Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

При свечах

Наша прихожая встретила меня темнотой, лишь слегка рассеянной тонкой полоской света, пробивавшейся из-за неплотно закрытой двери в спальню. Супруга, видимо, готовилась ко сну, что и неудивительно, — я здорово задержался на очередном безотлагательном совещании. А ещё я запоздало вспомнил, что сегодня у меня день рождения. Жаль, что испортил жене вечер. Я бросил портфель, быстро разулся и скинул пальто. Потом почти бесшумно раскрыл дверь в спальню, стараясь не разбудить жену, если она уже заснула.

Однако я оказался не прав, — Иришка не спала и, пока я пропадал на работе, приготовила мне сюрприз. Нашу спальню, а точнее, — широкую кровать, занимавшую почти всё свободное место, освещал десяток свечей, на тумбочке, в вазе стоял огромный букет белых, в цвет мебели и стен, хризантем. Там же, на тумбочке стояла бутылка «Мадам Клико» и два высоких бокала. А к запаху свечей примешивался лёгкий, дурманящий аромат восточных трав. Сама Иришка являла собой живописную картинку, лёжа поверх белоснежного покрывала с книжкой в руке, глядя на меня томно и, в то же время, хитро. Она знала, чем меня порадовать, когда надевала на себя это изысканное бельё, которого я до сих пор не видел, но смог оценить по достоинству, как только моя драгоценная поднялась мне навстречу во все свои метр семьдесят. Длинная, почти до пола, чёрная юбка, оставляла открытыми лишь ступни длинных и тонких ног, но была настолько прозрачной, что позволяла отчётливо разглядеть малюсенькие чёрные трусики, благопристойно прикрывающие бритый лобок. Топик, такой же прозрачный и тонкий, с очень короткими рукавами, призванный не скрывать, а дразнить, только подчёркивал округлость её непропорционально больших грудей и отчётливо прорисовывал соски. В свои 29 лет она выглядела также прекрасно, и оставалась такой стройной, как и семь лет назад, когда мы только познакомились. И до сих пор, для меня не было женщины лучше и желаннее.

 — Ты задержался, милый, — Иришка подошла ко мне, и её длинные тёмные волосы плавно стекли по плечам и груди.

 — Извини, дорогая, мне стыдно, — я торопливо снимал пиджак, — даже забыл о дне рождения. Представляешь?

 — Зато я не забыла! — она помогла мне избавиться от галстука, — и мы всё-таки отметим наш праздник.

 — Спасибо, Ириш! — она стояла так близко и так чудесно пахла какими-то дорогими духами, что слова благодарности хрипом застряли в моём горле. Зато, забытый на время работы, друг в брюках, вопросительно поднял голову. Это не осталось незамеченным.

 — Не благодари, и так всё видно, — она смотрела как раз туда, — этот вид твоей благодарности, куда красноречивее слов!

 — Я: э? — что-то пытался промямлить я, но Ирка прикрыла мне рот поцелуям и я, перестав искать оправдания, отдался во власть чувств.

Мы сплетались языками, слегка покусывали друг другу губы, я перебирал пальцами её волосы и упирался ей в живот своей воспрявшей плотью. А Иришка времени даром не теряла, поэтому, когда мы прервали поцелуй, на мне остались только расстёгнутая рубашка и носки.

 — Ложись, я буду делать тебе подарок, — она потянула меня к кровати за торчащий колом член, как собачку за поводок. Я послушно последовал за ней, надеясь, на продолжение. Правда, успел по дороге стянуть с себя носки, чтобы не уподобляться американцам.

Повинуясь её толчку, я упал на покрывало. Ирка села мне на живот, подтянув юбку вверх, чем несколько расстроила мои планы немедленного совокупления. Я схватил её за бёдра, с намерением исправить ошибку.

 — Не спеши дорогой, — она отвела мои руки, — и расслабься. Мои подарки ещё закончились.

