Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Чудеса СВ. Часть 2

Расслабиться я так и не успел. В купе вошла Аля. Уже знакомый розовый халат с белыми цаплями показался родным и знакомым, как и сама улыбающаяся девушка. Она обвила шею руками и прижалась ко мне своим молодым телом.

 — Молодец, — прошептала она мне в губы.

Обнимать стройное тело было приятно. Даже после тройной нагрузки и разнообразия девичьих фигур Аля казалась очаровательной... и желанной.

 — Стараемся, как можем, — отшутился я. — Твоя то душенька довольна?

 — Довольна, — улыбка коснулась ее губ. — Теперь нашего героя надо покормить. Садись в уголок. А мы будем готовить угощенье.

 — Сразу в уголок, — седлал я обиженный вид.

 — Тебя надо беречь, — полусерьезно пояснила девушка. — Нас трое, а ты у нас один. Так что садись и набирайся сил.

 — Ты что — собираешься продолжать? — вырвалось у меня.

 — Обязательно, — она потерлась об меня. — Ты только всех нас распалил.

 — Меня не хватит, — попытался остановить я столь кипучую деятельность.

 — Хватит, хватит, — заверила Аля. — Мы об этом позаботимся.

Она отпустила меня, ладошкой подтолкнула на постель. Ничего не оставалось делать, как забраться, в указанное место и оттуда наблюдать за всеми событиями.

Пришли остальные. Купе наполнилось гомоном. Я имел возможность видеть отношения между девушками. Света оставалась на вторых ролях. В ней чувствовалась женская уступчивость, которая импонирует мужчинам как ведущим в игре. Своеобразный шарм неторопливой, очаровывающей и притягивающей податливости исходил от нее. Однако Света, терялась в активной деятельности Лены и Али. Они суетились вокруг меня, перебрасываясь словами и выражениями, подшучивая друг над другом.

Никакого стеснения не было. Я был принят в кампанию как полноправный член — в прямом и переносном смысле этого слова. Во время суеты пола халата могла открыть взору и грудь, и ногу, и интимное место. Но никто не спешил прикрыться. Все понимали, что я успел рассмотреть и попробовать всех. Так зачем же стесняться? Если к тому же впереди прорисовывались и более откровенные сценки. Эти три девицы могли атаковать меня все сразу. Предо мной вставал «ненавязчивый» вопрос — справлюсь ли я со всеми?

 — Все. Садимся, — провозгласила Лена.

На этот раз в уголок я направил Алю. Она устроилась там, плотно прижавшись ко мне своим бедром. Лена и Света, как «гости» в нашем купе, расселись на противоположной стороне. Как единственному мужчине, мне выпала честь оказаться виночерпием, то есть разлить по импровизированным бокалам красное вино, которое девчата выставили на стол. Мне показалось это вполне разумным. Употреблять более сильные напитки сейчас не стоило. В преддверии вечера и нового усердия проводников не хотелось испытывать свой организм алкоголем в помещении с повышенной температурой.

 — За знакомство, — предложил я тост, стараясь придерживаться краткости и емкости, в подражании одному известному киногерою.

 — Ко всеобщему удовлетворению, — подхватила Лена.

 — Так приятно почувствовать себя удовлетворенной, — заметила Аля.

 — Тебе пока досталась больше всех.

 — Надо же было распробовать.

 — Девочки, — вмешался я. — Давайте выпьем, чтобы ВСЕМ было хорошо.

 — За это надо выпить побольше... — предложила Лена.

 — ... и покрепче.

Обе девушки видимо давно знали друг друга. Они дружили и научились понимать мысли с полуслова, поэтому говорили в унисон. Вот только их стремление к деятельности и лидерству иногда сталкивалось между собой, внося элемент напряженности. Я наслаждался их обществом и возмещал потерю своих сил.

 — Стоп, — скомандовал я, когда девушки опять начали спорить.

Три пары глаз устремились на меня.

 — Предлагаю запить все стаканчиком вина и перейти к более приятным материям.

 — Или без оных, — хихикнула Лена.

 — Можно и без оных, — согласился я, улыбаясь ее настойчивости.

 — Это уже разврат, — высказала свое мнение Света.

 — Ну и что? Мы для этого сюда и собрались.

 — Как-то непривычно, — сомневалась девушка.

 — Сама же недавно говорила, что хочешь попробовать.

 — То было для острастки, — пыталась оправдаться Света.

 — Для острастки, или же для красного словца, — наседала Лена. — Но ведь пришла же сюда?

 — Вы меня затолкали.

 — Можно подумать тебе не понравилось, — вставила свое слово Аля.

Лицо Светы залило краской. Открыто разговаривать при мужчине на такие темы она не привыкла.

