Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Теща с Рублевки

По мотивам «Lust For Mother In Law» by Lovely_Emma_21 c

Я очень люблю мою жену, но тут такая история. Мы с ней встретились еще в школе, и я и Светка тогда были невинными как дети. Вместе учились всему: начиная от того как нужно двигать бедрами когда подмахиваешь и, заканчивая тем как работать язычком, когда ласкаешь. После школы пошли в разные ВУЗы, но после учебы спешили навстречу друг к другу. На третьем курсе поженились, а через год появился сын Колька. Живем вместе уже 12 лет. После того, как наш сын подрос и закончил младшие классы, предки пристроили внука в модный военный колледж, а Светка, вдруг обратилась к религии. Я сперва думал, это у нее от скуки, а она втянулась серьезно и все больше и больше времени проводит по храмам, да еще собралась куда-то там в паломничество.

В сексе тоже многое изменилось. Конечно «супружеский долг» она исполняет, но никаких особых изысков больше у нас с ней не наблюдается. Даже к обычным раньше оральным ласкам она теперь относится отрицательно; отлежит свое в «миссионерской» позиции и хорош. И вечно бубнит что-то там про то, что это мол не богоугодное дело.

Само собой, что я все чаще предпочитал кончать в собственный кулак, вместо того чтобы лишний раз приставать к ней. А она, по-моему, только рада, что я не навязываюсь. А вы прикиньте сами какой кайф взрослому, женатому мужику дрочить как подростку?

На новогодние каникулы, сына, Кольку, отпустили на 10 дней, и решено было, что все Рождественские праздники мы проведем в загородном доме у Светкиных родителей. Светкин отец генерал, сидит в каком-то Московском штабе, на хорошей должности, и как-то умудрился в наше смутное время наловить «рыбки в мутной воде». В общем, домик на Рублевке отхватил. Не то чтобы, совсем безумный, на фоне соседних даже скромный, но по меркам нормальных граждан — дворец. (Кстати, не подумайте, что я на Светке по расчету женился, когда я за ней ухаживал, ее батя еще майором по полигонам пыль глотал).

Я тогда и предположить не мог, чем обернется для меня это Рождество.

Дед с внуком наконец нашли общие интересы и целыми днями мотались то на лыжную прогулку, то в музеи, а то и вовсе на стрельбы в какую-то часть.

Светка разрывалась между распродажами в магазинах и посещением церквей, как никак Рождество, то утренняя служба, то вечерняя молитва.

Короче сидел я целыми днями в огромном доме наедине с мамой Светки — Галиной. Она по магазинам таскаться не любила, так как была полновата и быстро уставала от ходьбы. Но, несмотря на возраст и полноту, Галина была женщиной веселой, с озорным юморком и вечной улыбкой на устах.

Если честно, то на мой взгляд Галина вовсе и не толстая, т. к. большая часть ее веса приходится на огромную грудь и широченные бедра, а возможно Светкина «прохладность» в спальне сделала мой взгляд на других женщин менее предвзятым, но когда однажды утром теща спустилась в кухню в длинной ночной рубашке, я почувствовал что мой член напрягся.

Я не мог оторвать глаз от больших висящих грудей, я хотел зарыться в них лицом. А еще я хотел обхватить ее бедра и задвинуть все свои 20 сантиметров внутрь ее. Очнувшись я понял что даже забыл дышать, глядя как Галина передвигается по кухне.

Кстати сказать Галину никак не назовешь скромницей. Иногда в разговорах она отпускает такие шуточки, что даже казарменные остряки краснеют. Нет: Светка явно характером и нравом пошла не в маму. Хотя все это вовсе не означает что она была бы готова трахнуться с собственным зятем.

Но я хотел ее. Она о чем-то разговаривала со мной, а бурчал в ответ нечто невнятное. Но все на чем я мог сконцентрироваться это ее грудь. Огромная, удивительная. Я хотел увидеть ее обнаженной. Ужасно. Я опять извинился что брякнул что-то не в тему разговора. Я чуть не кончил прямо в треники, когда увидел как Галина наклонилась над столом чтобы достать соль. Черт, ее груди заканчивались где-то возле пупка. Почему это кажется мне таким привлекательным, почему так хочется прикоснуться к ним? Я выскочил из кухни в ванну, и буквально от одного прикосновения обильно кончил в раковину.

Я знал что так будет продолжаться день за днем. Она будет ходить в ночнушке по кухне, а я глупо таращиться на ее прелести, ни на что больше не решаясь. Я мог бы уйти из дома, чтобы избежать этой ситуации, но я был слишком возбужден. В один из дней я принял решение. Я должен поиметь ее.

 — Похоже Виктор Сергеевич очень любит службу? — спросил я.

