Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Талисман

Вот уже четыре года Виктория жила с Николаем в гражданском браке. Их отношениям мог позавидовать любой. Николай очень любил Викторию и не упускал случая лишний раз подчеркнуть это. За все время совместной жизни они ни разу серьезно не поссорились. И лучшего, казалось, нечего было и желать, если бы... если бы не одна слабость Николая — карты. Он был настолько азартным игроком, что все свободное от работы и Виктории время проводил за карточным столом. Она понимала, что с недугом Николая бороться бесполезно, поэтому не запрещала, а потом даже согласилась, по его просьбе, стать для него талисманом.

И вот она уже сидит за карточным столом рядом с Николаем, на чьей-то даче, ночью. За тем же столом сидят солидные мужчины со своими "талисманами». Виктория сильно контрастировала на их фоне. Ее женственная фигура со стройными ножками, округлым тазом и шикарной грудью притягивала взгляды всех игроков. Но Викторию интересовала лишь игра. Партия за партией, и она уже начинала немного понимать, когда у Николая хорошая карта, а когда — плохая.

Наконец — последняя партия. Один за другим игроки делали свои ставки. Виктория уже сбилась со счета, но знала, что в "банке» находится около семидесяти тысяч. Чем ближе была развязка, тем сильнее у нее билось сердце. Адреналин разгулялся вовсю. Игроки начали сбрасывать карты. Остались только Николай и Джус (так Николай называл мужчину, сидевшего напротив). Тот небрежно бросил в "банк» пять тысяч:

 — Дальше!

Николай замялся. У него были короли, но денег уже не было.

 — Господа! — обратился он к присутствующим.

 — Кто одолжит мне десять тысяч? У меня хорошая карта, но нет денег для того, чтобы вскрыть "банк».

Все молчали. У каждого была своя причина отказать ему, и Николай это понимал.

 — Твоя взяла, Джус, — произнес он дрожащим голосом. — Но учти, ты взял этот "банк», но не выиграл его. У меня лучшая карта.

Он хотел уже было бросить карты на стол, но Джус остановил его:

 — Стой! Я не хочу, чтобы вы так считали, — он обвел взглядом присутствующих и опять посмотрел на Николая. — У тебя нет денег, но есть, что поставить.

Джус перевел взгляд на Викторию. Она поняла, хотя не до конца, о чем идет речь. Кровь застучала у нее в висках. Сейчас она уже становилась вещью, ее телом можно сделать ставку.

Пауза затянулась. Николай молчал, опустив глаза.

 — Я хочу уточнить, — прервал всеобщее оцепенение Джус.

 — Если я выигрываю — я владею этим телом ровно три дня. До следующей игры. Подумай!

Джус указал глазами на "банк» и посмотрел на Викторию.

"Господи, он готов рискнуть более чем семьюдесятью тысячами, долларов ради трех дней владения моим телом! » — невольно промелькнуло в голове у Виктории, и она почувствовала, как сильно застучало ее сердце. Абсолютно новое чувство адреналинового возбуждения медленно овладевало ее телом, приводя его в состояние легкого экстаза.

 — Нет! — отрезал Николай.

Наверное, именно такого ответа ждала от него Виктория. Она посмотрела на него благодарным, любящим взглядом и повернулась к Джусу:

 — Да!!

 — Ты что... с ума сошла?

 — одернул ее Николай. — Прекрати!

Она опять посмотрела на него благодарным, но уже блеснувшим азартом, взглядом:

 — Да! Тело мое — и мне решать! Да!!

Джус улыбнулся и посмотрел на Викторию прищуренным, лукавым взглядом:

 — Ну что ж, решено. Я принимаю ставку. Но... я хотел бы видеть товар без упаковки и здесь, — он указал пальцем на середину стола.

Виктория поняла, что от нее требуется. Она влезла на стол и встала посередине, немного расставив ноги. "Банк» оказался у нее между ног, а все присутствующие теперь с нескрываемым любопытством рассматривали ее снизу. Виктория медленно стянула через голову облегающее платье и бросила его на "банк». Теперь она осталась в изумительном, подчеркивающем и без того сексуальное, женственное, сногсшибательное тело, белье.

Джус медленно оглядел ее с ног до головы, не пропустив ни единого выступа или ямочки.

 — Дальше, — потребовал он.

Виктория щелкнула застежкой лифчика, освободив большие, мягкие груди. Лифчик упал к ногам.

Джус опять пробежал взглядом по телу Виктории, внимательно изучая каждый сантиметр. Пауза затянулась. Виктория чувствовала, как у нее заныло внизу живота, вызывая сильный зуд в вагине и заполняя теплом все тело. Такого с ней еще не было. Ей казалось, что еще мгновение и она разразится оргазмом. Сейчас решится судьба ее возбужденного, трепещущего тела.