 — Не бойся Светик, — подбодрила ее Лена. — Мы тебя в обиду не дадим. А от удовольствия отказываться нельзя. Наша с тобой женская натура требует, чтобы посещали нас между ножек почаще. А для этого надобно приложить усилие и соблазнить будущего гостя. Чтобы он был тверд и могуч.

 — Ага. Как русский язык, — хихикнула Аля.

 — Язык, между прочим, доведет до оргазма не хуже. Сама же рассказывала, как получила удовольствие первый раз.

 — У меня до сих пор ноет при воспоминании об этом, — призналась Аля.

 — Поэтому надо ловить момент, пока есть возможность. Я и сама не прочь еще раз заняться сексом со столь умелым мужчиной. За Альку не говорю. Она вчера весь вечер и ночь провела в постели и сейчас уже трется рядышком.

 — А я и не скрываю. Хочу, — честно ответила девушка.

 — И я хочу. И Светке хочется. По глазам видно, хоть и краснеет. Только вот мужчина у нас один.

 — Ах вы мои озабоченные, — я обнял Алю за плечи.

 — А мы не озабочены, — тут же возразила она.

 — Мы ведь тоже люди-человеки, — добавила Лена. — Нам тоже хочется хорошего секса. И достичь оргазма.

 — Как с тобой, например, — призналась Аля.

Доверчивое, счастливое выражение лица девушки... зовущий взгляд... Я не мог удержаться, обнял Алю за плечи, припал к губам. Она ответила со всей своей молодой энергией.

 — Видишь, как Алька поплыла, — донесся голос Лены. — Не часто нам такое перепадает...

 — Угу, — согласилась Света.

Наигравшись языками, мы, наконец, оторвались друг от друга. Я взглянул на остальных девчат. Как они восприняли эту бесцеремонную выходку. Поцелуй не поверг их в застенчивость, а был воспринят как нечто саморазумеющееся в подобной ситуации.

 — Понимаешь, — Лена взглянула мне прямо в глаза. — Многие пытаются примостить тебя в укромном уголке, полапать и засунуть побыстрее...

Аля прижалась спинкой ко мне, пристроила руку к себе на грудь. Она не стеснялась. Вела себя так, словно я не случайный попутчик, которого увидела в первый раз вчера... Почти сутки назад.

 — При этом у него на уме только одно — достичь удовольствия, разрядиться... — продолжала тем временем Лена. — А потом отвалить в сторону. И с таким глупым выражением на лице спрашивает «Тебе было хорошо?».

 — Было, — заметила Света, продолжая импровизированный разговор Лены. — Но до конца не дошло.

 — У-гу, — Аля в знак согласия кивнула головой.

Она наслаждалась моими легкими пожатиями груди. В знак одобрения, накрыла своей ладошкой мою руку.

 — Я как раз в таком состоянии, чтобы тоже достичь оргазма, а он — в сторону... — жаловалась Лена. — Готова хоть на палец насаживаться...

 —. .. «Тебе хорошо?» — дурачась, переспросила Света.

 — Счас, — отреагировала Лена. — Лифчик только поглажу.

 — Как? — изобразила Света удивление. — Ты сегодня не в настроении? Или стала фригидной?

 — С такими умниками станешь... — зло ответила Лена.

 — Найдешь себе нормального мужика, — подбодрила подругу Аля.

 — Мне то что? Отыщу, — согласилась Лена. — Вот такого, — она кивнула в мою сторону.

 — Спасибо, — я вернул ей улыбку за комплимент моим способностям.

 — Тебя отбивать у нее не буду, — пообещала Лена, бросая красноречивый взгляд на нашу обнимающуюся парочку.

 — Не получиться, — заявила Аля. — Разве что «во временно пользование»...

Девушки задорно рассмеялись. Обстановка мгновенно разрядилась.

 — За вас, неудержимых — я воспользовался мгновением и провозгласил тост.

Все дружно поддержали меня.

 — Самое главное, чтобы мужчина попался хороший, — заявил Лена, отправляя кружочек колбаски себе в рот.

 — Как ты, — Аля прижала мою ладонь сильнее к себе, вдавливая мякоть своей груди.

 — Может, поменяемся? — предложила Лена подруге.

 — Ни за что, — очень четко и раздельно ответила Аля.

 — Чем ты ее приворожил?

 — Сама не знаешь?

 — В том то и дело что знаю. Попробовала.

 — Кто же от такого счастья отказывается.

 — А мне — так тройное выпало, — вставил и я свое словечко. — Вы хорошие, девчонки, — тут же пояснил свою мысль.

 — Даже когда развратные? — поинтересовалась Аля, пытаясь заглянуть в глаза.