Она взяла с тумбочки бокал и, наполнив его до краёв и расплескав часть мне на грудь, заставила меня выпить шампанского. Я сделал это с удовольствием, — вино было в меру холодным и не очень сладким, Иринка учла мои вкусы. А попка её была такой тёплой, что я снова попытался схватить её, на этот раз за грудь.

 — Подожди, я тоже хочу выпить, — она налила себе. И выпила залпом. — Ты заставил себя долго ждать, поэтому должен быть немножко наказан. Только твои 37 лет дают тебе право претендовать на меньшее наказание, чем ты заслужил.

 — О нет, не мучай меня, моя госпожа, — решил я подыграть ей, хотя ролевыми играми мы никогда не баловались, — ты хочешь капать на меня воском, что ли?

Ты всё узнаешь в своё время. А пока, — она наклонилась, чтобы извлечь из-под кровати коробку в подарочной упаковке, — интересно, что внутри? Сейчас покажу.

Она ловко избавилась от лент и бумаги. Раскрыла коробку и достала что-то кожаное с ремешками.

 — Не ломай себе голову, это браслетики для твоих рук, — она нацепила мне на запястье один из них, — видишь, как просто? Теперь ремешок закрепляем на спинке кровати... Вот теперь ты не сможешь шевелить этой рукой.

 — Милая, ты мне не говорила, что любишь такие игры!

 — Какие уж тут игры? А тебе не нравится? — Ирка уже застёгивала второй браслет, — если не нравится, — то не будем продолжать и никаких сюрпризов больше.

 — Нет, нет! Ты что? Это интригует!

 — Тогда помолчи немного. Хочешь ещё шампанского? — она закрепила вторую руку.

 — Нет, не хочу.

 — А я выпью, — она быстро налила себе и также быстро выпила. — Подвигай руками.

 — Не выходит, — я честно попытался ими шевелить.

 — Это хорошо! — она медленно провела ладонями по моей груди, — нравится?

 — Конечно! Нельзя ли теперь перейти к активным действиям?

 — Ещё чуть-чуть, милый, и перейдём. — Из коробки появились ещё два браслета, точные копии предыдущих. — А это на ноги.

 — Так необходимо? — Я уже исстрадался, у меня лопнет мошонка.

 — Правда? — Иринка развернулась и переползла к ногам, на долю секунды положила свою ладошку мне между ног, — и вправду, как торчит! И раздулся весь! Потерпи.

Она ловко, будто не раз репетировала, развела в стороны мои ноги и прицепила их к ножкам кровати. В результате, я оказался распятым, как в малобюджетных немецких фильмах для определённой целевой аудитории.

 — Ну как? — Ирка стояла у меня в ногах, — сможешь вырваться?

 — Не смогу. Теперь ты довольна?

 — Не совсем. Смотри, — она из той же коробки достала ещё что-то, — это чтобы ты не болтал без умолку!

 — Тогда я не только не смогу болтать, но и целоваться не смогу!

 — Точно. Зато я смогу! А теперь приоткрой рот, — молодец! — она застегнула кляп на мне, лишив меня возможности комментировать происходящее.

 — Вот теперь — всё! — сказала она удовлетворённо, — надо выпить.

Она выпила, вернула бокал на тумбочку и задумчиво посмотрела мне в глаза. Я молчал. Не потому, что сказать мне было нечего. Всё это было интересно. Я уже догадывался, что вечер не будет коротким, что Ирка решила меня немного помучить. Но каким беспомощным я почувствовал себя в тот момент. — Не всегда приятно понимать, что ты полностью в чьём-то распоряжении, пусть даже это твоя жена. Хорошо ещё она мне глаза не завязала. Хотя...

 — Милый, хочешь, я глаза тебе завяжу? — словно прочитав мои мысли, спросила она. — Или предпочитаешь увидеть всё? — Я кивнул.

 — А ещё, ты, наверно, хотел бы, чтобы я занялась твоим дружком, — я опять закивал, даже слишком усердно закивал. Ирка переползла по кровати и устроилась между моих ног.