 — Достаточно, — мягко произнес Джус. — У меня валеты. Николай бросил карты на стол:

 — У меня короли, я выиграл.

Ноги у Виктории подкосились. Она плавно опустилась на стол, и зажав руками груди, громко засопела, закрыв глаза и вздрагивая всем телом. Мягкий, но очень длинный, ласкающий оргазм нежно надавил изнутри, пытаясь вырваться наружу неконтролируемыми конвульсиями тела.

Все присутствующие поняли, что с ней произошло.

 — Тебе можно позавидовать, — произнес Джус, глядя на Николая. — Такой легковозбудимый темперамент, облаченный в это знойное тело, стоит дороже любых денег. Не забывай об этом!

Он поднялся из-за стола и вышел из комнаты. Остальные игроки последовали за ним. Остались лишь Виктория и Николай. Она слезла со стола и начала сгребать деньги в платье.

 — Зачем ты это делаешь? — пытался остановить ее Николай. — Давай сложим все в сумку. Надень платье.

 — Нет! Не трогай меня! — крикнула вдруг она. — Ты не представляешь себе, чего мне стоило решиться на это! Ты не знаешь, скольких лет жизни стоил мне весь этот спектакль! Это мои деньги! Я их заработала! Это плата за мое тело и тот страх, который я пережила! Не трогай меня!

 — Хорошо-хорошо! Это твои деньги! Только успокойся! Давай сложим их в сумку, а ты оденься. Нам же нужно ехать домой. Ты что, поедешь в таком виде? Мы же поедем на такси!

 — Да! Поеду! Хоть на такси! Хоть в автобусе!!

Виктория свернула платье с деньгами и, прижав к груди вышла на улицу. Все машины, кроме машины Джуса, уже разъехались.

 — Садитесь, я вас подвезу, — Джус открыл заднюю дверцу своего BMW.

Виктория с Николаем уселись на заднее сиденье. Джус всю дорогу рассматривал в зеркало дрожащее, то ли от холода, то ли от напряжения, обнаженное тело Виктории.

Машина остановилась возле подъезда. Виктория с Николаем поднялись по лестнице, изредка встречая спешащих на paботy жильцов. Те останавливались и с открытыми ртами провожали взглядом полуголую Викторию, прижимавшую к груди скомканное платье.

Бросив деньги на полку в шкафу, Виктория вдруг повернулась к Николаю и начала поспешно сдирать с него одежду. Пережитое волнующее приключение дало о себе знать. Новая волна возбуждения захлестнула ее плоть, жадно требуя удовлетворения своих потребностей. Он видел эту страсть и помогал ей, как мог. Наконец, освободившись oт одежды, Николай поднял Викторию на руки и швырнул на кровать. Одним движением он перевернул ее на живот. Его руки схватили шикарный округлый таз и, приподняв ого над кроватью, резко потянули на себя. Напрягшаяся плоть сама нашла разгоряченный, изнывающий, скользкий вход и рывком вошла до упора.

 — Ой, мамочки! — завопила Виктория. — Давай! Не останавливайся!

Ее тело задергалось, подаваясь навстречу Николаю и ударяя ягодицами о его таз.

У Николая возбуждения было не меньше. Больше часа продолжалось слияние двух жаждущих тел. Усладившись до изнеможения, они сладко и крепко уснули.

Пережитое адреналиновое приключение отложило свой отпечаток. .. и на сон. Во сне Виктория видела, как она, обнаженная, усыпанная деньгами, лежит посреди огромного игрального стола, а десятки мужчин пожирают ее тело глазами и бросают на нее деньги, делая свои ставки. И больше всех бросает Джус. — Моя! Все равно она будет моя! — кричит он. Виктория проснулась разгоряченная, потная и возбужденная до предела. Сон был настолько волнующим и эротическим, что она была на грани экстаза. Словно желая убедиться, что выигрыш не был сном, Виктория подошла к шкафу и резко открыла дверцу. На полке лежала огромная куча денег. Протянув руку, Виктория легонько прикоснулась к ним. По руке пробежала теплая волна счастья и... возбуждения. Слезы покатились по щекам, а вагина так заныла, что Виктория, закрыв дверцу, бросилась к спящему Николаю. Рывком, сдернув одеяло, она даже не удивилась тому, что у него возбужденный член. Усевшись сверху, она с наслаждением проглотила воспаленной, слезящейся вагиной возвышающийся отвердевший "кол». Проснувшемуся Николаю оставалось только наблюдать за тем, как Виктория, заложив руки за голову и закатив глаза, со сладким стоном агрессивно двигает тазом.

Прошло три дня. Николай опять начал собираться на игру. Открыв ящик, в который они переложили деньги, он недосчитался пятидесяти тысяч. В этом не было ничего удивительного: все деньги от выигрыша принадлежали Виктории. Николай только улыбнулся и, отсчитав двадцать тысяч, вошел в спальню.

