Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Пиво и "блондинка"

 — Дорогой, я тут в магазин собралась.

Тебе что-нибудь принести?

 — Да... Пиво и блондинку!..

Тупой анекдот из Интернета.

Шеф купил новый компьютер.

До этого все работы в нашем рекламном агентстве совершались на трех старых «пнях», которые больше тормозили, чем работали (Фотошоп, конечно, вещь классная, но ресурсы хавает — будь здоров!), во время работы выдавали какую-нибудь незатейливую музычку, а в обед обычно один из них становился «домашним» кинотеатром. Колян регулярно приносил киношки, которые ему поставлял сосед (в милиции работает, конфискует у лоточников). Иногда попадалась и порнушка... За полгода умудрились посмотреть фильмов 100. Фигово, что обеденный перерыв всего час, фильм не успевали досмотреть, и я частенько оставался после работы для этой приятной процедуры, благо ключи были у всех дизайнеров, а вахтёру в нашем бизнес-центре было откровенно начхать, кто и когда уходит-приходит.

Привезли это чудо техники, распаковали, подключили, установили, настроили... У всех на уме вопрос — кого же за него посадят? Колян-то знал (хитрец!), но помалкивал... Ждём шефа.

Шеф приехал после обеда. Смотрим — с ним очередная «модель». Он у нас ещё по совместительству фотограф, обнажёнку обожает фотографировать, но в студию не пускает никого, кроме своих «моделей». Мы потом только эти фотки с ноутбука шефовского к себе перегоняем (под его чётким «руководством», блин, ничего лишнего не возьмёшь, а взять было из чего...), потом в рекламе используем.

Подводит к нам эту девицу (с чего бы это?), «Знакомьтесь, говорит, это наш новый дизайнер, Ира!» Здрасссьте, приехали... Мы чуть на пол не попадали. Это её, что ли, за новый комп?

Шеф исчез, а мы уставились на Иру. Нормальная такая девчонка, волосы коричневые («каштанистые», как говорит шеф), глаза серые, нос вздёрнутый, губки полные («рабочие» — опять тупая терминология шефа), чуть ниже тоже вроде всё по местам...

Кофточка, джинсы, полусапожки.

 — Ты уже, это, работала где-нибудь? — подал голос Сёма.

 — Не, курсы только закончила, по Фотошопу. А как вас зовут?

 — Меня — Сёма, а это — Колян.

 — Я знаю, — почему-то смутилась Ира.

 — Это ж я её на курсах и откопал, — пояснил Колян.

Я тоже назвался.

 — Очень приятно, — Ира опять смутилась.

 — Коль, а куда её, ну, это... За какой комп?

 — Не переживай, за новый сяду я!

Ну вот, приплыли. Теперь работа, видимо, застопорится. Это ж Колян теперь в соседнем кабинете, а мы с Сёмой, и с этой... студенткой... гы...

 — Ну чё залыбился, помоги мне с переездом, — Колян явно тащился от произведённого эффекта.

Я взял со стола Коляна стопку дисков, он подхватил свою сумку, и мы отправились в соседний кабинет.

 — Слушай, Коль, а она действительно чего-то может?

 — Да не переживай ты так, научим!..

 — А кто учить будет?

 — Да вот ты и будешь! Ты ж у нас спец!

 — Ну, не язви, я серьёзно.

 — А я, типа, на Петросяна похож? У вас же столы рядом, развернёшь свой, чтобы ты мог её экран видеть, если чё, подскажешь!

 — Ага, а она будет на мой смотреть!

 — Ну, так уберёшь с Рабочего стола эту... свою... порноту...

 — Это не порнота, это фотомодель, Синтия Саинт зовут. Кстати, шефу до таких снимков расти и расти!

 — Ну, смотри сам.

Я вернулся в наш кабинет. Сёма показывал Ире диски с фильмами, кратко комментируя каждый:

 — Час пик — 2. Ну, это тоже с Джеки Чаном...

 — Сёмочка, а те не кажется, что дизайнера нужно сначала познакомить с клипартами? А фильмы оставить на потом?

 — А те не кажется, что ты борзеешь? — Сёма сделал зверскую рожу, потом улыбнулся и вновь повернулся к Ире. — Не обращай внимания, это мы так, дурачимся...

