Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Вот такие пироги. Часть пятая. Завтрак на заре и раздел мужчины

Вернулась Ольга, уже в майке, и стала мыть посуду, оставшуюся от вчерашнего. Я решил с ней поговорить, пока не вышла Светка.

 — Оль, — начал я, — ты...

 — Ладно, не парься, — ответила Ольга, — я этого хотела, ты хотел, она хотела. И вообще, слушай, не выскакивай сейчас?

 — Это как?

 — Молча, — отрезала Ольга, и скомандовала, — колбасу и сыр нарежь... Дон Жуан.

Светка выскочила из ванной, подбежала ко мне вся в капельках оставшейся воды, чмокнула, и потом чмокнула в шейку Ольги. Ольга же двинула попкой как бы отталкивая ее от себя. Светка хихикнула, задрала майку и шлепнула по попке.

 — Ну вот, садо-мазо пошло... — съехидничал я и пошел в ванну.

Моясь под душем, я думал, что произошло с Ольгой. Ведь все шло нормально, вроде мы понимали друг друга. Нет, наверно надо прекратить все это, чтобы потом не расхлебывать всем.

Выйдя из ванны, я нарезал сыр, колбасу и поставил тарелку на стол. На ней уже стояли кружки, заварник с чаем, хлеб. Ольги не было. Хватив кусок колбасы, а есть очень хотелось, я пошел в комнату. Не дойдя до поворота коридора, я услышал голоса сестер. Они мило щебетали, но, услышав тему разговора, я остановился и прислушался. Речь шла о том, что делать им со мной. Ольга говорила, что как жена она против, чтобы Светка делила с нами постель и против того, чтобы мы встречались отдельно. Светка же говорила, что в данной ситуации она видит решение только в том, чтобы мы какое-то время прекратили встречаться, и потом каждый для себя сделает выбор. Хотя, если честно, ей нравится секс со мной и в присутствии Ольги, а также и как Ольга гладит ее во время секса. Видно было, что сестры не ругаясь, делили свои сферы, причем Светка занимала даже прогрессивней позицию, чем Ольга. Выйдя из-за угла, я пригласил их на завтрак. Шлепая босыми ногами сестры в одинаковых маечках сели за стол, я же натянув шорты, сел с боку, что бы видеть их обеих. Завтрак прошел как в идеальной семье. «Пожалуйста — спасибо — и так далее». Жуя бутерброды, они одинаково пили чай, клали сахар, короче вели за столом себя просто как близнецы. От чего у меня внутри все закипело и стало так прохладно ласково, как бывает, когда ты видишь приятного тебе человека, после долгой разлуки.

Мы пили чай. Была суббота, и спешить было некуда. Внизу стали хлопать дверцами машины, грузили какие-то вещи. Народ, оставшийся от вчерашнего пятничного исхода, потянулся на дачи. День обещал быть таким же жарким, как и предыдущие дни.

Позавтракав, девчонки убрали со стола и опять уединились в глубине квартиры, я же пошел на балкон. После грозы на балконе валялись всякие ветки и бумага. Собрав их, пошел выносить в мусорное ведро и застал немую сцену. Сестры сидели молча, и видно было, что бессонная ночь сказала свое слово.

 — Кто как, а я иду спать, — сказал я, — чего и вам советую.

Задержавшись в ванной и туалете, я через пару минут вышел и обнаружил, что сестры лежат вместе на кровати и уже дрыхнут. Сначала я подумал, что они претворяются. Но, послушав, как они дышат, понял — они спят. Немало смущенный таким вот внезапным и дружным залеганием в кровать сестер я аккуратно зашторил окно и пристроился с боку, обняв Ольгу за живот. Ольга, поерзала на кровати, пристраиваясь к моей руке и уцепившись за нее, провалилась в сон. Светка, переворачиваясь, наткнулась в мою руку и проснулась. Увидя, как я держу Ольгу, Светка тихо соскользнула с кровати и, обойдя ее, пристроилась сзади меня. Перед этим она сняла майку и я спиной ощутил как ее грудь прижалась ко мне и стриженный лобок стал покалывать мои ягодицы. Так мы и заснули бутербродом, где роль масла исполнял я.