Виктория перед зеркалом надевала нижнее белье, состоящее из трусиков, которые практически ничего не закрывали, и лифчика с прозрачными чашечками, которые придали ее груди еще большей сексуальности.

Библиотечка журнала "Ночные Искушения»

 — Ты собираешься со мной? — спокойно спросил Николай.

 — Конечно! — Виктория блеснула загоревшимися глазами. Ведь я — твой талисман!

Николай сел на край кровати:

 — Послушай, дорогая, давай поговорим спокойно, без азарта и блестящих глаз.

 — Давай! — Виктория очень внимательно посмотрела на него.

 — Понимаешь, то, что произошло прошлый раз, всего лишь счастливая случайность. Это хорошо, что все закончилось благополучно, но на подобный исход рассчитывать больше не нужно. Ты пойми — это не игрушки.

 — Совершенно верно. Это не игрушки — это игра. Такая же азартная, как и на деньги. Только вместо денег я ставлю свое тело. Что в этом плохого?

 — Что плохого?! Я скажу тебе, что здесь плохого! Одно дело проиграть деньги, а совсем другое — тело.

 — Так всего на три дня. Что случится с телом за три дня? Прошло три дня и все, а деньги остались.

Николай немного помолчал, а затем тяжело вздохнул:

 — Это очень богатые и влиятельные люди. Ты даже представить себе не можешь, что они могут за эти три дня с тобой сделать.

 — Ну не убьют же в конце концов!

 — Убить не убьют, но эти три дня могут стать самым страшным кошмаром в твоей жизни. Если твое тело приравнивают к такой сумме, то, выиграв его, они не просто поцелуют его в попку или погладят по ножкам. Понимаешь? Не шути с этим.

 — А я и не шучу. Я готова! — отрезала Виктория, надев легкое платьице. — Поехали!

Николай еще раз тяжело вздохнул. Он видел, что не сможет никакими уговорами сбить тот азарт, который захлестнул Викторию.

 — Поехали, — грустно улыбнулся он, — но учти — я тебя предупреждал!

Через полчаса они уже подкатили на такси все к той же даче. Машины остальных игроков уже были на месте.

 — Все в сборе, — констатировал Николай. — Пошли. Только я очень тебя прошу, не рискуй понапрасну.

Собравшиеся за столом встретили их с нескрываемым восторгом и азартом.

 — Ты опять со своим талисманом? — спросил Джус, целуя руку Виктории.

 — А как же он без меня? — улыбнулась Виктория. — Я ведь не только талисман, но еще и запасная ставка!

Все рассмеялись. Началась игра. Она проходила с переменным успехом для Николая. Виктория уже начинала скучать. Никто не рисковал, да и сумма в "банке» особо не поднималась. Но вот, впервые за всю игру, никто из игроков не сбросил карты. Ставки начали расти. После нескольких кругов, сидевшие, слева от Николая Стас и Джус, прекратили игру. Остались Николай и, сидевший справа от него, Семен. У Виктории учащенно забилось сердце. Она чувствовала, что подходит ее время. Семен бросил в "банк» десять тысяч:

 — Дальше!

У Николая оставалась такая же сумма и можно было вскрыть, но он бросил деньги и произнес:

 — Дальше!

Семен улыбнулся. Было видно, что ему понравилось поведение Николая. Он бросил в "банк» двадцать тысяч и с ехидной улыбкой произнес:

 — Дальше!

У Николая больше не было денег. Он молчал. Все присутствующие, как по команде, обернулись в сторону Виктории. Все зависело от нее, от ее решения.

Виктория медленно влезла на середину стола и, повиливая бедрами, сняла облегающее платьице. Через мгновение и лифчик упал к ее ногам. Николай хотел уже было открыть карты, но Виктория легонько прикоснулась ногой к его рукам и, прищурив таза, взглянула на Семена:

 — Дальше!!

Стас присвистнул, а Джус с громким хохотом зааплодировал:

 — Бра-во-о! Бра-во-о! Браво, Виктория!

 — Посмотрим, Семен, хватит ли у тебя теперь денег для того, чтобы вскрыть Николая! — смеялся Стас, не переставая аплодировать.

Семен полез в сумку и достал оттуда пятьдесят тысяч.

 — Это ты во столько ее оценил?! — улыбнулся Джус. — Не позорься!

Семен достал еще пятьдесят.

 — Этого достаточно? — спросил он, глядя на Викторию.

 — Достаточно! — спокойно произнесла она. Семен бросил деньги в "банк».

 — Вскрываю!

Они открыли карты. "Банк» взял... Николай. Виктория медленно слезла со стола. Дрожащими руками она пыталась надеть лифчик, но от волнения ей никак не удавалось это сделать. Джус что-то шепнул на ухо своей подруге и та, подойдя к Виктории, помогла ей одеться.