 — Так? — она провела пальцами по члену, — или так? — её пальца сжались вокруг моего страдающего органа.... Я опять закивал в ответ.

 — А хочешь, я немножко для тебя потанцую? — она слезла на пол, не дожидаясь моего согласия, хотя я не был против, и, пошарив за тумбочкой, включила магнитофон. В комнате зазвучала медленная музыка, её всегда такая нравилась.

Она вернулась в кровать, приподняла мне голову, поправив подушку. Затем слезла, зажгла ещё несколько свечей и устроилась на коленях у меня в ногах. Секунду просто сидела, словно собираясь с мыслями, а потом начала плавно двигаться. Руки её заскользили от бёдер к животу, потом на грудь, на шею. Там замерли. Он распрямилась, слегка запрокинула голову, провела ладонями по волосам, подняла их вверх и отпустила. Волосы закрыли её лицо. Руки остались за головой. Он продолжала медленно раскачиваться. Я заворожено следил за движениями её худого тела. Мне хотелось схватить её в охапку, завалить, облапать груди и вогнать в её горячее тело свой конец. А потом долбить им внутри до самой разрядки.

Поток моих бессвязных мыслей прервался открывающейся дверью. Вошёл мужчина. Громко звучала музыка, Ирка продолжала танцевать, а за её спиной... Глаза мои полезли на лоб от неожиданности. Я задёргался в своих путах. И не сразу обратил внимание на хитрую улыбку жены. «Она знала!» — буря эмоций, видимо, отражалась у меня на лице, поэтому Ирка решила внести ясность.

 — Милый, это мой одноклассник, имя которого тебе ничего не скажет. У нас с ним давно был маленький романчик, без секса, разумеется. А сейчас я решила дать ему возможность реабилитироваться. Тем более, что мы с тобой давно этого хотели. А если бы не твой день рождения, то, так бы и хотели дальше. Я вот решила форсировать события.

Пока она всё это говорила, незнакомец не терял времени: стоя сзади, он обнял Ирку и начал по хозяйски наглаживать её тело. Он продолжала танцевать так, словно бы ничего не происходило. Я бесновался. Я даже не мог его разглядеть толком. А мужчина неторопливо избавил мою жену от верхней детали её костюма и сосредоточил своё внимание на её груди. Он ладонями очерчивал полукружия грудей, а Ирка прогибала спину, словно пыталась задержать эти руки на сосках, не дать им соскользнуть. Одновременно, она, слегка расставив ноги, в танце двигала бёдрами. Он тёрлась попкой о его ширинку! И не отрывала от меня взгляда.

Возбудило ли это меня? — Я взорваться готов был, как бочка с порохом. Всё, что угодно я готов был предположить, но такого... Да мы думали, что секс втроём был бы приколен. Но так? Да чтоб инициатива от неё? А почему нет? — Ей секс всегда нравился часто и помногу. От этого мы и плясали, фантазируя. Но в фантазиях всегда всё просто! Как у неё хватило смелости? Кто он?

Тем временем, незнакомец нашёл её соски и неторопливо покручивал их пальцами. Даже с моего места видно было, как отвердели Иркины маленькие вишенки под этими ласками. Обычно, к этому моменту, Ирка уже обильно течёт, — ей очень нравятся ласки груди. Она что же, консультировала его заранее? А она обнимает его за шею и разрешает ему себя целовать. Я вижу, как вздымается в дыхании её грудь. Он целует её шею. Видно, что моя любимая возбуждена. А я? — Не то слово! Иринка отворачивается от меня. Они целуются, как совсем недавно целовались мы. Разве так можно?! Он же моя жена! А мужчина уже, стянув с неё юбку почти до колен, мнёт Иркину маленькую попку. Ему, кажется, по фигу моё присутствие. Я вижу, как его пальцы проникают в ложбинку между ягодицами, под тоненькую резинку трусиков. Затем, он обеими руками спускает с неё и трусики. Уже ничто не мешает ему наслаждаться упругостью Иришкиной плоти. Мужчина раздвигает её ягодицы, и я отчётливо вижу, как его палец круговыми движениями массирует тёмноё пятнышко ануса. Слышу, как громко вздыхает моя жена, вне всяких сомнений, — незнакомец доставляет ей огромное удовольствие своими ласками.