 — Я поняла.

 — Фильмы крутятся в обед, а сейчас — за работу, — скомандовал я. — Сейчас нужно будет мой стол развернуть, чтобы он был тут.

Сёма опять заулыбался:

 — Хитрый, будешь с девушкой рядом сидеть!

 — Я не сидеть собираюсь, а обучать премудростям дизайна. Претензии — к Коляну!

 — Ну ладно, уболтал слабохарактерного. — Сёма явно выпендривался перед Ириной.

Стол был перемещён, Иру усадили на её место, показали, где что лежит, запустили Фотошоп, и тут началось.

 — Ой, мальчики! А он у вас нерусский?

 — Ага, точно! Американский! — Сёма и тут влез. — А вы русифицированный изучали? Ну, так придется переучиваться, у нас лицензионка, а русский — это туфта пиратская.

 — Ты ведь помнишь, где что в менюшках примерно располагается? — вмешался я. — Тут ведь и слов-то всего 40—50, разберёшься!

 — Ну хорошо, — Ира несмело взялась за мышку, — а что мне делать?

 — Календарь для банка. Тут видишь, их фотка, а над вывеской на балконе какое-то чудо вывесило свои простыни и трусы. Это надо поубирать. Справишься?

 — Гы... — Сёма оживился. — Человек первый день на работе, а ты её заставляешь какие-то трусы снимать... С балкона! Ира вспыхнула, но вида не подала:

 — Сёма, ты всегда такой пошляк?

 — А я чё? Я ничё! — Рот Сёмы расплылся до ушей. — Я молчу, как рыба об лёд!

Втроём мы углубились в работу.

Изредка Ира спрашивала у меня, где что в каком меню находится, я поглядывал на её работу.

 — Нет, Ир, тут можно проще сделать: просто возьми другой балкон и подставь его на место этого.

 — А как?

Я придвинулся ближе и взялся за мышку. Колено упёрлось Ире в бедро, но она этого не заметила. Или заметила?

 — Вот примерно так!... Только в новый слой, чтоб края можно было подчистить... Видишь?

 — А если тут ещё цветов насадить? Возле входа. И тётка здесь лишняя с сумками...

Работа закипела.

Зазвонил телефон.

 — Алло, Сёма? — на проводе был шеф.

 — Нет, это я.

 — Значит, передай ему, пусть берёт Коляна и дуют ко мне в гараж. Тут календари на Олимпекс приехали, нужно выгрузить. Потом я их домой отпущу.

 — А я?

 — А ты в другой раз. Как там Ирина?

 — Да вроде справляется пока.

 — Хорошо. Не забудешь офис запереть.

Сёма воспринял приказ шефа без энтузиазма.

 — Ага, как пачки таскать, так Сёма, а как на презентацию ехать, так Сёма гуляет! Ладно, ариведерчи! Успехов вам! — он подмигнул и поскакал за Коляном.

Минут через пять хлопнула входная дверь.

Ира задумчиво посмотрела на свою работу, потом на меня:

 — Ну как?

 — Для первого раза сойдёт.

 — А ты долго тут работаешь?

 — Четвёртый год.

 — Ну и как?

 — Мне нравится.

 — А что тебе ещё нравится? — Ирина явно захотела поболтать.

Я закрыл Фотошоп. На Рабочем столе сидела Синтия Саинт на фоне заходящего солнца. Одна рука прикрывала низ живота, вторая — правую грудь.

 — Красивые картинки нравятся — я кивнул на монитор.

 — Фу! — деланно скривилась Ира. — Это же порнуха!

 — Нет, это чистая эротика... Люблю эротические мотивы... — Я мечтательно развалился на кресле.

 — Тебе только фотографии нравятся?

 — Ну, ещё фильмы разные... Музыка...

 — А с девушками не встречаешься?...

 — Некогда... — вяло протянул я.

 — А после работы чем занимаешься?

 — А в основном тут остаюсь, фильмы смотрю, то, сё...

 — Сегодня тоже остаёшься?

 — Есть другие идеи?

 — Ну, тебе же что-нибудь ещё нравится, кроме фильмов?