 — Спасибо, — тихо прошептала она и села возле Николая. Игра закончилась все складывали деньги, курили. На этот раз

Виктория не сгребла деньги в платье, а позволила Николаю сложить их в сумку. Сумма набралась внушительная: около двухсот тысяч.

 — Господа! — неожиданно произнес Стас. — Мы все здесь сражаемся за обладание телом Виктории, так давайте устроим аукцион. Кто больше даст — тот и хозяин. А? Как вы на это смотрите?

У Виктории перехватило дыхание. Она взглянула на Николая. Он замер и смотрел на присутствующих испуганно-беспомощным взглядом, словно искал спасения. Понимая, что от него ничего не зависит, Виктория взглянула на Джуса. Неизвестно, что он прочитал в ее глазах, то ли испуг, то ли просьбу, но в тот же миг он посмотрел на Стаса:

 — Послушай, Стае, давай не будем звенеть монетами. Хорошо? Я тоже умею швырять деньгами. Для начала разберемся в сложившейся ситуации. Прежде всего — Виктория не вещь и не проститутка, а такой же игрок, как и мы. У нас есть деньги — мы ставим в "банк» деньги. У нее есть тело, и она ставит в "банк» свое тело. Мы согласились с этой "ставкой», приняли ее, оценили и теперь сражаемся за "банк», дабы вместе с ним взять и эту пикантную "ставку». Это придает нашей игре некий смысл, добавляет азарта. Не так ли?

 — Именно так! Да! — закивали все дружно.

 — Смысл ведь не в том, чтобы просто купить Викторию, вернее, ее тело, на три дня, — продолжил Джус, — а в том, чтобы выиграть его. Кто окажется удачливее, кому больше повезет, тот и выиграет! Хотя... может, Виктория сама хочет выставить свое тело на аукцион?! Я готов поучаствовать в нем.

Джус перевел взгляд на Викторию и прочитал в ее глазах большую благодарность. Она с трудом выдавила из себя:

 — Нет... Игра есть игра.

 — Хорошо! — не успокаивался Стас. — Я согласен с тем, что ты сказал, — он посмотрел на Джуса, — и теперь хочу внести новое предложение, которое, как мне кажется, не обидит Викторию и прибавит азарта. Прошу понять меня правильно.

 — Ну выкладывай, а мы послушаем, — спокойно произнес Семен.

 — Я предлагаю заканчивать каждую игру таким "аккордом»: мы делаем ставки деньгами, а Виктория — телом. Дабы долго не тянуть, карты раздаем в открытую. У кого карта сильнее — тот и

"хозяин». Я делаю ставку.

Стас достал из сумки сто тысяч и положил их на средину стола. После короткой паузы Джус и Семен сделали то же самое. Все молча смотрели на Викторию, ждали ее решения. Повинуясь азарту, ее тело само медленно поднялось и водрузилось на середину стола, расставив над "банком» дрожащие ноги.

 — Не надо, Виктория, не надо! — тихо сказал Николай.

Но она больше себя не контролировала. Платье и лифчик упали на "банк».

 — Сдавайте, — тихо произнесла она.

Колоду взял Стас. Одна за другой, карты ложились на стол. Виктория слышала их шуршание, но вниз не смотрела. Она ждала финала. И вот шуршание прекратилось, в тишине раздался голос Джуса:

 — Виктория, ты взяла банк. Виктории показалось, что

она слышит голос судьбы. Сквозь затуманенный рассудок она почувствовала, как подкосились ноги и наружу вырвался оргазм. Опустившееся на стол тело забилось в судорожных конвульсиях, из глаз брызнули слезы, а из груди вырвался полустон — полурыдание. Сквозь звон в ушах Виктория услышала голос Джуса:

 — А ты говоришь, аукцион! Игру стоит продолжать лишь для того, чтобы еще хоть раз увидеть такой адреналиновый оргазм. Лично я готов ради этого проиграть не одну сотню!

Когда Виктория пришла в себя, в комнате остались только она и Николай. С трудом спустившись со стола, она села на стул. Николай сложил деньги в сумку, а затем набросил на нее платье.

 — Пойдем, — он взял ее под руку.

Они вышли. Джус стоял возле своей машину:

 — Садитесь, я подвезу. Не поедете же вы с такой суммой на такси.

По дороге никто не произнес ни слова. Когда подъехали к подъезду, Виктория посмотрела в зеркало заднего вида и встретилась взглядом с Джусом.

 — До следующей игры, — бросил он.

 — Спасибо, — произнесла Виктория и захлопнула дверцу.

В квартире она, не раздеваясь, упала на кровать и неожиданно для себя мгновенно забылась крепким сном. Только под вечер Виктория проснулась оттого, что почувствовала в себе горячую, тугую мужскую плоть. Это Николай, проснувшись раньше нее, решил преподнести ей такой же сюрприз, какой она преподнесла ему в прошлый раз. Находясь еще в полусне Виктория непроизвольно задвигала тазом, чувствуя, как накатывает мягкая волна оргазма.