 — Ваша развратность от вашей озабоченности, — выдал я свое видение данного вопроса.

 — Вот как! — воскликнула Лена.

 — Если не зацикливаться на сексе...

 — А если ты распалил нас так, что мы не можем остановиться? — накинулась на меня с вопросом Лена.

 — Значит надо развратничать, — улыбнулся я.

 — Будем развратничать! — обрадовалась Аля.

Не мешкая ни секунды, она приподняла мою руку, спустила полу халатика с плеча, открывая грудь, и пристроила мою ладонь уже на обнаженную плоть. Пальцы ощутили гладкую кожу неприкрытой девичьей груди, ее упругость и тепло.

Своими действиями Аля словно открывала пробку, выпуская наружу дух игры, возбуждения и секса. Ее подруги, молча наблюдали за ее действиями. Лена встала, демонстративно распахнула халатик и сбросила со своих плеч. Полностью обнаженная она села с другой стороны от меня. Она прижалась грудью к плечу, потянулась навстречу. Аля своей рукой легко нажала на мою голову, направляя к губам подруги.

Лена не спешила. Она целовалась обстоятельно, вкладывая свое желание и возбуждение. Эта девушка знала, чего она хотела, и знала, как этого добиться. Я словно пил из источника вожделения, будоражащего тело и сознание.

Когда мы оторвались друг от друга, Лена облизала кончиком языка свои губки, показывая свою готовность продолжить игру и получать удовольствие. В глазах угадывались озорные огоньки разврата.

Повернувшись к Але, я увидел ее томный взгляд и готовность окунуться в мир телесных наслаждений. Милая девочка. Она была столь возбудима и желанна, так близка... На этот раз она целовалось страстно, вдавливая в меня свои губы и открывая рот как галчонок.

Рука Лены без церемоний забралась ко мне в штаны и овладела прятавшимся там хозяйством. Прикладывать усилия ей не пришлось, возбуждение уже охватило меня, гоня кровь к восставшей плоти. Однако оказаться в плену женской ручки оказалось для него катализатором, наполнившим ноющим напряжением и желанием пустить немедленно в дело.

После поцелуя с Алей я уже тяжело дышал, полный возбуждения. Аля находилась в таком же состоянии. Она немедленно начала снимать с себя халатик, чтобы остаться в костюме Евы и предстать во всей свое природной красе.

Единственным человеком, не задействованным в нашем откровении друг другом, оставалась Света. Она сидела напротив и наблюдала за нами. Уловив мой взгляд, Лена посмотрела на свою подругу.

 — Чего сидишь? — поняла она все с полувзгляда. — Запирай дверь, раздевайся и иди сюда.

 — Развратничать так на полную катушку, — резюмировала Аля, вновь прижимаясь ко мне уже полностью обнаженная.

Света встала и подошла к двери. В ее движениях проглядывалась нерешительность. Она еще не могла броситься в водоворот соблазна.

 — А ты чего сидишь, «скидавай сапоги, власть переменилась», — набросилась на меня Лена.

Я взглянул на нее удивленным взглядом. Кажется действительно «власть изменилась». Если раньше мне приходилось всех покорять и завоевывать, то теперь девочки сами взялись за меня. В их цепких ручках я был связан и подавлен. А самое интересное, что я не пытался вырываться из этого обворожительного плена.

 — Слушаюсь, мэм, — отчеканил я.

Прямо перед стоящей Светой я стянул свои единственные штаны, обнажив уже готовое к «борьбе» орудие. Вернувшись на место, принял в свои объятия девчонок, устроившихся у меня по бокам. Все втроем мы наблюдали за Светой. Она оказалась в перекрести наших взглядов. Как и почему она поступила так? Для меня женская душа так и остается в потемках. С легкой улыбкой, означавшей, что она знает, какое производит впечатление, и понимает, какое это оказывает на меня воздействие, она снимала с себя одежду грациозными неторопливыми движениями. Это не было шоу. Это был стриптиз возбуждения. Женская соблазнительность в спокойных движениях и прекрасных округлостях тела. Столь же грациозно она подошла к нам и спокойно села на колено, придавив бедром мне напряженное «достоинство». Положила руки на плечи и впилась поцелуем со всей своей страстью.

Кажется, я оказался один на один с тремя нимфетками. Они же «съедят» меня за один раз!!! Боже спаси мою грешную душу... но после того как дашь насладиться этими тремя грациями. Грациями которые могли наслаждаться не только близостью мужчины но и получали удовольствие от ласк женского тела. Я заметил как Аля, ласкала рукой грудь Светы, а Лена целовала ее сзади в шею.