 — Милый, тебе всё видно? — она с улыбкой поворачивается ко мне, — смотри внимательнее!

Мужчина соскальзывает по её телу вниз, одновременно стягивая на пол остатки Иришкиного наряда. Она поднимает одну ногу, чтобы помочь ему сделать это. Нога так и остаётся поднятой, — незнакомец поддерживает её на весу. Что он там делает? Он всё ещё на коленях. Ирка ставит ногу на кровать. Это слишком широко, теперь этот мужик должен всё видеть! — Да он и видит. И не только видит, судя по тому, что Ирка руками прижимает его голову к себе. Он ведь лижет её! Все Иркины сладкие прелести! Я опять задёргался.

 — Извини, дорогой, мы увлеклись, а ты ничего не видишь, — с этими словами она заставляет незнакомца встать.

Теперь я могу его рассмотреть. Ничего особенного: невысокий, чуть выше Ирки, темноволосый, с ничем не примечательным лицом. Не атлет, конечно, но фигура нормальная, одет просто, как оделся бы я сам — в свитер и джинсы. Этими джинсами, как раз и занялась моя благоверная, пока он снимал свитер. Решили, видимо, восстановить равновесие в одежде, хотя контраст голого женского тела на фоне одетого мужчины, был очень острым. Ирка успевает включить торшер. — Правильно, теперь я ничего не пропущу из этого спектакля.

Она садится на кровать рядом со мной. Я уже знаю, что будет дальше, но не нахожу в себе сил закрыть глаза. И, когда незнакомец, влекомый взмахом её руки, не спеша приближается к ней, покачивая немаленьким, стоячим членом, я продолжаю смотреть. Ирка очень удачно расположилась, она может наблюдать за мной, а я за ней. Мужчина останавливается перед ней, Ирка переводит взгляд на его орган, который уже всего в нескольких сантиметрах от её лица. Я чувствую, что ей не терпится попробовать этот инструмент на вкус, но она не спешит. Я смотрю на мужика, но я его не интересен, — он всецело увлечён Иркиными манипуляциями. А она провела ладошками по мужским бёдрам, по животу, и начала медленно ласкать его пах, не прикасаясь к гениталиям. Это очень мучительная ласка, даже для меня, прекрасно знакомого с Иришкиными привычками. И мужчина начинает выгибать спину, пытаясь сократить расстояние между головкой своего члена и женскими губами. — Как я его понимаю, как бы мне хотелось самому погрузиться в эти губы. Мельком я вижу, как с головки моего члена падает на живот мутная капелька. — Я перевозбуждён.

А Иришка не хочет мучить одноклассника, ей интересны только мои муки. Она уже двумя руками держит его за яйца, перебирая их, но смотрит мне в глаза.

 — Милый, ты знаешь, мне так хочется ему отсосать, — она улыбается, видя моё возбуждение, — о, я вижу, что и тебе этого хочется! Ну, кивни! — Я покорно киваю.

 — Тогда смотри! — и она, чуть наклонившись, высовывает язык и проводит им по блестящей головке члена её друга. Мужчина стонет. Я тоже.

 — Замечательный вкус, — Ирка коварно улыбается, — но он такой большой, я не уверена, поместится ли он у меня во рту?

Она сжимает в ладони ствол его члена, слега подрачивая. Второй рукой мнёт и оттягивает свой сосок. Потом медленно насаживается ртом на орган мужчины, выпускает его, оставляя следы помады на его тёмной коже. Вот и всё во рту моей супруги побывал чужой член, который теперь блестит от слюны. Я хочу, чтобы она не останавливалась, чтобы сосала, пока он не зальёт её с ног до головы. Я ловлю Иркин взгляд. Она вновь раскрывает рот, и глядя мне в глаза делает минет этому своему корешу, помогая себе рукой. И ни капли стыда я не вижу. Волосы падают ей на лицо. Мужчина, жестом заправского порно актёра, отводит их в сторону, чтобы я не пропустил ни одного мгновения его развлечений. Ирка сжимает мой член и тоже дрочит. О, как хорошо! Я кончаю!