Когда тело расслабилось, Виктория поцеловала Николая:

 — Боже, мне так хорошо, как никогда.

Последующие три дня Виктория находилась в полуобморочном состоянии. Мыслимое ли дело: за две игры, правильно, подсознательно оценив обстановку и рискнув собственным телом, она выиграла более полумиллиона долларов! Но Виктория прекрасно понимала, что бесконечно ей везти не может и рано или поздно фортуна от нее отвернется и ей придется платить по счетам.

Время от времени Виктория открывала ящик, в котором ровными стопками были сложены пачки денег. Она клала на них руку, чувствуя, как по телу расползается нежное возбуждающее тепло, закрывала глаза и вспоминала каждое мгновение из тех моментов, когда против ее тела "стояла» огромная сумма. От этого ее плоть постепенно приходила в состояние экстаза, а иногда и оргазма.

Через три дня они опять собирались на игру. Понимая бесполезность каких-либо уговоров, Николай все же предпринял еще одну попытку:

 — Вик... — он немного помолчал, — ты хоть понимаешь, в какую ситуацию ты влипла?

 — Да, — довольно спокойно ответила Виктория, — понимаю. Но поверь, я иду на это сознательно. Я готова, как морально, так и физически к любым сюрпризам. Изменить уже ничего нельзя. Пообещай мне только: что бы со мной не случилось — не бросай меня.

 — Обещаю! — не задумываясь ни на секунду, ответил Николай. Игра подходила к концу, но именно сейчас Виктория начала

очень сильно волноваться. Рассчитывать на то, что все забыли о договоре, не приходилось.

 — Итак, делаем ставки, господа! — торжественно произнес Стас.

Все взгляды устремились на Викторию. Она молча поднялась, сбросила платье, лифчик и влезла на стол:

 — Сдавайте!

К ее ногам посыпались пачки денег. Волнение нарастало. Виктория слышала, как падают карты, затем все стихло.

 — "Банк» мой, — услышала она голос Джуса. — Сегодня повезло мне, господа!

Несмотря на то, что Виктория была готова к такому развитию событий, где-то в глубине души все же надеялась на чудо. Чуда не произошло. Пришло время платить за свой азарт, за дерзость, за безрассудство. Назад дороги не было.

 — Прошу, — Джус подал ей руку, помогая слезть со стола. Виктория вся дрожала. Накинув платье и опустив голову,

Виктория молча, покорно ждала дальнейшего развития событий. Джус собрал деньги и взял Викторию за руку:

 — Пойдем?!

Затем он обернулся к Николаю: — Извини, Ник, сегодня тебе придется добираться на такси. До встречи через три дня!

BMW, мягко катил по утреннему прохладному асфальту. Начинался новый день. Но Виктории все было безразлично. Она ехала в неизвестность, которая ее совсем не пугала, но почему-то держала мысли и тело в напряжении.

Автомобиль подъехал к трехэтажной огромной вилле, обнесенной высоким кирпичным забором.

Джус, его белокурая спутница и Виктория вошли в дом, прошли в гостиную и расположились на огромном, мягком диване. Вошли две девушки с подносами и начали накрывать на стоя, стоящий возле дивана. Джус налил по рюмочке коньяка.

 — Давайте, девочки, за хорошую жизнь, — он опрокинул рюмку и посмотрел на Викторию: — Выпей, расслабься немного. Тяжелая сегодня была ночь. А затем Ириша, — он показал глазами на свою спутницу, — отведет тебя в спальню. Нужно отоспаться, отдохнуть, набраться сил.

После завтрака она поднялась вместе с Ирой на второй этаж.

 — Это твоя спальня, — завела ее Ира в одну из комнат. — Ложись и спокойно спи. И самое главное: выбрось все дурные мысли из головы. Ничего сверхъестественного с тобой не произойдет. Андрей очень азартный, страстный человек, но не изверг.

Ира улыбнулась и вышла, а Виктория, даже не раздеваясь, повалилась на кровать.

Когда она проснулась, рядом с ней сидела Ира.

 — Ну как, отдохнула? — спросила она, протягивая халат. Пойдем немного взбодримся.

Виктория полностью разделась и, накинув халат, последовала за Ирой. Они, спустились в полуподвал, где был огромный бассейн и несколько

дверей. Пойдем сначала немного попаримся, — Ира сбросила халат

и открыла одну из дверей. В парилке уже находились те молоденькие девушки, которые накрывали на стол.

 — Знакомься, — кивнула в их сторону Ира. — Александра и Вита. Ложись на полку, они приведут тебя в порядок.

Виктория не поняла, какой "порядок» она имела ввиду, но на полку легла. Одна из девушек намазала ее лобок и промежность каким-то кремом, а у другой в руках появилась бритва.