Высвободив руку, я проник Свете между ножек. Те с готовностью раздвинулись пропуская меня. Я коснулся заветного места... Набухшие губки и обилие смазки, говорили, что девушка была возбуждена и готова давно. Видимо наши разговоры и игры не прошли для нее бесследно.

Единственный мой шанс в этой сексуальной гонке, довести девушек до экстаза первым, пока еще оставались силы и не наступила долгожданная мучительная разрядка. Надо было воздействовать быстро на самые их эрогенные зоны.

Не колеблясь ни секунды, я приподнял Свету, немного развернул и посадил прямо на свое копье любви. Оно вошло мягко и свободно во влажное, теплое нутро. Девушка тихо простонала и выгнулась, прижимаясь ко мне спиной. Рука ее скользнула мне на шею. Грудь Светы оказалась выставленной вперед. Аля и Лена не замедлили этим воспользоваться и приникли к возбужденным сосочками.

Обняв Свету, я прикоснулся своими пальцами к ее особым точкам. Девушку словно пронзило током. Издав протяжное «А-а-ах», она стала энергично двигаться, пытаясь ввести в себя мой орган, так как ей было наиболее приятно.

Мне же приходилось распределять внимание между всеми девушками. Аля и Лена, не преставая ласкать подругу, обращали ко мне свои прелестные губки и шустрые язычки. Это меня отвлекало от непосредственного действа и давало возможность растянуть удовольствие. Они помогали мне. Ласкали Свету и заряжали меня энергией.

Объединенные усилия завершились успехом. Света напряглась, сжалась и замерла в экстазе оргазма. Я удерживал ее тело, впитывая ее блаженство. Довольные улыбки подружек, говорили о том, что и они довольны наслаждением, разлившимся в теле Светы.

Порывистый поворот головы, жадно тянущиеся губя... Девушка впилась в меня, выплескивая свое состояние в поцелуе. До чего же приятно ощущать это. Оно наполняло меня той самой энергией и возбуждением, которые я мог передать остальным.

 — Спасибо, — прошептали уста Светы.

Она улыбнулась и встала, освобождая место для другой.

Мне предстояло выбрать из двух оставшихся. Развратной и возбужденной Леной и такой же ненасытной Алей. Мой выбор пал на Леночку, потому что подсознательно хотел получить разрядку и почувствовать сладость удовлетворения именно с Алей.

 — Иди сюда, красавица, — поманил я девушка.

Лену уговаривать не пришлось. Она соскользнула с полки и заняла позицию, в которой только что находилась Света. Пожалуй, в подобных обстоятельствах, это была самая приемлемая поза. Света же заняла место возле меня. Произошла рокировка. Первый раунд я выдержал. Предстояло сыграть второй.

Вновь погружение в таинственное, влекущее и долгожданное женское нутро. Вновь девичье тело прижато ко мне. Вновь желание и вожделение владеют нами. А мне надо выстоять, продержаться... Хорошо, что в основном работаю не я, а то бы уже был весь в поту и напряжении, когда теряешь контроль и впиваешься со всей мощью в желанное сладострастие.

Наш квартет начал свою программу. Мои руки, руки Али и Светы, обволакивали тело Лены. Губы касались кожи, язычки дразнили. Необузданная энергия Лены выплеснулась в напоре, в стремительности. Она чуть ли не вдавливала меня в стену, когда пальчики воздействовали на ее чувственные места.

Второй экстаз потряс нашу компанию. Лену согнуло вперед. Я только успел удержать ее за талию, чтобы не дать девушке упасть. Ее естество сжало мой инструмент внутри, требуя разрядки, орошения, не желая его отдавать и наслаждаясь его присутствием. Я еле сдерживал себя, понимая, что финал близок, но не сейчас.

 — Ты дьявол, — выпрямилась Лена.

Девушка повернулась ко мне, и подарила мне поцелуй полный нежности и благодарности.

 — Иди, — уступила она свое место и меня Але.

 — Иди, — повторил я вслед за Леной, вытягивая Алю за руку к себе.

Рокировка... и Аля уже сидит у меня на коленях. Ее манящая упругая попочка приятно давит на ногу, а губы — сладки и пьянящи. Не говоря ни слова, девушка рукой поймала меня и, развернувшись, направила в себя. Аля сразу откинулась. Забросила руки ко мне на шею, прижалась всем своим стройным телом. Она словно влилась в меня, и вобрала одновременно. Мы объединились в своем стремлении удовлетворить друг друга. Я ощущал каждую клеточку ее тела, ее желание и возбуждения. А она чувствовала меня. Когда апогей был близок, когда я почувствовал, как подходит семя для извержения, Аля вжалась в меня и прошептала:

 — В меня.

 — Нет, — хотел я воспротивиться этому.

 — В меня! — требовала девушка.