 — Да уж, служба — это вся его жизнь.

Я решил поворачивать разговор в нужное мне русло:

 — Я надеюсь, что он не забывает и о Вас?

 — Я много времени провожу одна, но я уже привыкла.

 — Я бы на его месте никогда не оставил Вашу кровать.

Она подняла глаза от своей тарелки.

 — Сергей, ты не должен говорить мне подобные вещи.

 — Я знаю это, — сказал я, глядя ей прямо в глаза. — Но это правда. Вы очень сексуальная женщина, Галина.

Она вновь повторила:

 — Сергей, не надо нам говорить ни о чем подобном.

Я встал со стула и подошел к ней вплотную. Ее дыхание стало тяжелым и ее глаза смотрели именно туда куда надо. Мой член торчал через тонкую ткань треников прямо ей в грудь.

 — Значит я не должен говорить тебе, что мечтаю заняться с тобой любовью?

Она задыхалась, ее глаза не отрывались от моего члена.

 — Сергей.

Вдруг зазвонил телефон. Мы оба вздрогнули, и уставились на пищащую трубку. Когда я, наконец, объяснил абоненту что он не туда попал, Галины уже не было в кухне, а наверху послышался голос деда будящего внука:

 — Рота подъем!

Что ж, сегодня тоже придется дрочить, ну да ладно завтра будет новый день.

Следующим утром Галина начала разговор:

 — Сергей, нам нужно поговорить о том что случилось вчера. Вы не должны жалеть меня, и не должны говорить мне подобных вещей.

Я спокойно сидел напротив нее:

 — Вы правы, Галина. Что я должен, так это просто трахнуть Вас.

Она встала и пошла к раковине. Она тяжело дышала и была очень напряжена, пальцы, вцепившиеся в край мойки, побелели.

Я тоже встал, подошел к ней и прижался членом к ее заднице. Она простонала и слегка подалась задницей ко мне.

 — Я люблю своего мужа, — прошептала она. — Я не хочу травмировать его или Свету.

Я обхватил ее бедра и теснее прижал ее к себе.

 — Никто ничего не узнает, — прошептал я ей. — Но очень хочу тебя, сейчас.

 — Ой, — простонала она и подвинула назад свои бедра, теснее прижимаясь задом к члену.

Я стиснул зубы от удовольствия.

Медленно, я задрал ее длинную ночную рубашку, до тех пор пока не смог увидеть ее большую задницу, затянутую белыми трусиками. Я положил руки на ее ягодицы, и она наклонилась еще сильнее, упираясь ягодицами в мои руки. Я поднял ее длинную ночную рубашку выше и велел ей придержать ее. Как только она это сделала, я стащил ее трусы, в то же время освобождая мой член. Я не мог ждать. Я подтолкнул рукой ее в спину так, чтобы ее лицо почти уткнулось в стол. Когда я погрузил палец в ее киску, я был удивлен сначала тем, какой влажный она была и затем тем, насколько она была тесной. Или Дед имел крошечный член, или прошло очень много времени, с тех пор ее трахали.

Она застонала и все тело ее охватила дрожь, поскольку я трахал ее пальцем. Тогда, я прижал головку моего члена к ее входу и ухватил ее бедра крепче, теперь я был уже на все готов.

 — Скажи мне, что ты хочешь этого, — сказал я ей.

 — Я хочу, чтобы ты трахнул меня, — резко ответила она. — Я хочу, чтобы ты вставил этот огромный член в меня.

 — Да, — сказал я. — Я тоже.

Так что я вонзил в мою тещу, и она закричала, да и я не мог удержать. .. мой собственный крик. Она была такой мокрой и тесной, и я понял что не смогу сдерживаться слишком долго.

 — О, боже! Трахни меня, Сереженька! Какой ты огромный! Трахни меня сильно! — она вопила снова и снова, а я чувствовал как дрожит ее тело.

Она была горяча, она нагнулась ниже чтобы я мог войти на всю глубину, на какую я только смог бы добраться. Я входил и выходил, входил и выходил, снова и снова пока не почувствовал как обильно и сильно кончаю, а она, кажется, кончила минуты на три раньше и все это время просто негромко стонала ожидая моего семени.

Мы оба задыхались, я отступил от нее, и она отдыхала, тяжело привалившись к раковине. Я присел на табурет у стола, но поскольку я видел ее, ее потную задницу, и наши смешанные соки, стекающие по ее дрожащим ногам, я начал возбуждаться снова.

 — Пойдем в спальню, — сказал я ей.

Она смотрела на меня и на мой начинающий подниматься член, все еще торчащий из моих штанов. Она хорошо понимала, зачем я собрался туда идти. Галина замотала головой.

 — Я не могу. Боже, я даже не могу идти.