 — Да, пиво... И блондинки... — в голову влез тупой анекдот.

 — Понятненько...

Остаток рабочего времени она посвятила доделке календаря, и без пятнадцати пять засобиралась домой.

 — Не опаздывай завтра!

 — Пока!

 — Дверь там захлопнешь... — я дождался, пока хлопнет дверь, и достал с полки диск, помеченный тремя иксами.

Нет, это был не боевик с Вин Дизелем в главной роли, это было кино для любителей острых ощущений от созерцания чужого траха. Фильм назывался XXX-Illusions и повествовал о труппе цирковых артистов, которые жили в своём тесном мирке, изредка трахая друг друга, переезжали из города в город и давали там представления. Козырем их выступления был иллюзионист и по совместительству гипнотизёр. Коньком программы был номер, где из зала приглашалась посторонняя девушка, и под воздействием гипноза устраивала стриптиз. В перерывах между выступлениями происходило много чего интересного, весь фильм пересказывать не буду. Уже в который раз я смотрел сцену, как наш герой натягивал некую корреспондентку, усомнившуюся в его способностях, но под гипнозом легко отдавшуюся ему. Когда страсти на экране достигли накала, и я собрался достать свой прибор с целью снять напряжение, до меня дошёл звук хлопнувшей двери.

Мгновенно нажав Esc и дёрнув молнию на брюках, я выскочил в коридор. Кто бы это мог быть?

В коридор вошла Ирина, держа в руке пакет.

 — Ты что, домой не пошла?

 — Нет, я решила сделать тебе сюрприз.

 — Какой ещё сюрприз? И вообще, как ты вошла? Ты ж дверь захлопнула!

 — Я там не разбираюсь в ваших замках! Назад пришла — а она открытая...

 — Понятненько, — сообразил я, — видно фиксатор передвинулся. Я сейчас...

Разобравшись с входным замком, я прошёл обратно в наш кабинет. Там меня ждал обещанный сюрприз. На столе сидела Ирина, а возле неё стояла двухлитровая бутылка пива и 2 пластиковых стаканчика. Рядом на газетке примостился внушительных размеров сушёный лещ.

 — Слушай, Ир, это чего?... И за что?

 — Ну, ведь я сегодня первый день на работе! Хотелось бы, конечно, всем коллективом отметить, но пацаны ведь ушли... И ты же говорил, что любишь пиво... И блондинок... — Она весело подмигнула. — Наливай!..

Когда первый литр уже булькал у нас в животах, а от леща осталась голова и полспины, Ирина спросила:

 — А тебе только блондинки нравятся?

 — Да это так, к слову, я просто анекдот вспомнил. — И я рассказал его.

Ира засмеялась:

 — Ещё!

 — Что — ещё?

 — Ещё расскажи чего-нибудь!

 — Анекдот?

 — Да!... Я люблю анекдоты!

 — Так у меня тут на компе их тысяч 20 наберётся, если их начать читать, то к утру не закончим!

 — А я никуда и не тороплюсь!

 — Ну-у-у, это муть — в пьяном виде текст читать. Лучше музыку включу...

 — Давай, мне медленные нравятся.

Порыскав в эмпэтришниках, я нашёл папку «Joe Dassin». Заиграла музыка, и зазвучала французская песня.

 — Класс! — Ирина соскочила со стола и принялась изображать нечто среднее между медленным танцем и утренними потягиваниями.

Она даже пару раз зевнула. — Иди ко мне, потанцуем.

Я ошалело смотрел на неё. Однако, развезло девчонку, грех не воспользоваться. Я шагнул к ней и прижал к себе.

Танец это был весьма приблизительный и условный. Мы просто топтались на месте, прижавшись друг к другу. Ирину время от времени охватывала дрожь.

 — Тебе холодно? — спросил я.

 — Наоборот, жарко!

Я выпустил Иру из объятий.

 — Кофту снимешь?

 — Я бы с удовольствием... Но...

 — Стесняешься?

 — У меня под ней почти ничего нет!

 — Покажи!

 — Нахал!

 — Как хочешь!... — Я демонстративно отвернулся и налил ещё стаканчик пива.

 — Я хочу в туалет!

 — В конце коридора, налево.