Я хотел просто приподнять ее, но не успел. Наслаждение рвануло вверх по стволу и влилось в Алю. Девушка изогнулась. Стон прокатился по купе. Мы взошли на вершину наслаждения вместе. На истинную вершину, когда и Он и ОНА вместе. Вместе во всем.

Реальность возвращалась семимильными шагами. Так хотелось остаться в том мире сладких ощущений, который владел мной только что. Но информация из вне сокрушала преграды и врывалась в сознание широким потоком.

 — Вот кто у нас настоящие гиганты, — улыбалась сбоку Лена.

 — В следующий раз я буду последней, — пошутила и Света.

Ее скованность ушла вместе с одеждой и испытанным экстазом. В этой атмосфере обнаженных тел, запаха пота и секса не было места для скромности.

 — Чудо, — сказал я Але.

 — А ты — Кудесник, — ответила она.

 — И не говори, — подхватила Лена. — Суметь удовлетворить сразу трех... Это действительно ЧУДО!

 — Вы еще припишите мне магические способности, — отшутился я.

 — Все может быть, — загадочная полуулыбка Светы.

 — Надо подумать, балагурила Лена. — Вполне возможно, что ты ими обладаешь. Иначе объяснить такое явление не возможно.

 — Иди ты, — вступилась за меня Аля, легко толкая подругу кулачком.

Лена рассмеялась.

 — Хватит беситься, — вмешался я, гася всякий конфликт в зародыше, — давайте лучше займемся делом.

 — Каким? — с веселым бесстыдством поинтересовалась Лена.

 — Давайте приберемся, — предложил я.

 — Светлая голова, — похвалила Аля.

 — Я сейчас, — подхватилась Света и стала прибирать.

 — Давайте все вместе, — скомандовал я.

Инициативу следовало забирать в свои руки.

 — Слушаюсь, — шутовски ответила Аля.

Без всякого стеснения они хлопотала по хозяйству, одновременно демонстрируя мне свои обнаженные тела.

 — Сразу виден мужчина с хозяйственной хваткой, — с юмором заметила она.

 — Ко всему надо подходить обстоятельно, — ответил я ей, укладывая в пакет колбасу.

 — Это мне нравиться, — подхватила девушка.

 — Чтобы к тебе подходили основательно? — переспросила Света.

 — Скорее входили, — заметила Аля.

 — Согласна и на первое и на второе.

 — А что на третье? — не удержался я от вопроса.

Я смотрел на Лену, на то, как колышется ее грудь, как девушка движется, не обращая внимания на свою наготу. Она радовалась жизни и возможности быть обнаженной. Она была готова заняться сексом прямо сейчас. Точно так же как и Аля...

Я вдруг осознал, что не пониманию желание женщины отдаться. Что движет ими? Какие чувства бушуют внутри? Раскрыться, для того чтобы тобой овладели? Подчиниться, чтобы получить удовольствие?...

Как мужчина я знал те чувства, которые владели мной, при контакте с женщиной. Подмять, победить, ворваться в святая святых. Во мне бушует желание овладеть, заключить ее в объятия, укрыть своим телом. Это все, для того чтобы проникнуть внутрь и услышать стон наслаждения... А что чувствует ОНА? Какие чувства притягивают как магнит ЕЕ к мужчине? Какие ощущения она получает, отдаваясь ему? Отдаться, чтобы получить удовольствие... Звучит е очень привлекательно.

Мысли неслись вскачь. Вокруг суетились девушки, очищая столик от остатков нашего обеда-ужина. Я понимал, что теперь мы постоянно будем соприкасаться обнаженными телами, чувствовать их возбуждение... и не будет никаких преград между нами и нашими страстями...

В какой то миг я понял, что купе не приспособлено для массовых оргий. Конечно, приспособиться можно было ко всему. Мы уже попробовали это сделать. Но здесь все было рассчитано на разделение, межевание на две половинки. Две полки, две постели... и разделяющий их проход — граница, со столиком вместо разграничительного столба.

 — Девочки!

 — Что?

 — А не кажется вам, что здесь будет тесновато?

 — Почему?

 — Где тесно?

 — Тут вполне достаточно места...

Они не поняли меня. Женскую логику очень трудно понять, потому что она руководствуется чувствами, и столь же непредсказуема и переменчива, как и чувства. По крайней мере, для нас — мужчин.

 — Все вместе здесь мы не поместимся, — я похлопал рядом с собой.

 — А как же мы только что делали? — первой отреагировала Аля.

 — В одной позе... — покачал я головой. — Тут уместятся только двое. А остальные? — задал я наводящий вопрос.

 — И здесь хватит на двоих, — поддержала подругу Лена, похлопав по постели ладошкой, копируя мой жест.