 — Ну вот, посмотри, что ты наделал! — я послушно приподнимаю голову. Весь живот и вся грудь у меня залиты, потрудился на славу.

 — Я-то думала, ты до конца досмотришь! Придётся нам в соседнюю комнату уйти, — она, не выпуская из руки члена, посмотрела на меня, — что не надо?

Я отчаянно мотал головой. Мне хотелось продолжения. Ещё чего удумала, — «в другую комнату» она уйдёт! И так не известно, сколько этот друг сидел там. И что они делали до моего прихода, кстати? — Эти мысли заставили вновь зашевелиться мой отработавший, казалось бы, отросток. Видимо, дух разврата, царящий в нашей спальне, вдохнул в меня новые силы.

 — Ну что ж, убедил, — Ирка тоже смотрела на мой поднимающийся конец, — только музыку выключим, чтобы тебе всё слышно было?

Да, без музыки стало слышно всё: и тяжёлое дыхание Иркиного партнёра и её причмокивания, поскольку она опять взялась ему сосать, и скрип двери. Я поднял глаза. На пороге спальни стоял второй мужик! ГОЛЫЙ! — Так вот в чём дело! — Она их музыкой вызывает. Сколько их там ещё? Я что-то замычал.

 — Да знаю я, знаю, — она встала с кровати навстречу вошедшему, — они друзья. Нам показалось, что так будет намного интереснее!

Второй был намного крупнее и симпатичнее первого. Да и хозяйство у него было посолиднее. Даже посолиднее моего. Хотя раньше, мне бы и в голову не пришло, сравниваться концами с кем бы то ни было. Кстати, хозяйство его было в полной боевой готовности. За это самое хозяйство Ирка его и схватила тут же. Он ответил ей поцелуем в губы, обхватив за талию. Первый подошёл сзади, и теперь они зажали Иринку с двух сторон. Я видел лишь спину первого, но судя по движениям их рук, и сдавленному дыханию супруги, понимал, что там сейчас очень горячо. Некоторое время они так и стояли, потом Ирку толкнули на кровать, она села спиной ко мне, а эти двое начали своими хуями тыкать в её лицо. Она хрипло смеялась и ловила их руками. Видимо, поймала, потому что они чуть поуспокоились, а Иркины локти синхронно задвигались. Оба сосредоточенно следили за её манипуляциями. Дыхание всей троицы участилось. У меня встал. — Было от чего. Но анализировать свои ощущения я даже не пробовал. Я только надеялся, что Ирка меня отстегнёт всё-таки.

 — Подождите, — задыхаясь, сказала Ирка, — вы мне рот порвёте. Мне надо лечь.

Он поползла от них по кровати. Там, где она сидела, осталось мокрое пятно в форме её промежности. Далеко уползти ей, впрочем, не дали. Её поймали, когда она проползала на четвереньках в районе моего живота. Первый схватил её за попку, а второй, обойдя кровать, встал надо мной перед её лицом. Теперь следить за происходящим я мог только по звукам, поскольку из моего положения мне было видно только волосатую мужскую жопу. А вот звуки говорили о том, что Ирке благополучно засадили. Сначала она очень глубоко вздохнула, а потом активные чавкающие звуки возвестили, что половой акт начался. Учитывая, сколько из неё натекло, процесс не должен затянуться. Правда, рот ей быстро заткнули чем-то большим. Я даже догадывался чем. Но даже это не мешало ритмично стонать. Втроём они здорово раскачали кровать. Зато, я периодически чувствовал прикосновение её раскачивающейся груди, к своему члену. Я даже приподнял бёдра, надеясь на взаимность с её стороны. Но Ирка слишком перевозбудилась, чтобы обратить на это внимание. Её натягивали на два конца абсолютно чужие нам люди, в то время как её муж терпел невыносимые муки, глядя на всё это.