Я рассеянно вырубил музыку и уселся на стул. В голове моей проносились мысли и разные планы, один нереальнее другого. Появилась Ира, слегка пошатываясь.

 — Я, наверное, пойду уже... домой...

 — Подожди, я тоже схожу. Потом проведу.

Пока излишек пива покидал мой организм (а процесс был длительный), мысли крутились вокруг одного и того же — как её удержать и продолжить начатое дело. Напоить ещё? Нагородить какой-нибудь бред об испорченном замке? Или просто усадить на стол и вдуть по самые помидоры? Они, кстати, уже побаливали.

Подойдя к кабинету, я обомлел — оттуда раздавались знакомые до ужаса стоны из порнушного диска. Блин, я же ZoomPlayer не закрыл!..

Картина, представшая передо мной в кабинете, была из разряда не для слабонервных.

Рядом с почти уже пустой пивной бутылкой лежала кофточка, на ней — розовый лифчик. На экране была, естественно порнуха...

А возле экрана, на моём стуле сидела вторая порнуха. Джинсы с трусиками были спущены до колен. Лобок закрывала одна рука, правую грудь — вторая. Как с Рабочего стола слезла. В отличие от Синтии, руки всё время были в движении, теребили юное тело и сверху и снизу, и оно отвечало на эти ласки взаимностью, вздрагивая и расслабляясь.

 — Ира... Иришка, ты что?

 — А что? Думаешь, только тебе нравится такое смотреть? Я тоже хочу! — и её руки задвигались с удвоенной энергией.

На экране был минет крупным планом. И я не выдержал. Уже секунд через 10 мой конец тыкался ей между пухлых губок (блин, прав был шеф — действительно, «рабочие»), а руки массировали обе груди Ирины, освободив ей руку, которую она немедленно употребила для массажа моей мошонки. Прошло несколько божественных минут, и Иринка получила прекрасную добавку к выпитому пиву — моя сперма, как она потом призналась, была великолепной на вкус.

Наступил мой черед ублажать эту искусительницу. Развернув её вместе со стулом и сдёрнув с ног всё, что там было, я припал ртом к её великолепному бутону. Из всех моих любовниц Ирина превзошла всех — ведь за пару минут поймать три оргазма — это не всякая сможет. Мой язык выписывал кренделя по её вагине, губы всасывали клитор и игрались с ним, как с леденцом. Пальцами правой руки я тёр её промежность, изредка беспокоя анус, а левую руку вытянул вверх, к её груди, и синхронно с клитором, крутил и массировал ей сосок.

Потом у нас был перерыв. Мы просто сидели на столе и целовались. Букет вкуса был непередаваемый — сперма + вагинальные выделения + пиво + лещ. Последнего мы съели с таким аппетитом, будто сбежали из концлагеря. Даже голову сгрызли.

 — Ты давно... это... без парня?

 — Почти два года.

 — Бедная... — я поцеловал её в нос.

 — Теперь богатая...

 — Да уж, с такой зарплатой...

Ирка прыснула:

 — Да ну тебя! Ты лучше скажи, он у тебя долго ещё лежать будет?

 — Пока не встанет.

 — Ты опять прикалываешься?

 — А ты нет?

 — А я тебя хочу...

 — Сильно?

 — А ты как думал?

 — Докажи!

Ирка нагнулась к моему паху и подула на головку.

 — Вставай! Ау! Подъём!

 — Он не любит, когда на него кричат, лучше поцелуй...

«... А ротик у неё всё же бесподобный», подумал я.

Ирка старалась вовсю. Через пару минут она откинулась и полюбовалась на результат.

 — У вас тут дивана нет?

 — Только у шефа в кабинете, но он закрыт... Ты не переживай, обойдёмся и так.

 — Как?

Я пересел на стул и потянул её на себя. Иркина вагина нежно обхватила меня, и начались скачки. Описывать свои ощущения не буду, не силён. Ира же к концу скачек была почти невменяемая. Глядя на меня бессмысленными глазами, она что-то пыталась шептать, облизывала губы, а руками прижимала меня к своей груди.