Я встал.

 — Тогда в гостиную. Теперь Я хочу видеть твою грудь.

Она отпустила ночную сорочку и позволила ей вновь скрыть ее тело, потом она выпрямилась и пошла передо мной в гостиную.

Я сел на диван, в то время как она стояла передо мной в нерешительности. Я стащил свои штаны и глаза Галины неотрывно смотрели на мой быстро растущий член.

 — Боже, ты огромен.

Я хотел сказать ей, что это было все для нее, но предпочел просто скомандовать:

 — Сними это.

Она сбросила свою длинную ночную рубашку оттого, что она стояла передо мной голая, вид грудей моей тещи, висящих с обеих сторон ее пупка, привели мой член в крайне возбужденное состояние. Было больно. А еще я понял что хочу кончить так чтобы мое семя лилось по этим грудям.

 — Подойди сюда, — сказал я ей. — Сядь на меня.

Она колебалась.

 — Я слишком тяжелая.

 — Я сказал, сядь на меня.

Ее соски выдавали ее желание, так что я знал, что она хотела меня. Медленно, она оседлала меня, и ее влажная киска, оперлась на мои бедра.

Я подтянул ее бедра так, чтобы мой член оказался у входа в ее киску, моя головка против ее клитора. Она застонала и прогнулась, подвинув груди к моему лицу. Это был тот момент, которого я очень ждал. Я взял одну из ее гигантских грудей в обе руки, поднес к моим губам и стал сосать ее как большую соску.

Она продолжила стонать. Я чуть-чуть подтолкнул вперед моим членом и она простонала:

 — Трахни меня, Сергей!

Но я еще не насладился всем что получил. Я переместился к ее левой груди и уделил ей столько же внимания. А после вновь вернулся к правой. Я никак не мог прекратить ласкать ее груди, и продолжал захватывать ртом так глубоко, на сколько это вообще было возможно. Я не мог охватить все, но я непрерывно облизывал ее соски и кожу вокруг них, в то время как она крепко прижимала мою голову к себе. Наконец, она изловчилась и так ловко подвинула бедра, что мой член оказался глубоко в ней. Ни один из нас уже не смог бы отказаться от продолжения того, что так внезапно началось. Мы ускорили толчки и я почувствовал что кончаю:

После того, как я излился, я все еще продолжал толчки в ее киску и ласки ее груди, пока она не попросила остановиться.

 — Я не могу больше. Если я кончу снова, я упаду без сознания.

По тому как она дышала, я понял что это правда. Я оставил ее груди, но стал целовать ее в губы, ласкать ее язык, пока она не выскользнула и не встала. Она подхватила свою ночнушку, собрала нижнее белье на кухне, и мы пошли наверх.

Я шел по ступенькам за ней и наблюдал как стекает по ее ногам мое семя, вытекая из ее щелки, добавляя новые капли на каждом шагу.

 — Боже! — я хотел ее снова.

И все же я решил оставить ее одну, потому что мой член уже побаливал, а я хотел приберечь силы и на завтра.

За ужином, я не мог отвести глаз от Галины. Я даже вызвался убирать со стола только для того чтобы хоть как-то отвлечься. Мой член напоминал о себе толчком в ткань джинсов при каждом шаге, который я делал по кухне. Света с мамой притащили груду грязных тарелок а в это время постарался встать так чтобы стол прикрыл мой вздыбившийся член. Они болтали о ерунде, а затем Светка подхватила пирог и ушла обратно в столовую, при этом попросила, чтобы ее Галина помогла мне помыть тарелки и не забыла захватить мороженое.

Когда мы остались одни, я повернул Галину так, чтобы она могла видеть мой член. Она стояла очень близко, и я услышал ее шепот:

 — Что это на тебя так навалилось?

 — Ты, — сказал я моей теще и, притянув ее к себе, поцеловал ее глубоко, втянул ее язык в мой рот, а затем стал нырять своим собственным в ее рот подражая весьма однозначным движениям.

Я ухватил ее грудь, лаская ее через одежду. Ее лифчик был преградой к наслаждению, но я не мог ничего поделать.

 — Сереж, остановись. Ну не время, право.

 — Я не могу, помоги мне, — сказал я, толкая ее моим вздувшимся членом.

Она поглядела на дверь в столовую. Мы слышали как они посмеивались над историей, которую рассказывал Сергеич. Теща расстегнула мои джинсы и вынула мой член. Я положил руки на ее груди, нашел соски и стал ласкать зажимая их между большим и указательным пальцами. Она покачивалась в такт движениям руки, охватившей мой член, а затем вдруг присела и взяла его в рот. Мне пришлось отпустить ее соски, но это было маленькая цена, поскольку моя теща продемонстрировала мне настоящий отсос. Она делала это удивительно, и я быстро кончил в ее умело сосущий рот. Она проглотила все до последней капли, а после облизала меня дочиста.

