довольно угловатый вид. Многие девушки в свои 15 лет, гм... как бы сказать помягче, демонстрировали уже сформировавшиеся привлекательные фигурки, а Светка был угловатой и безгрудой девчонкой. Она носилась как угорелая на роликах, слушала тяжелый рок и думала о татуировке на плече в виде черепа с костями или бабочки на животе.

Но, по мере развития нашего романа с Ольгой, и взросления Светка менялась как внешне, так и внутренне. Мысль о татуировке исчезла, рок сменили баллады, Светка прибрела соблазнительные округлые формы и выросла грудь. В 17 лет у нее грудь была, как у Ольги сейчас, третьего размера. И сейчас, в 20 лет, она была 4 размера.

 — Дорастить до 6 размера решила, — хихикает Ольга.

Девушкой она была славной, но вот проблема — быстро отшивала парней.

Когда мы женились, она активно участвовала в организации свадьбы и на нее одела такое привлекающее внимание платье, что, честно говоря, Ольга даже заревновала ее ко мне. И причина была тому.

Как-то во время нашего жениховства, когда родители Ольги отправились куда-то по делам, а Светка отправилась к подруге, мы, максимально используя представившуюся возможность, уединились в ее комнате. Вернее, в их комнате, так как Ольга и Светка жили в одной комнате. Сдирая белье с Ольги, я слышал что-то похожее на щелчок замка, но в полной уверенности, что Ольга закрыла дверь на цепочку, не придал этому значение. Тиская ее груди и обцыловывая плечи, я прижал Ольгу к двери комнаты. Она же запуская ногти в мои плечи, глубоко дышала и тихо шептала что-то неразличимое, но волнующее. Я не в силах сдержать своего Федора, решил начать прямо у двери. Держа ее на весу, я стал постукивать головкой по ее киске. Ольгу это возбудило, она засопела еще сильнее. Обхватив меня за шею, она уперлась ногой в шкаф, а второй обхватила меня за бедро.

 — Давай здесь. Тут, сейчас, прошу тебя, ну... — шептала она и ласкала мочку уха.

Я стал водить и тыкать головкой, стараясь попасть в заветную пещерку, но все никак не мог нащупать.

 — Я так кончу без тебя, — сказала Ольга и уверенно направила своей рукой моего Федора прямо куда нужно.

Войдя в теплый и приятный тесный коридорчик, я пристроился поудобней, и задвигался, стараясь не бить ее об дверь.

 — Сильней, — прикрикнула Ольга и прикусила мое плечо. — Сильней, давай сильней.

Я навалился на нее, вжал ее в дверь и стал просто расплющивать ее об дверь. Ольга подвывала, стонала, елозила по двери, меняла положение ног, стараясь, при этом, не опрокинуть шкаф. Несколько раз она соскальзывала с Федора, но, тот час же, чуть ли не рыча, заскакивала на меня и вводила его вновь. Кончила она громко, даже всхлипнула, словно собиралась заплакать. Я же, еще возбужденный, опустил ее на кровать и встал над ней с высоко стоящим Федором.

 — Сладенький, миленький, леденец, — засюсюкала она и потянула меня к себе.

Скомандовав:...

 — Стой, — она практически заглотила всего Федора.

От неожиданности я поддался назад, но она с силой притянула к себе и засосала с такой силой, что я почувствовал, что кончу прямо ей в рот, и мне это доставит громадное удовольствие. До этого дня Ольга не очень-то жаловала минет и не придавала этому значения. Поэтому это действие вызывало во мне такие чувства гурмана, если можно так это называть. Поглаживая усиленно потягивающую из Федора сперму Ольгу, я повернул голову к окну и увидел в стекле отражение, неясные очертания кого-то. Но тут я кончил, и все мое внимание переключилось на Ольгу. Она не только не вытащила член изо рта, но и с большим наслаждением стала глотать сперму и продолжила обсасывать его. Ослабев, я присел на кровать и привалился к бедру Ольги.