Грудь была великолепная, раньше с таких девушек скульптуры делали, а ей вот пришлось по жизни — прозябать в дизайнерах... Ирка скоро издала какой-то писк и опять кончила, окончательно обмякла и затихла, обхватив меня стройными ножками. Я же кончать, видимо, не собирался, то ли опять в туалет припекло, то ли просто устал.

 — Ир... Ирунь!

 — М-м?

 — Ты не заснула?

Ирка разлепила серые глаза:

 — Слушай, это у меня впервые так!

 — Как?

 — Так много! И долго!

Она поцеловала мои губы и поёрзала тазом.

 — Он что, ещё стоит?

 — Конечно, я же не кончил!..

 — А почему? Я хочу!

 — А залететь не боишься?

 — Не переживай, сегодня день неопасный... Так ты кончишь в меня? — Она опять поцеловала губы. Потом высунула язычок и принялась их облизывать. Дрожь охватила всё моё тело, в голове зазвенело и... Мне хватило двух фрикций, чтобы взорваться внутри неё фонтаном.

Ирка благодарно поцеловала меня, а когда фонтан иссяк, слезла с моих коленей, нагнулась и с наслаждением облизала остатки с головки.

 — Ты где такому научилась? — спросил я, когда шум в голове поутих.

 — На курсах дизайнеров! — она улыбнулась перепачканными в сперме губами.

 — Приколистка... Нет, честно, где?

 — Был у нас во дворе один кадр. Мне тогда 11 было. Он в лифт один раз со мной попал. На кнопку «Стоп» нажал незаметно, а мне наплёл, что лифт поломался. Я тогда жутко перепугалась, плакала всё, а он утешать полез, сначала волосы гладил, потом плечи, спину, прижал к себе...

 — Ну!...

 — Вот тебе и ну. Он в спортивном костюме был. Я чувствую — мне что-то в живот упирается, спрашиваю его, а он говорит, типа, не бойся, это так и должно быть. Я удивилась сильно, а он мне показал...

 — Да, весёлый парень!

 — А я ведь тогда не знала почти ничего, вопросов ему назадавала, а он рад стараться: говорит, что эта штука жизнь продляет, я спрашиваю, как, а он — так там же эликсир жизни. Я вообще такая наивная была... В общем, отсосала ему. Спрашиваю, а чего это эликсир такой кислый, а он говорит, в следующий раз сладкий будет! Представляешь? Я к нему потом раз 5 приходила, только он сладким так и не стал! Теперь смешно даже вспоминать.

А потом в летнем лагере мне девчонки рассказали, что и как... Мы там музрука нашего соблазняли, он нам на баяне играл, а мы песни пели, на стульях перед ним сидели и коленки разводили! Ты бы слышал, что у него за музыка получалась! Ирина задумалась.

 — Потом Игорёк был, со второго этажа, милый такой мальчик, я его на 13 лет пригласила, а он мне Барби подарил! Говорит, чтобы я была такая же красивая, а сам глаза вниз опускает, я тогда платье короткое надела. Говорю ему, я и так красивая, а он — я вижу, говорит, ты мне нравишься, лицо у тебя красивое, и руки, и вообще — а сам всё на ноги мои пялится! Смотрю — а в штанишках у него торчок! Ну, думаю, запал паренёк, надо и его на вкус попробовать.

 — Ну и как? — Я обнаружил, что от этих историй сам приторчал (в смысле, опять был готов).

 — Танцевали мы с ним, потом я его в комнату к себе повела, фотки показать, а там есть одна — «на пляжу лежу и в небо я гляжу». Он говорит — и ножки у тебя красивые. Я уже его пожалела, Игорёк, говорю, ты хочешь, я тебе покажу кое-что, а сама платье задираю. Ты бы его видел! Глаза по пять копеек! — Ирина увидела мои «метаморфозы» и обхватила член пальчиками. — Он говорит, а если зайдёт кто, а я говорю, не зайдут, это моя комната, я сейчас запру дверь. Пальчики начали игру с моим членом. Вверх-вниз! Балдёж!..

 — Я ему говорю, если никому не скажешь, я разрешу тебе потрогать, и руку его ложу к себе на трусики!..

 — И вам никто не помешал?... Праздник всё-таки.