 — Будем разбиваться на пары? Или же установите очередь?

Этот вопрос заставил обратить внимание на «план предстоящей компании». Как мы собираемся устраивать совместные игрища, если вынуждены будем разделиться? Или же девочки не против этого? Если я буду с одной, то две другие займутся любовью между собой? Может быть. Но у меня было ощущение, что такой вариант распределения будет не лучшим решением.

 — Ничего, — высказала свое мнение Лена. — Устроимся.

Российское «АВОСЬ». Сколько раз ты нас выручало. Вот если бы убрать это разделение...

 — Заполнить бы проход чем-нибудь, — в унисон своим мыслям произнес я.

 — Я лягу здесь, — вскинула руки вверх в веселом задоре Аля, стоявшая посередине.

 — Только матрасик подстели, — подсказал ей Света.

 — Точно, — подхватила Лена. — Сделаем третье место внизу. Подстелем матрасы и устроим настоящую оргию.

 — Еще лучше подложить что-нибудь под эти матрасы, — продолжал размышлять я. — Чтобы сравнять с полками.

 — А что ты подставишь? — поинтересовалась Аля. — Сумок не хватит.

 — Не выдержат, — скептически оценила Лена.

Что правда, то правда. Сумки явно не выдержат вес даже одного человека, не говоря о всех нас. Надо было что-то жесткое, квадратное. Как ящик...

 — Идея! — воскликнул я, вспомнив о своем багаже.

 — Давай свою идею, — потребовала Аля.

Долго объяснять не пришлось. Те самые ящики, которые путешествовали со мной, могли сыграть роль подставок, которые нам были нужны. В проход они становились. Это было проверено при погрузке. Обладали они и хорошей прочностью. На ящики постелить матрасы с наших полок... на полках оставим простыни... и превратим купе в сплошную постель...

 — Зачем же стаскивать матрасы? — удивилась Лена. — Можно взять их у нас.

 — А как же вы? — удивился я.

 — Так мы же здесь будем, — рассмеялась девушка.

 — Переселяемся, — приняла за всех решение Аля. — Грубая мужская сила работает со своими железными ящиками, а женская упорядоченность приводит постель в порядок.

 — Уютное гнездышко, для интимных развлечений, — добавила Лена.

 — В этом я вам доверяю полностью, — пришлось согласиться мне.

 — И правильно делаешь, — вынесла свой вердикт Аля. — Вперед, Грубая мужская сила.

Для реализации проекта пришлось прикрыть обнаженные тела. Моя роль в преобразовании купе свелась к вытаскиванию ящиков и переноске матрасов из купе девушек. Затем они меня просто выгнали.

 — Иди, покури, пока мы тут разберемся, — «ненавязчиво» предложила Аля, выпроваживая меня из купе.

Я отправился в тамбур и заодно выкинул мусор. Облокотившись плечом о стену, рассматривал движущийся пейзаж в окне и спокойно курил. Предстоящее действо не вызывало трепета внутри. Не знаю с чем это было связано. Наверное, перегорел. Сегодня было достаточно интимных отношений, чтобы волноваться от перспективы новых. Уже не мальчишка, чтобы возбуждаться только от одних фантазий... и не пытаюсь никого соблазнить. Если бы это было как в начале поездки, когда мы с Алей... Теперь же я склонен был относится ко всему происходящему философски. Бояться мне нечего, возьму столько, сколько смогу, а там... девчата, разбирайтесь сами...

Затушив окурок, воспользовался момент и заглянул в туалет. Сделал сразу два дела, облегчился и умылся. Почувствовал себя лучше. В вагоне становилось душно. Проводники старались протопить, прежде чем отправиться на покой.

Чтобы предоставить девчатам время на обустройство, я еще потоптался в тамбуре, рассматривая в окне однообразный белый пейзаж, сопровождающий поезда в нашей необъятной стране. Когда уже пропал интерес к мелькающим столбам, и неравномерности лесополосы, я решил все-таки вернуться.

В купе меня ожидал сюрприз. Я, конечно, рассчитывал, что тут будет нечто экстравагантное, но представшая перед моими очами картинка поражала...

Все пространство купе составляла одна большая постель. От одной стенки до другой простиралось сплошная ровная поверхность, покрытая простынями. Нельзя было сразу определить стыки матрасов. И на этом большом ложе...

«Три девицы под окном...», так, кажется, начинается сказка Пушкина. Они устроились все у окна, и сидели, опираясь на подушки. На лицах — лукавые улыбки. Явно рассчитывали удивить меня. Им это удалось. Под укутывавшими их простынями не угадывалась одежда. Девчата встречали меня обнаженными и игривыми.

 — А вот и наш кавалер явился, — констатировала Лена.