Когда я проснулся, то первое, что я увидел, была голая спина Ольги, нет, Светки, которая сидела за компьютером и воевала с очередным монстром. Глотнув пива, она щелкнула кнопкой ескейпа и повернулась ко мне.

 — Проснулся? — поинтересовалась она. — А пиво будешь?

 — Пиво? — хмуро спросил я, — пиво буду.

Голова моя трещала по швам, но тело себя чувствовало просто замечательно. Глотнув пива, я спустил ноги на пол и пошарил глазами в поисках штанов.

 — Да ладно, — махнула рукой Светка. — Спал-то ты не в пижаме...

 — Ну да, — согласился я с ней, — ты права, глупо...

Пошлепав в туалет, я заглянул на кухню. На ней Ольги не было. Вернувшись, я вновь завалился в кровать. Ольга в квартире отсутствовала, а голая Светка, просто подпрыгивая, убивала очередного монстра.

 — А где Ольга то? — поинтересовался я.

 — А тебе меня мало? — томным голосом спросила Светка и допила пиво. — В магазин пошла. Скоро вернуться должна. Я тут играю в твою игрушку, можно? А пиво больше нет. У тебя было то две бутылки всего, — сказала она, заметив мой устремленный взгляд на кухню.

 — Да уж, играй, все равно играешь ведь, — отмахнулся я.

Настроение было неважное. Лежа голым на кровати я ощущал, как жара проникала в мою кожу, поднимая волнообразное состояние организма. Совсем плохо. Повернувшись на бок, я стал смотреть, как Светка воевала с монстрами.

 — А тебе не плохо? — поинтересовался я.

 — Мне? — удивилась Светка. — Нет. Я даже и очень прекрасно себя чувствую.

Потянувшись, она встряхнула руками и встала со стула. В свете солнца, пробивающегося сквозь тонкую штору, она засветилась золотом и превратилась в золотокожую статую.

 — Ты знаешь, — сказал я ей, — поправляя подушку под головой, — ты как золотая принцесса скифов. Такая живая и золотая.

 — Да? — Светка неожиданно застеснялась и присела на край кровати, стараясь как-то не то прикрыться, не то спрятать от меня заветный холмик лобка.

Руки она сложила на колени, как примерная ученица.

 — Да, и даже больше, царица Савская, — сказал я, и вспомнил, где лежат шорты.

 — Спасибо тебе, — Светка коснулась рукой моего бедра. — Ты для меня важен. Я тебя люблю...

 — Э... Стоп, стоп, — сказал я, наклоняясь за шортами. — ТО, что было — я никогда не забуду. Но, я люблю Ольгу, иначе бы на ней не женился.

 — Стой, — Светка прильнула ко мне и закрыла рот ладошкой. — Я знаю. Мы с Ольгой поговорили. Мы поняли друг друга. Мы... Я никогда не буду мешать вам. Я просто хотела сказать, что спасибо тебе и что я тебя люблю... Не знаю, но для меня важно что первым у меня был ты. Честно. А Ольга у меня лучшая сестра из всех.

Я погладил ее по голове, а вторая рука невольно легла ей на бедро. Она ухватила меня за нее и с силой вжала в себя.

 — Ты сильный, красивый и нежный. От ТАКОГО и родить можно. — Заключила она. — Но я уже решила... Ольга моя сестра, а я ее сестра. И ты наш муж, ну не муж, а как бы... — Тут она исполнила что то не понятно в воздухе руками, — связующее звено, которое нас еще больше сблизило. — Далее она резко закончила свой монолог парой невменяемых фраз, запутав меня в понимании сути ее монолога, и подытожила. — И, вообще, мне одеваться пора.

Соскочив с кровати, она натянула трусики, ловко защелкнула сзади лифчик, следом на тело была одета юбка «Смерть пенсионарам», широкий ремень, тонкая кофточка-маячка и что-то там еще. Она одевалась как солдат по тревоге, вместе с тем, как-то гибко и грациозно. Но я смотрел на нее и любовался ее грацией. И все больше находил в ней Ольгу.