 — Андрей любит идеально выбритые гениталии, — улыбнулась Ира. — Так что полежи спокойно.

Девушки сделали свое дело и вышли.

 — Это прислуга? — спросила Виктория.

 — Можно сказать и так. Они лесбиянки, и Андрей любит наблюдать за их сексуальными играми. Он вообще очень любит наблюдать за половым актом, когда девушку трахают пять десять человек в течение трех-четырех часов. Поняла? Это он называет "страстным марафоном».

 — — Меня ожидает то же самое? — у Виктории перехватило дыхание и учащенно забилось сердце.

 — Скорее всего, да, — Ира немного помолчала. — Ты уже участвовала в "групповухе»?

 — Нет.

 — Тогда тебе поначалу будет немного не по себе, а затем станет легче. Не бойся и настрой себя на то, что тебе будет очень хорошо Это я тебе гарантирую. Ты откроешь для себя очень много нового! Пойдем, пора одеваться.

Они опять поднялись в ту комнату, где отдыхала Виктория. Ира достала из комода упаковку новых черных чулок и прозрачный пеньюар:

 — Надевай! Это вся твоя одежда на сегодня! Виктория начала медленно надевать чулки.

 — Скажи, а почему Джус, имея такую охрану, выезжает из дома один, да еще с такой суммой? — подняла взгляд Виктория.

 — Все очень просто, — улыбнулась Ира. — Андрею нужна ох

рана только тогда, когда он спит. В бодрствующем состоянии он сам любому глотку перегрызет. И еще: за пределами этого дома Андрей ничего не имеет против того, чтобы его называли Джусом, а в доме обращайся к нему по имени. Хорошо? — Хорошо. Виктория набросила пеньюар, и они спустились на первый этаж. В одной из комнат на кожаных диванах сидели Джус и трое охранников. Александра и Вита подавали на стол.

 — Садись, немного подкрепимся, — похлопал Джус по дивану. Виктория села рядом с ним. Выпили немного коньяка. Все

развеселились, о чем-то шутили, разговаривали.

Вдруг все стихло. Александра взяла Викторию за руку и молча повела к огромной кровати. Вита сняла с нее пеньюар.

 — Прошу на "сексодром», — показала она на кровать. — Ложись и расслабься.

Виктория повиновалась. Изящные ручки девушек заскользили по ее телу. Их нежные, горячие губки покрывали тело поцелуями, припадая к соскам, клитору, губам. Через минуту Виктория уже дрожала от желания. И тут же она увидела над собой мускулистое тело одного из охранников. Он поднял ее ноги и резко вошел в вагину, ударив головкой по матке. От неожиданности и боли Виктория вскрикнула, но в тот же миг Вита закрыла ей рот поцелуем, а Александра зашептала:

 — Тихо, тихо! Расслабься! Все будет хорошо!

И действительно, через мгновение агрессивный огромный, член охранника уже доставлял ей удовольствие. Вскоре Виктория разразилась продолжительным, сотрясающим оргазмом. Затем ее усадили на огромный член одного из парней, а другой — медленно и плавно вошел в анус.

 — Ма-моч-ка-а-а! Как же мне хорошо! — простонала Виктория, закатив глаза.

Двойное удовольствие разливалось по всему телу, заставляя его напрягаться, дрожать и громко стонать. Ребята то и дело меняли позы, не кончая, и менялись местами. Это давало возможность ублажать Викторию практически без остановки и. довольно длительное время. Вдруг Виктория почувствовала, что огромные, тугие мужские плоти уже доставляют ей не удовольствие, а некий дискомфорт. С каждым мгновением ей становилось все хуже. Она стала отталкивать коренастые тела, а из груди со стоном вырывалось:

 — Хва-тит! Хва-тит! Я больше не могу! Я прошу вас! Хва-тит! Ой, мамочка, мне плохо! Мне дурно! Хватит!!!

Она кричала и плакала, пытаясь вырваться. Но силы были неравные. Ребята крепко держали ее, а крики и стон еще больше их заводили. Они задвигались так агрессивно, что Виктория под их ударами подпрыгивала, как мячик. Не выдержав, она громко зарыдала и закричала:

 — Не на-до-о-о-о!

 — Хватит! — крикнул Джус. — Дайте ей немного отдохнуть. Ребята резко остановились. Виктория громко всхлипывала и дрожала. Ей казалось, что не останови сейчас Джус этот "марафон», ребята затрахали бы ее до смерти. Ира поднесла ей рюмку коньяка:

 — Глотни... Полегчает.