Неожиданно, впрочем, для меня ожиданно, — Ирка громко замычала и стала извиваться на рвущих её членах, — оргазм даже свалил её на мой живот, прямо в лужицы подсохшего семени. Ей было уже не до минета, она стонала во весь голос, руками рвала покрывало и продолжала кончать под непрекращающимися ударами члена. Через её потное тело я чувствовал эти беспощадные толчки в глубине её живота.

Постепенно она затихла, но мужчины были неудовлетворенны. Ещё не пришедшую в себя толком Иринку, в четыре руки подняли с меня, я даже не успел насладиться теплом её груди. Тот, что минуту назад долбил её влагалище, опустился ниже и стал облизывать, судя по звукам её щель. Второй опять занялся её губами.

 — Подождите, — сказала она хрипло, — я хочу, чтобы вы поменялись.

Оба с энтузиазмом отнеслись к её предложению. Он так и осталась на коленках покорно дожидаться самцом. — Словно сука, в ожидании кобеля. Мутными после оргазма глазами она смотрела на меня. Нет, стыдно ей не было. В её взгляде я увидел лишь желание кончать снова и снова, безразлично от чьих рук, ртов и членов. Но что-то пошёл мне навстречу, — Ирку подняли на ноги. Один из незнакомцев встал у меня над головой, прислонившись к стене; второй, я хорошо это видел, обойдя мою супругу сзади, ковырял пальцами у неё между ног. Пальцы его масляно блестели в свете торшера. Теперь я мог лицезреть акт во всей его красе. Я смотрел, как Ирка деловито приняла в рот блестящий от её смазки орган, как мужчина подхватив её под груди начал бессовестно их мять. Мне не было видно, как второй, с большим концом, запихивал его в мою жену, но как Ирка застонала, впустив этот шланг в своё лоно, я отлично слышал. У неё даже слюна закапала мне на лицо, так резко этот друг засадил ей. Я видел его волосатые яйца, ритмично раскачивающиеся в такт их движениям и хлопающие Иришку по бритому лобку. Всё, что я видел до сих пор в различных порно фильмах, не шло ни в какое сравнение с тем, что разворачивалось сейчас, в мой день рождения, у меня на глазах. И всё это, при деятельном участии моей любимой. Могло ли мне когда-нибудь, даже в фантазиях представиться такое? Мог ли я подумать, что два незнакомых мне мужчины, так спокойно и цинично, будут брать мою Иришку в моём присутствии.

На этот раз не выдержал тот, что стоял надо мной. Сначала он застонал в полный голос, потом притянул к себе Иркину голову и задёргался. Я отлично представлял себе всё, что он сейчас испытывает, в искусстве отсасывания с моей девочкой мало кто мог сравниться. Что она обычно вытворяла языком, как высасывала всё, до последней капли.

Я видел, как заходило ходуном её горло, как она честно старается проглотить всё, но, видимо, даже ей это не под силу, — теперь мне на лицо падали тяжёлые, горячие капли спермы. Я даже не успел отвернуться. Только закрыл глаза. А Ирка всё продолжала постанывать, — тот, с огромным концом, всё трахал и трахал податливое лоно моей жены.