 — Его тут ждут, а он гуляет, — притворно обижено надула губки Аля.

 — Сюрприз... — только и мог выговорить я, ошеломленный увиденным.

Первой прыснула смехом Аля.

 — Дверь закрывай быстрей, — еле выговорила она.

И то дело. Я об этом даже не подумал. Оставлять открытым наше купе не стоило. Это было для нас, а не для чужих глаз. Едва протиснувшись в узкий проход между «постелью» и дверью, я поспешно захлопнул створку. Заодно закрыл замок и поднял стопор. Если соблюдать меры предосторожности, то сразу.

 — Ну-с, барышни, — обернулся я к девушкам. — С чего начнем?

 — С тебя! — указала пальчиком на меня Аля.

 — Я готов к труду и обороне! — нарочито-пафосно ответил я, выпячивая вперед грудь.

 — Разве это готов? — поинтересовалась Лена.

 — Критика в мой адрес явно не обоснована, — решил и дальше подыгрывать я.

 — Вполне объективна, — даже с ноткой угрозы возразила Аля.

 — Наверное, мы используем разные понятия. Давайте сначала договоримся о терминах и определениях, — сделал я осторожный боковой маневр.

 — Увиливает, — прокомментировала мою эспланаду Лена.

 — Развратил нас и хочет уйти в сторону, — добавила Аля.

 — Что разногласия в наших рядах? — решил ошеломить я их напором.

 — В наших рядах полное согласие, А вот ты увиливаешь.

 — Ни в коем случае.

 — Тащи его, девчата! — бросила клич Лена.

Словно три фурии, они, откинув единственное свое прикрытие, ринулись ко мне.

Против объединенных усилий я оказался бессилен. Придавленный их стройными молодыми телами, я был распластан на постели. Аля склонилась ко мне и жадно впилась в губы. Ее нетерпение было ощутимо, словно это чувство обрело физическую оболочку и касалось меня и моего сознания. Я отвечал ей, пытаясь унять и себя и ее. Проворные девичьи руки снимали с меня одежду, осуществляя на деле принцип равноправия между полами.

Сопротивляться активной деятельности моих оппоненток не имелось никакого желания. Близость их обнаженных тел, касания к коже, тесный контакт... Мне даже было приятно, что я оказался между ними. Эта возня возбуждала. Оказаться в плену женских ручек, скользящих по твоему телу, закрадывающиеся в ложбинки и потаенные места, трогающими пальчиками достоинство...

Аля оторвалась от моих губ и на смену ей пришла Света. Я вновь погрузился в тепло поцелуя, отдаваясь на волю своим партнершам. Они уже властвовали над моим телом. Я не мог видеть, но чувствовал, как орган попал в сладкий плен девичьих губ. Все мое естество заряжалось желанием близости. Не сдерживая себя, обнял Свету за плечи и привлек к себе, ощущая как ее грудь вдавливается в меня. Кто же устоит в такой ситуации?

Обнаженные тела вокруг, округлые абрисы груди, ягодиц, ножек и рук. Влажные прикосновения губ, щекотка языка... В ход пошли все ухищрения, которые преследовали только одну цель — возбуждение. Я отвечал им, ласкал грудь, сжимал попочки, проникал пальцем в их естество, скользил свободно в обильной смазке. Все мы были возбуждены, все мы стремились к одному, получить удовольствие, слиться в экстазе наслаждения.

Мой орган напрягся и ныл от избытка желания. И вот он попал в долгожданную глубину. Лена первая овладела им. Закрыв глаза, откинув голову, сжимая грудь, она села на него до упора. Аля помогла ей, возбуждая грудь. Света же не оставляла в покое меня, проводя своими ноготочками невидимые бороздки.

Я и мечтать не мог о подобном возбуждении. Даже после всего того, что произошло за весь этот день. Откуда только брались силы. Будто открылась второе дыхание. И не было желания ни думать, ни рассуждать. Сознание было заполнено обнаженными телами, податливыми рукам, неистовым нетерпением, с которым поглощали мой инструмент. Ноющим напряжением в его основании...

Они сливались в одно существо: многорукое, извивающее, неистовое и в то же время желанное и вожделенное.

Разрядка выбросила меня из реальности, толчками проталкивая сладость, лишая последних сил...

Девочки были умницы. Они помогли и мне и себе достигнуть вершины сладострастия, даже когда я уже обессиленный лежал перед ними. Используя мое тело как дополнительный фактор возбуждения, без всякого смущения, они орудовали пальчиками и язычками, демонстрируя свою страсть.

Эйфория оргазма окутала всех нас. Наши тела замерли, прижатые друг к другу, впитывая чувственные ощущения и отдавая свое удовлетворение и покой. Здесь, в это время не нужно было никаких слов. За нас сказали наши тела и наши ощущения.