 — Смотришь? — Светка поправила волосы перед зеркалом, обдав меня запахом духов Ольги.

 — Любуюсь, — ответил я. — Вы две красавицы, которым цены нет.

 — Ага, — согласилась она, и чмокнул в щеку, сказала.... — Мы решили так — месяц не встречаться, а потом посмотреть. Но все равно, Ольга твоя жена. А я, — она замялась, — твоя не тайная вздыхательница-любовница... Но теперь я свободна в выборе и наверно, мне легче будет... А ты будешь моим на четверг или среду, — уверенно добавила она.

 — ЧТО? — от услышанного я сел в кровати. — Четверг, среда? График? Совсем, видать, того... С головой беда...

Смеясь, она выскочила в коридор, прокричала оттуда, что, мол, и деться мне никуда Они так решили, а слово женщин, договорившихся между собой, как камень. Видать судьба такая у меня. С этими слова Светка выпорхнула из квартиры, не дав мне и зайти в коридор. Закрывая дверь, я слышал, как стучали ее каблучки по лестнице, и что она напевала что-то веселое и бодрое.

«Поделили, — буркнул я про себя, — совсем ошизели, можно сказать при широкой демократии от рук отбились».

Хотя честно, меня бы устроило бы проживание с двумя сестрами. Но, тут я поставил себя на место Ольги, и, представив, как мой брат занимается любовью с мой девушкой, сразу погрустнел. Конечно же, ТАКОГО не может быть. Был этот миг у женщины моей, и он прошел. Потянувшись, я вышел на кухню и сразу увидел возле ножки стола, у плинтуса маленькую сережку. Наклонившись, я понял, что это одна сережка Светки. Гм... значит, она придет еще раз. Я вновь вернулся в мыслях к ее словам. Меня поделили между собой... Совсем уже. Хотя, может она просто побаловалась, и задурила меня? Но ее тон? Уверенность и веселость? Нет, полный бред. Я развернулся и пошел в комнату выключить комп. Застывший урод, не добитый Светкой, смотрел на меня с экрана и ждал когда я его либо убью, либо погибну от него. А вот тебе, пошел-ка ты, родный, в шат даун!

Звонок в дверь слился с прощальным скрипом винды.

«Ольга пришла», — решил я, и побежал открывать.

Нет, это была не Ольга. На пороге стояла почтальонша и протягивала мне письмо.

 — Распишитесь, — устало сказала она, — поставьте дату и рядом подпись.

Стараясь на весу подписать трепыхавшийся листок, я прижал его к стенке и, продирая бумагу, подписался.

 — Спасибо, — поблагодарил я ее. — Вовремя пришло.

 — Пожалуйста, — так же устало ответила она, и, поправив сумку, попросила. — Попить не дадите ли? Жарко уже с утра.

 — Да, конечно, — я распахнул двери, — заходите, заходите.

На кухне я посадил ее и, по привычке, открыл холодильник. Там всегда стояла бутылка либо с Колой, либо еще какая-нибудь сладкая шипучка. Мда... стояла. Вчера и утром все выпили. Собравшись закрыть холодильник, я в глубине ящика увидел маленькую баночку колы.

«Откуда такая, — удивился про себя я. — В жизни не покупал такие».

Но баночку достал. На кольце банки Кока-кола была прикреплена маленькая записочка, написанная рукой Светки:

«Охладись!!»

Усмехнувшись, я открыл ее и налил в стакан. Почтальонша выпила с удовольствием и, посудачив о жаре и погоде, побрела дальше по участку. Я же, вернувшись в комнату, стал поднимать с пола лифчики и трусы. Тут что побоище было что ли? Хотя Ольга и разбрасывала своё белье, но так широкомасштабно? В дверь вновь позвонили. На этот раз Ольга с сумками и пакетами. И так же прекрасно себя чувствующая. Я не преминул сообщить ей о схожести ее состояния и сестры, также сравнить себя с Титаником с торпедой в боку.

 — Пить надо меньше, — констатировала Ольга, стягивая с себя клочок ткани, именуемой юбкой. — Не пил бы, не болело.