Светка позвала нас как раз тогда, когда она покончила со мной, теща улыбнувшись подхватила мороженое и двинулась в столовую.

На следующее утро, я еще только проснулся и собирался идти вниз, когда вдруг распахнулась дверь и в мою комнату вошла теща. Голая.

 — Боже! — только и произнес я при виде моей Галины.

Забираясь в кровать, она сказала:

 — Я возбуждена с тех самых пор, как отсосала у тебя. Я не смогла заинтересовать Виктора даже «этим», вчера вечером. Он был слишком занят храпом.

Галина легла рядом.

 — К тому же его маленький-маленький член не удовлетворил бы меня, так или иначе. Трахни меня Сережа. Я знаю, что это ужасно, черт возьми, но ты хочешь меня, а твой член — все, что хочу я.

Я спустил трусы и встал на колени на кровати. Я был уже возбужден от вида моей тещи, лежащей голой на кровати, которую я разделял с ее дочерью. Она раздвинула ноги, но я снова сдвинул их и сел на нее сверху охватив коленями ее талию, так что мой член уже касался ее грудей. Галина усмехнулась, она поняла что я хотел трахнуть ее груди. Теща приподняла свои свисающие груди и охватила ими мой член. Я начал двигаться, находя ритм. Она сжимала меня все сильнее, я двигался все быстрее, и вот, почувствовав приближение, я сказал ей, что сейчас кончу.

Она сказала:

 — Кончи на меня, Сергей. Облей меня всю.

И я сделал это. А она открыла рот и часть семени попала и туда. Галина сомкнула губы и смаковала вкус:

 — Теперь сядь в стороне, и смотри, — сказала мне моя теща, и я понял, что сейчас будет что-то необычное.

Я отодвинулся от нее и сидел молча.

Ей удалось потрясти меня. Она подняла ее груди ко рту и стала облизывать их дочиста от моей спермы. Это была самая эротичная сцена, которой я когда-либо видел. Я стал поглаживать рукой свой вновь крепнущий член. Она наблюдала за мной, чтобы убедиться что мне нравится то, что я вижу. Галина уже все слизала, но продолжала сосать одну из своих грудей, в то же время она стала ласкать пальцами свою киску.

 — Я хочу видеть как ты кончишь, — сказал я ей, она ускорила свои движения, ее глаза, неотрывно следили за моим членом, который продолжал гладить, наблюдая за мастурбирующей тещей.

Когда она начала задыхаться от приближающегося оргазма, то улыбнулась и попросила.

 — Войди в меня, трахни меня, Сергей. Трахни свою тещу, потому что она любит твой огромный член.

Я лег на нее, но не входил в нее, потому что я хотел еще и еще слышать ее слова.

 — Вы делаете что из этого с моей дочерью? — спросила она меня.

Она захватила мои ягодицы приживая меня к себе. Мой член, был плотно прижат к ее мокрой киске.

 — Моя дочь позволяет тебе, трахать ее груди? Она берет твой член в рот? Боже, — застонала она. — Я хочу сделать это все снова. Как она?

 — Нет, — ответил я, начиная медленно входить в нее. — Она даже не намокает от меня, и она давно не трогает мой член.

 — О, мой мальчик. Позволь тогда мама позаботиться о тебе.

Она приподняла ее бедра, так чтобы я полностью был в ее киске, и мы одновременно вздохнули.

 — Вот так. Вставь своего мальчика в киску Мамы, и позвольте ей позаботиться о тебе.

Мы медленно двигались вместе, и я ласкал ее огромные груди и широкие бедра. Мы целовались, сосали языки друг друга, и я чувствовал вкус собственного семени в ее рту — того, что она облизала с ее грудей. Мы трахались медленно в течение долгого времени, и когда она наконец кончила, то стонала так громко, что эхо ее стонов долго перекатывалось по закоулкам всего дома.

 — Кончи в Маму, — сказала она мне. — Боже, Сергей, кончи в меня.

И в этот момент я задрожал, и стал кончать так сильно, как ни кончал, наверное, никогда в жизни. Я никогда не думал, что «рабоче-крестьянская» поза может подарить такое наслаждение.

В течение следующих нескольких дней, мы трахались всякий раз, как только могли уединиться, даже в середине ночи. Мы встречались в гостиной на первом этаже, благо все спальни располагались на втором. Это было даже более захватывающее, чем обычно, так как мы знали, что в любой момент нас могут поймать «с поличным».

Я не знаю того, что случится в будущем, но теперь я планирую, что следующий отпуск мы снова проведем у родителей жены. Уж я на этом точно настою...