Я почувствовал, как Иришка опустилась на колени, и разлепил один глаз. Она просунула руки мне под голову и возилась с застёжкой моего кляпа, ни на секунду не переставая подмахивать долбящему её сзади. Кляп отлетел к стене, а Иришка, прижавшись ко мне всем телом и содрогаясь от толков, поцеловала меня в губы. Всё, что она не проглотила, она донесла до меня, чтобы и я разделил её восторг от вкуса чужого семени. Но я ответил на поцелуй. Мне в рот потекла тягучая, вяжущая жижа, чуть солоноватая на вкус и слегка разбавленная Иркиной слюной. Язык и нёбо мне тут же залепило это клейкое вещество. Ну и коктейль, подсунула мне любимая! Пришло бы мне в голову, когда я сидел на совещании, каких-то пару часов назад, что ночью я стану целовать в губы собственную жену в обконченные посторонним мужиком губы? И каждый раз, когда я кончаю ей в рот, она терпит всё это? Я вспоминал, как она слюняво сосала его конец, как он дёргался и стонал, сливая ей в рот то, что я теперь вынужден глотать под нажимом Иркиного языка. А то, что не попало ей в рот и осталось на носу, щеках и губах, она сейчас остервенело размазывала по моему лицу.

Ирка распласталась у меня на груди, прогнув спину, чтобы самец за её спиной мог свободнее овладевать ею. Даже наш поцелуй поддавался ритму его ударов. Я слышал, как он монотонно стонет на низкой ноте, как мокро хлюпает его дубина во влагалище моей девушки, как тяжело шлёпают по её телу яйца этого оплодотворителя и как с шумом вырывается горячий воздух через её нос. Своим членом, выгнувшись дугой, я старался потереться об Иришкин живот, если бы мне это удалось, я бы кончил в один момент. Возбуждение было диким. Не только у меня. Ирка, словно в забытьи впилась в мои губы. Она уже не целовала, она кусала меня. Ещё чуть-чуть...

Они кончали долго и сильно. Сначала взвыла Иришка, выплюнув мой язык, задёргалась на пронзающей её елде. Видимо, спазмы в её влагалище ускорили процесс, потому что с тигриным рыком, друг за её спиной начал разряжаться прямо в неё. Он оторвал её лёгкое тело от меня и прижал к себе. Ирка болталась в его руках, как тряпичная кукла, не прекращая стонать. Чуть позже, вылив всё, он отпустил её безвольное тело, и она дрожа и задыхаясь упала вновь ко мне на грудь.

Глаза мои были залеплены спермой, поэтому я не видел, что происходит в комнате, да меня, по правде, это и не беспокоило. Я волновался за Ирку. И даже не потому, что её только что отимели вдвоём на протяжении часа. Я думал, — не мог ли ей что-нибудь повредить внутри этот, с елдой? Я бы обнял её, если бы мои руки не были надёжно закреплены на прежнем месте. Дыхание её постепенно восстанавливалось. Она подняла голову и с нежностью посмотрела на меня.

 — Хочешь? — голос был хриплый.

 — Спрашиваешь! — так же хрипло ответил я.

Она снова поправила мне подушку и развернулась лицом к моим ногам. Какое-то время устраивалась, пока я, как зачарованный разглядывал её красную, раздроченную огромным хуем, и залитую спермой щель. Ей хотелось ласки, которую мог дать ей только я. И когда она прижалась своими складочками к моему лицу, я, захлёбываясь и размазывая по щекам её соки, смешанные с обильным семенем чужака, начал облизывать и сосать всё, что попадало под язык, глотая терпкую влагу. Второй раз за сегодняшний вечер я пил сперму незнакомых мне мужчин. И это дарило немыслимое наслаждение. Я слизывал остатки чужого вкуса и представлял, как только что толстый и длинный чужой член вспарывал эти прелести своей тупой скользкой головкой и брызгал в мою девочку, не думая о последствиях. Могло ли его что-то волновать? Он хотел поиметь мою Иришку, — и он её поимел, так и должно быть. И это было самое приятное.

Хотя нет, самое приятное делала мне сейчас она. Мой многострадальный орган погрузился в горячий Иркин рот, где до меня проложили себе дорогу и даже оставили свои следы, два самца. Но они ушли и теперь эти прекрасные нежные губы снова полностью принадлежат мне. Она сосёт меня ничуть не хуже, чем предыдущих. А я сосу её половые губы и клитор, я хочу, чтобы она кончила сегодня от меня так, как сегодня ещё не кончала. Ещё немножко. Да, соси! Ещё! ЕЩЁ!!!

[email protected]