Виктория опрокинула рюмку. Тепло начало разливаться по телу, снимая напряжение. Она закрыла глаза и откинулась на спину. Но уже через несколько минут сильные мужские руки подняли ее, устанавливая в очередную позу. "Марафон» продолжился. Мужские плоти, сменяя друг друга, опять без остановки владели ее телом. Виктория уже не чувствовала особого возбуждения и не кончала. Не в состоянии больше выдержать такого натиска, она опять начала корчиться, пытаясь оттолкнуть ребят и освободиться от них.

 — Может хватит, Андрей, — услышала она голос Ирины. — Я с ней разговаривала, она впервые на "групповухе».

 — Хва-тит! — громко зарыдала Виктория. — Хва-а-а-тит! Я больше не могу-у-у!!!

 — Стоп! — громко скомандовал Джус. — На сегодня достаточно!

Ребята оставили ее в покое. Ирина присела на кровать и нежно погладила ее страдающее тело:

 — Когда немного отойдешь, сходи в бассейн. Это помогает.

Следующий день Виктория с Ирой опять начали с парилки и бассейна. Александры и Виты не было. Ирина молчала и только изредка бросала на нее лукавый взгляд. Первой заговорила Виктория:

 — Ты с Андреем живешь в гражданском браке?

Ира громко рассмеялась:

 — В каком браке?! Я его очередная дорогая игрушка, пока не надоем. Придет время, и меня сменит кто-нибудь другой. Возможно, даже ты.

 — А с чего ты взяла, что именно я сменю тебя?

 — Ну, во-первых, я сказала "возможно». А во-вторых, почему бы и нет? Ты очень страстная, темпераментная, имеешь совершенное тело, которое, как я знаю, очень нравится Андрею.

 — Но я не выдержу таких "марафонов»!

 — Ах, Виктория! — Ира глубоко вздохнула. — Я знаю, что ты вчера испытывала. Со мной было то же самое в первый раз. Но потом... потом открывается "второе дыхание», и ты испытываешь такой кайф такое блаженство, которое ни с чем нельзя сравнить. Это как наркотик. Ты уже не сможешь без этого. Поверь мне, я знаю, о чем говорю.

Когда они вошли в комнату, где Александра и Вита уже заканчивали накрывать на стол, помимо Джуса на диванах сидели еще шестеро парней: трое вчерашних, ублажавших ее, и трое новых не менее коренастых. Они были абсолютно голые и завидев Викторию, заерзали на диване, словно готовясь к схватке с ней. Их разнокалиберные члены постепенно приняли вертикальное положение, грозно глядя в потолок раздутыми блестящими головками. Увидев ряд торчащих, напряженных стволов Виктория задрожала. Она вспомнила, до какого состояния её вчера довели трое из них, и представила, что могут сделать с ней все шестеро. Ей стало немного не по себе.

 — Присаживайся, — показал Джус на кресло, стоявшее рядом с диваном. — Немного разогреемся или ты желаешь обойтись без спиртного?

 — Нет, лучше со спиртным, — ответила Виктория.

После нескольких рюмок коньяка она немного расслабилась Страстный марафон» начался менее темпераментно, чем предыдущий. Парни сначала по очереди овладевали ею, мягко и аккуратно нагнетая возбуждение то в один, то в другой "канал страсти». Но вот парни начали ублажать ее парами, одновременно овладевая вагинальным и анальным входом. Возбуждение возросло. Наслаждение усилилось. Один оргазм сменял другой. В голове у Виктории все время вертелся рассказ Ирины о каком-то "втором дыхании», и ей казалось, что оно уже наступило. Но она ошиблась. Постепенно возбуждение отступало, а ему на смену опять пришло то состояние, которое она испытывала вчера. Руки самопроизвольно начали искать тела парней, желая их оттолкнуть, а из груди опять вырвался истошный визг:

 — Ой! Ой! Нет! Нет! Не на-адо-о!! Хва-ати-и-ит!!

На этот раз Джус не остановил ребят, его голос прозвучал, как приговор:

 — Сильней! Активней!

 — Не-е-е-е-е-ет! — завопила Виктория так, что сама оглохла от собственного крика.

И в этот момент внутри ударил невероятно сильный горячий гейзер, мгновенно обдав теплом тело. Что-то невероятное, сильное, лишающее сил и рассудка, овладело ее телом, плотью и мозгом. Ничего подобного она раньше не испытывала. Пик блаженства словно застыл.

Виктория видела, как блестят глаза Джуса, наблюдающего за разыгрывающимся похотливо-страстным действием. Даже в тот момент, когда парни, оросив ее горячей, липкой спермой, отпустили ее тело, уступая место другой паре, ощущение частых, коротеньких оргазмов не оставляло Викторию. Она уже не чувствовала своего тела. Это был комок сладострастия, неги и безумства. То теряя сознание, то сладко приходя в себя и находясь словно в бредовом сне, она растаяла в собственной похоти, жажде и довершенной удовлетворенности. Как сквозь пелену тумана она видела взгляд Ирины, понимающей ее состояние, и словно из глубокого колодца, донесшийся ее голос:

 — Все, она переступила черту. Теперь можешь лепить из нее все. что пожелаешь.