Я прижался к ягодичкам Али, обнял ее за грудь. Сзади ко мне прильнула Лена, и через ее тело я ощущал, прикосновение Светланы, прижавшейся к своей подружке.

Вагон покачивался, встряхивая наши тела и успокаивая души. Дрема наползала в мое тело, полонила сознание, порождая образы девчат, столь близкие и желанные, зовущие и убегающие вдаль, к источнику экстаза.

* * * * *

Осознание сна проникало ко мне медленно. Словно песчинка за песчинкой, перетекало из вне ко мне. Зажатый между девушками, я не мог определить, действительно это было или мне все это приснилось. Образы, навеянные моим сознанием в ночной час, ничем не отличались от действительности. И моя плоть была возбуждена и желала разрядки. А тут передо мной — обнаженная Аля.

Едва пошевелившись, я ощутил ее тело в своих руках. Прикоснулся губами к шее, к розоватым прожилкам под бархатом кожи... Девушка пошевелилась, однако не спешила просыпаться. Видимо она не хотела расставаться со своими сновидениями.

Милая, желанная, доступная... Рука скользнула на ее лоно, прошлась вдоль лобка, окунулась в смазку... Да моя красавица тоже была возбуждена. Видимо не одному мне снятся эротические сны.

Я продолжал целовать ее шею и осторожно растворил вход в пещеру. Моя возбужденная плоть приблизилась и свободно проникла в девушку, даря первое облечение и повышая напряжение возбуждения. Аля тихо застонала, прогнулась в спине. Прижалась ко мне плечами. Еще не проснувшись, она была готова принять меня.

Как подарить ей наслаждение, я знал. Мои пальцы коснулись ее чувственных мест, и ответный стон подсказал, что девушка откликнулась на ласку. Глубоко проникнув в Алю, я испытал удовлетворение этим действом. Было приятно находится в ее теплом, упругом и гостеприимном нутре. Ощущение прижатой попочки к моим бедрам придавали дополнительное возбуждение и я с удовольствием вдавливался в нее.

Несколько неспешных движений и девушка закинула руку мне на голову. Аля проснулась... и наслаждалась тем, что я с ней делал. Я изливал свое возбуждение и впитывал ее отзывчивость. Сдерживаться не имело смысла. Я заработал со всей своей мощью и нетерпением.

Сладость движения внутри, когда раздвигаешь и проникаешь в податливые глубины... Мы двигались в едином ритме, мы впитывали ощущения друг друга... Меня распирало изнутри. Казалось еще немного, самую малость... Аля согнулась, сжалась под напором экстаза, зажала меня в себе...

Испытывая добавочное давление, я не выдержал. Разрядка ударила в голову вместе с первым выбросом. Эйфория пульсировала во мне вместе с толчками, изливаясь внутрь Али. В очередной раз я не мог обезопасить ее от себя, но зато, какое наслаждение было, вот так, свободно, делится своими соками любви с этой девушкой. Мы вдвоем лежали на постели в изнеможении сладострастия, прижимаясь своими телами друг к другу. Чувство взаимной близости охватило меня...

 — Браво, — раздался голос Лены. — Не успели проснуться, как сразу приступили к делу.

Я совсем забыл о них. Вернее я помнил, но близость Али...

Не выпуская из объятий девушку, я оглянулся назад. Лена полулежа, едва прикрытая простыней. Сжавшийся сосок, глядевший с обнаженной груди, свидетельствовал о том, что она возбуждена. За Леной выглядывала голова Светы, с не меньшим любопытством наблюдавшая за нами.

 — Доброе утро, девочки, — приветствовал я их.

 — Ох как хорошо, — не смущаясь прильнула ко мне Аля.

 — Верим, верим, — согласилась Лена сладким голосом.

 — Можете и сами попробовать, — сделала Аля широкий жест, счастливо улыбаясь.

 — После тебя, нам, кажется, немного достанется, — критический взгляд Лены, скользнул в сторону моего, поникшего после разрядки, достоинства.

 — Я не виновата, — то ли оправдывалась Аля, то ли объясняла ситуацию. — Просто моя попка оказалась первой.

 — Вот, Светик, как, — обернулась к подружке Лена.

 — Не туда ночью повернулись, — поддержала ее та.

 — Точно. Интересно, а сейчас наши попки могут помочь восстановить справедливость?

 — Девчонки, — выпростал я одну руку и погладил Лену по плечу. — Вы замечательные. Дайте только время...

 — Им скоро вставать, — заметила Аля.

 — Вот именно, — отозвалась Лена. — Времени у нас не так уж и