 — Ну, ты же тоже пила, — заливая себя пивом, возразил я. — Тебе хоть бы что, а у меня голова трещит.

 — А нестойкие вы мужчины, — захихикала Ольга, и стала вертеться у зеркала, примеряя какой-то лифчик.

 — Что, новый купила? — полюбопытствовал я, устраиваясь на кровати. — Очень даже.

 — Тебе нравится? — Она крутанулась и грудь ее, упакованная в ласко-тонкую ткань лифчика, мотнулась как приманка для моего Федора, который, не смотря на не очень то здоровое состояние головы, был готов поближе рассмотреть обновку.

 — А без лифчика? — комок полетел в сторону.

 — А без, еще лучше, — сказал я и брызнул пивом на нее. — Особенно под пивом.

Она наскочила на меня, завязалась шуточная борьба, в результате которой через несколько минут Ольга уже подвывала и царапала меня, стараясь, полнее насесть на Федора. Я же старался, как можно сильней прижать ее к полу, и со всей силой входил в ее пещерку. Даже руки поставил за ее плечи, чтобы она не сдвигалась. Ольга металась, волосы ее рассыпались и скомкались. Руки ее сильные и нежные, терзали меня и прижимали с такой силой, что казалось еще немного, и она окажется мужчиной. Я никак не мог кончить. Активный вечер, ночь и утро истощили мои запасы, но желание и силы оставались. Заведя свою руку туда, я стал тискать ее и себя. Она тоже запустила туда руку, и мы вдвоем завершили то, что начал я. Ноги ее сплелись вокруг меня и сжимали меня каждый раз, когда наши руки доходили до места ее клитора. Кончила она бурно и жадно. Обхватив и прижав меня к себе, она выкрикивала мне что-то в ухо, и целовала мои плечи, мешая с покусываниями. Сперма вытекала из нее и скоро ее попка и мой живот были мокрыми от нее. Успокаиваясь, Ольга тихо сползала вниз и дрожащей рукой гладила мой живот и неутомимого Федора. Бутылка пива, упавшая на бок, тихонько заливала пол пивом и откатывалась куда-то под кровать. Трусики, сорванные ею в пылу борьбы, разорванными полосочками валялись тут же, в луже. Пакетик с презервативами, брошенный ею в меня, лежал рядом. И весь натюрморт завершал новый элемент нижнего белья жены — кружевной, весь прозрачный лифчик с прошитыми сердечками по всей ткани, такой нежный и такой сильный.

Откинувшись на спину, я стал побуждать Федора к разрядке. Но он стойко держался, доведя меня до полного изнеможения. Меня раздирало желание кончить, но Федор явно этого не желал. Ольга, видя мое усердие, обхватила меня и принялась обцеловывать низ живота и мошонку. Придерживая рукой волосы, она, подстраиваясь под движение руки пару раз лизнула Федора. Но и это не помогало. Я чувствовал себя надутым шариком, который вот–вот взорвется. Ольга потянулась через меня за чем-то и грудь ее шлепнула по головке Федора. Соприкосновение их вызвало у меня волну, которая накрыла и увела меня в сторону. Схватив ее за талию, я прижал Ольгу и впился губами в бок, ближе к груди. От запаха ее тела, от напряжения тела изнутри меня рванулось наружу такая сила, что я подхватил Ольгу на руки и встал. Капли брызнули куда-то туда, в сторону «натюрморта», мои ноги подогнулись и мы рухнули на диванчик. Придерживая одной рукой Ольгу, вцепившуюся в меня со страха, я другой расслаблял Федора дальше. Вскоре тот успокоился, а я обмяк.

 — Ты меня напугал, — прошептала Ольга, устраиваясь рядом. — Я подумала, что ты сейчас меня об пол швырнешь. Ты так с пола рванул, что... — она замялась с определением, — как штангист штангу.

 — Немного бы и меня разорвало бы, — прохрипел я.

Горло высохло и тело дрожало. Говорить не хотелось, но и отпускать Ольгу тоже.