Это хорошо! — услышала она голос Джуса. — Давайте выпьем за эту невидимую черту, за которой нет предела похоти, желанию и блаженству!

Ни следующий день Виктория проснулась от какого-то шума.

Все попытки вспомнить, каким образом и когда она очутилась в постели, ни к чему не привели. Все тело болело, а промежность неумолимо ныла.

 — Господи, что со мной происходит? — тихонько прошептала она.

 — Ничего страшного, — вдруг раздался над головой голос Иры.

 — Твоя плоть уже требует тот "наркотик», который она распробовала вчера. Я же тебя говорила!

Ира села возле нее на кровать и нежно провела рукой от шеи до лобка.

 — Ну как, вчерашний "марафон» тебе уже понравился?

 — Да, — как-то неуверенно ответила Виктория, словно стыдясь такого ответа, и на ее щеках вспыхнул легкий румянец. — Да, ты была права. Это похоже на наркотик. Стыдно признаться, но я уже опять готова повторить вчерашний "марафон».

 — Так в чем дело? — улыбнулась Ира и нежно поцеловала ее мягкую большую грудь. — Пойдем! И запомни: ничего постыдного в этом нет. Твоя плоть сама этого просит.

Они вышли из комнаты. Ира была обнажена, и Виктория тоже не стала ничего надевать. Спустившись этажом ниже, они остановились на лестнице. Джус словно спиной почувствовал взгляды Виктории и Иры. Он оглянулся и рукой дал знак, чтобы они спустились вниз.

Виктория постоянно ощущала легкое, ноющее возбуждение, а ее мысли находились среди молодых мужских тел. Ирина была права: страсть и похоть овладели не только ее телом, но и мыслями.

Виктория уселась на диван и одним глотком осушила уже приготовленную ей рюмку коньяка.

Джус с интересом наблюдал за ее спокойными, уверенными движениями.

 — Ты готова? — прищурил глаза Джус.

 — Да, — спокойно ответила Виктория.

Она поднялась с дивана и направилась к "сексодрому». Но парни перехватили ее на полпути. Через мгновение она уже висела в сильных, молодых руках с поднятыми вверх и раздвинутыми ногами. Один из парней зашел спереди и одним рывком вошел в вагину. Виктория сладко застонала, прогнув спину. Первая сладкая и нежная волна возбуждения пробежала по ее телу. Темп постепенно увеличивался. Парни сменяли друг друга, не давая ей передышки ни на минуту. В этот раз "второе дыхание» у Виктории открылось гораздо раньше, и неприятных ощущений почти не было. Она растаяла, растворилась в похоти, жажде и страсти. Теперь она уже не теряла сознание, но ее затуманенный мозг уже ничего не мог оценивать реально. Он слился воедино с телом и плотью.

После очередной смены парней, Виктория почувствовала, что оба члена вошли во влагалище. Новое потрясающее ощущение еще выше подняло планку наслаждения. На мгновение тело Виктории напряглось, законвульсировало, выбрасывая наружу энергию очередного неудержимого оргазма, и обмякло окончательно.

Через несколько часов, после отдыха, "страстный марафон» повторился. Но он был уже гораздо короче и менее темпераментным. Парни, несмотря на их молодость и страсть, выбились из сил.

После бассейна Виктория поднялась наверх и надела свою одежду. Подходило время, когда нужно было уже покидать этот "гостеприимный» дом.

Машина Джуса подкатила к подъезду. Виктория открыла дверцу.

 — Виктория, — остановил ее Джус, — я хочу сказать... огромное спасибо тебе за все. И... извини, если что не так. Поверь, я ничем не хотел тебя обидеть.

 — Я знаю, — кивнула головой Виктория. — И тебе спасибо... Андрей... за все. До встречи.

Она закрыла дверцу и направилась в квартиру, с трудом переставляя ноги.

Николай открыл дверь. Виктория посмотрела на него безразличным, блаженным взглядом и, легонько поцеловав в губы, направилась в спальню. Не раздеваясь, она упала на кровать. Николай присел рядом и погладил ее по голове:

 — Что он с тобой делал?

 — В попку целовал, — устало пошутила она и добавила: — До игры еще есть время, я хотела бы пару часов поспать.

Николай поцеловал ее и вышел из спальни, закрыв за собой дверь. Виктория быстро и сладко уснула.

Проснулась она оттого, что Николай нежно гладил ее по голове:

 — Пора ехать на игру. Может, ты сегодня не поедешь?

 — Поеду, обязательно поеду, — сонным голосом ответила Виктория.

За игровым столом царила тишина. Все сосредоточили свое внимание на игре и... на Виктории. Никто, кроме Джуса и Ирины, не знал, как прошли для нее эти три дн