 — Да родители там с тёткой Верой за столом догонялись водкой-закуской, им не до нас было! Короче, сняла трусики, говорю Игорю, поцелуй меня... Там!!! Он вообще с катушек съехал, так вылизал, что я чуть не кончила, потом говорю, давай сюда своего красавца, я пососу, так он-таки не выдержал!

 — В смысле?

 — В штаны себе обкончался! Чуть не плакал потом...

Иринка на время прервала словоизлияние и приступила к делу. Её бойкий язычок принялся опять вылизывать мой ствол, захватывая и мошонку. Третья за этот вечер волна сладострастия пришла очень быстро. Я поглаживал Иришку по голове, склонившейся к моим ногам, и удивлялся её неутомимости — спермы в этот раз было мало, но девушка и не думала останавливаться на достигнутом, — она буквально насиловала меня ртом, высасывая последние соки.

 — Я сейчас приду, — она встала и вышла в коридор, видно, у неё переварился остаток пива.

Я по-прежнему сидел на стуле, ошарашенный событиями.

 — Ку-ку! — в дверь заглянула весёлая мордашка, — как насчёт минетика?

 — Да иди ты, дай хоть передохнуть... Я ж тебе не порноактёр — по 10 раз на дню!

 — А я ещё хочу! — Ирка зашла в кабинет. Рука её лежала на лобке, одного пальчика там явно не доставало. Видно, она умела доставлять себе удовольствие даже на ходу. Остановившись передо мной и расставив пошире ножки, она принялась шуровать пальцем у себя в щёлке; глаза её заблестели.

 — Смотри, как я тебя хочу! — она достала палец и принялась его облизывать и посасывать. Потом повернулась ко мне попой и, нагнувшись, выставила передо мной всё своё сокровище.

Да, такое зрелище не для бедного дизайнера! Я вскочил со стула, и через секунду уже лизал её бутон. Иринка вздрогнула, напряглась и... опять я услышал мышиный писк, которым она сопровождала свой оргазм. После этого она сползла на пол и распласталась на коврике. Пришлось взять её на руки и перетащить на стул.

 — Ириш, ты как, живая?

 — Конечно, живая, хотя от такого можно помереть, — едва ворочая языком, пролепетала девушка.

 — Пиво будешь допивать?

 — Не, я пива не хочу... Я тебя... хочу!..

 — Слушай, Ир, у меня такое впечатление, что сегодня ты живёшь последний день, а умрёшь от оргазма!

 — Неплохо бы! — Ира улыбнулась. — Ладно, давай закругляться. Уже полдевятого... — Она сладко потянулась. — Спать хочу!... И тебя тоже!..

 — Смотри, на работу не опоздай, хочуха!

За 10 минут мы уничтожили все следы «преступления», оделись и вышли на улицу. Зазвонила моя мобилка. Опять шеф!

 — Да!

 — Завтра с утра придешь в гараж, тут нужно срочно скомплектовать штук 30 календарей, справишься быстро — на работу можешь прийти после обеда! Всё понял?

 — Угу!

 — Всё, пока! — Шеф отключился.

 — Что там? — Ирина повернулась ко мне.

 — Завтра к обеду только буду! Шеф загрузил...

 — Понятно. Буду ждать. — Она улыбнулась, потом неожиданно показала язык. — Буду Сёму развращать! До обеда!

 — Ага, потом его жена из дому выгонит, будешь знать!

 — Ладно, я пошутила... Ты такой милый... Я хочу тебя. — Ира привстала на цыпочки и чмокнула меня в щеку. — Пока, вон моя маршрутка.

* * *

После обеда я появился на офисе и обломался — Иры почему-то не было!

 — А где?... — спросил я Сёму, мотнув головой на пустой стул.

 — Отпросилась, ей документы с биржи надо забрать.

 — Учил её?

 — Не, она там сама ковырялась, что-то пыталась сделать, я не вникал. Паспорт зачем-то свой сканировала... Да, интересовалась, где картинки лежат, как у тебя на Рабочем... Гы!

 — Ладно! — Я уселся на своё место, тронул мышку. Экран засветился. Я обомлел: Синтия Саинт сидела на своём законном месте, закат, руки, ноги, волосы — всё как и было, но лицо... Где же я видел эти пухлые губки и серые глаза?