 — Пусти, маньяк, — Ольга шутливо толкнула меня в плечо, — в ванную хочу. Но на сегодня тебе хватит. А то сухотка схватит. И на нас не хватит.

 — Не хватит, — возразил я, отпуская ее из объятий. — Сухотка только дрочерам светит. Постой, а кому это нам?

 — Ну, — неопределенно промычала Ольга, потирая плечо, на котором отпечатались мои губы. — Засос останется.

 — Так кто мы? — я поменял позу на диване, откинувшись на спину.

Ольга теперь возвысилась надо мной.

 — Кто, кто, — Ольга оседлала меня сверху, — сам знаешь. Я и моя сестра.

 — Ну, ты даешь! — только и мог сказать я в ответ.

 — А что? — невинные глаза Ольги широко раскрылись, — разве не приятно?

 — Слушай, не начинай! — я стал отбрыкиваться от этой скользкой темы. — Сама понимаешь.

Ольга ничего не ответила, только чмокнула меня в лобик, и, соскочив с дивана, лизнула лежащего Федора. Получив от меня в ответ легкий шлепок по заду, побежала в ванную, размахивая чем-то подобранным с пола. Пока она плескалась в ванной, я подобрал весь «натюрморт» с пола и подтер тряпкой разлитое пиво.

 — Ты где? — раздалось из ванной. — Иди сюда.

 — Я убирал «натюрморт» с пола, — ответил я, входя в ванную, и остолбенел.

Моя Ольга, с бритвой в руках, намыливала лобок.

 — Ты чего? — только и смог спросить я.

 — Вот, хочу вообще голышкой сделать, — ответила Ольга и протянула станок. — Помоги.

Помявшись немного, я все-таки поинтересовался причинами такого радикального движения. На что получил исчерпывающий ответ — «хочу». Я аккуратно выбрил ей лобок, смыл, подправил некоторые пропущенные места. Ольга сверкала полным отсутствием волос и вход в «священную пещерку» заманчиво виднелся между ног.

 — Теперь залазь, — скомандовала Ольга, выпрыгнула из ванны и стала намыливать руки, — готовься, мыть буду, — предупредила она, — не брызгать водой! Волосы мочить не охота.

Мыла она действительно классно, и я отдался во власть ее рук. Тщательно намыливая меня, она болтала всякие глупости, отпускала замечания по поводу Федора и моей задницы. Традиционный ванный треп совместного помывания. Я также не оставался в долгу. Словесная шутливая болтовня переросла в долгий поцелуй. Затащенная обратно в ванную, Ольга обнимала меня и потискивала мой филейный край. Она любила делать это.

Оторвавшись от меня, она перевела дух, брызнула на меня струей душа и неожиданно для меня, прихватила Федора рукой.

 — Слушай, — серьезным видом сказала она, — тут есть один вопрос, который я хотела бы с тобой обсудить. Но только не смейся!

Озадаченный таким началом я попробовал вытереться и вылезть из ванны, но она не дала мне этого сделать, придержав Федора.

 — Мне кажется, — продолжила она, заглядывая в глаза, — что тебе надо также выбрить.

 — Что? — сразу не понял я, — что выбрить?

 — Федора.

 — Я что какой-то... Гм..

 — Конечно, нет! — быстро заговорила Ольга, — но это так эротично! Я хочу!

Поколебавшись, я отдался в руки жены. Серьезно насупив брови, Ольга рассматривала с минуту место битвы, а потом принялась за дело. Через минуту-другую я понял, что на моем лобке останется полоска от живота до Федора, и то, коротко стриженная, а все остальное ляжет под бритву. Ольга перестаралась. Выслушав мои предложения и комментарии, она обиженно надула губы и вышла из ванной. Дело завершил я сам, вертясь перед зеркалом.

Жену я нашел на кухне. Она сидела и маленькими глотками пила холодное пиво. Увидев меня в новом обличии, она чмокнула губами и охарактеризовала увиденное творение так:

 — Немного не то, что я хотела, но очень близко. Главное мне нравится.

А потом у нас был обычный воскресный день, уборка стирка, подготовка к понедельнику и все такое прочее, что есть в семейной жизни.

Но через две недели...