 — Сладко? — поинтересовался я, смотря, как она облизывает губы.

 — А ты попробуй, — хихикнула в ответ она и выбежала в коридор.

«В ванную понеслась».

Я устраивался поудобней на кровати. Тело, расслабленное после такого секса, лежало спокойно и требовало тепла, воды, и приятных запахов. Прикрыв глаза, я лежал, наслаждаясь тишиной комнаты, сквозь которую доносился шум воды из ванной. Благодать.

Вдруг шум воды прекратился, хлопнула дверь и послышались голоса. Удивившись, я присел на кровати и стал прислушиваться. Нет, точно, говорят — Ольга и кто-то еще. Прислушивавшись, я понял — Светка. Но как она попала в квартиру, когда она закрыта на цепочку? Следом за моей мыслью в комнату влетела голая Ольга в капельках воды, захлопнула дверь и бросила мне штаны.

 — Светка здесь, — шепнула она. — Одевайся!

 — Как она попала-то? — удивленно спросил я, не попадая в штанину.

 — Дверь не была на цепочке, — шикнула Ольга, собирая свое белье, — забыла закрыть.

 — Ну, ты даешь...

Дверь распахнулась и на пороге появилась Светка. Щеки ее были красными, короткие волосы стояли торчком. Она была в неглиже, вернее сказать только в прозрачных трусиках, в которых явно выступал прелестный лохматенький бугорок и торчали сквозь ткань несколько курчавых волосков, и ее грудь, третьего размера с ровными, как у Ольги, коричневыми кружочками, венчалась набухшими крупными сосками.

 — Вы... Вы... — она не находила слов. — Могли бы и меня пригласить. Раз уж на моей кровати...

От такой постановки вопроса мы с Ольгой онемели и застыли. Я с одетыми на половину штанами, голая Ольга с пучком белья в руках.

 — ЧТО!? — мы даже одновременно задали вопрос. — Да ты, иди отсюда. Мала еще. Давай, давай, вали. Совсем охренела...

Мы с Ольгой говорили одновременно, даже не обращая внимания друг на друга. Подталкиваемая рукой Ольги, Светка вылетела в коридор, где они продолжили разговор на повышенных тонах. Я же, пользуясь моментом, оделся и пригладил волосы. В коридоре же страсти накалялись и, открыв дверь, я услышал фразу, которую могла произнести в споре только женщина:

 — Заведи своего, его и еби.

Короче, пришлось мне брать Ольгу в охапку и вытаскивать из квартиры, пока они не передрались. Они долго еще не говорили между собой. Но Ольга запомнила этот случай и теперь закрывала всегда двери.

После свадьбы со Светкой отношения постепенно наладились. Как-то их родители были на отдыхе, и квартира была в нашем полном распоряжении. И вот, выпив вечером, они сели и долго говорили, выгнав меня вон из квартиры. Мне пришлось тащиться к своим родителям, и заночевать там, под благовидным предлогом. Утром же девчонки встретили меня спокойные и заверили меня, что все осталось в прошлом и теперь у них больше чем дружба сестер.

 — Розовая дружба, — неудачно пошутил я и получил от обеих по голове и заверения в том, что если мужики такие тупогловые, то лучшего партнера, чем женщина нет.

Уже потом Ольга сказала мне, что Светка втюрилась, вернее сказать, млеет от меня и та ее выходка был шагом смелым, но глупым. Она хотела привлечь внимание к себе, но не знала как. Выяснилось также, что она уже не первый раз присутствует при наших с Ольгой любовных играх, и узнала много интересного как про секс, так и про мужчин. После этого разговора мои родители выделили нас квартирой, где мы зажили по-своему. Светка же стала забегать чаще, и по-дружески оставалась ночевать. Отношения приобрели ровные и даже близкие, доверительные отношения. Идиллия молодой семьи и все тут.