Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Знойная Бразилия

Не каждому везет в жизни. Мне повезло. Могла ли я представить пять лет назад, что в двадцать один год окажусь в самом сердце Южной Америки, в Бразилии. Да никогда в жизни.

А все началось с того, что мой отец решил сделать из меня этакую Мата Хари. Я, конечно, шучу, но доля правды в этом есть. После окончания школы он повез меня во Львов, поступать в академию. Отец у меня — бывший военный и, хотя он сам рано уволился из армии, решил, что мне — будущей женщине, там самое место. В школе училась я хорошо, но все равно, моему па-пику пришлось отвалить приличную сумму, чтобы я поступила туда, куда он хотел. Мало кто знает о существовании этого учебного заведения.

Девчонок там можно было вообще по пальцам пересчитать. Тем не менее, через пять лет диплом я получила, причем международного образца. Выпускники нашего факультета, как правило, попадали в консульства или представительства стран "третьего мира» — раньше, их так называли. Я досконально владела испанским, португальским и, само собой разумеется, английским языком. Нас, девчонок, училось в этом заведении всего несколько человек и жили мы не в казармах, как ребята, а в общежитии и имели относительную свободу.

 — Ты главное учись, выучись и до окончания учебы постарайся никого в подоле не принести, — наставлял меня отец. — Иначе твоей карьере конец.

Я училась, выучилась и по его совету никого в подоле не принесла, но невинность свою потеряла, еще на третьем курсе. Не скажу, что большой, но кое-какой опыт у меня в этом плане был. И он вскоре мне пригодился.

Но расскажу обо всем по порядку. Когда мне при распределении объявили, что я еду в Южную Америку, я не-очень то удивилась, так как знала заранее, что могу туда попасть, поэтому и языками занималась. Но Бразилия!... Для меня это был волшебный мир вечных карнавалов, веселья и экзотических танцев.

После непродолжительного отпуска, половина из которого ушла на оформление целой кучи документов, я, наконец, покинула Родину. Не буду рассказывать, как я добиралась до места назначения, скажу только, что под конец многочасового путешествия очень устала и была несказанно рада, что меня встретили. Даже на машине довезли из аэропорта до нашего представительства. Здесь же на территории располагались прекрасные коттеджи для проживания сотрудников нашего посольства.

Я попала в подчинение к миловидной тридцатипятилетнёй женщине, оказавшейся майором спецслужб. В форме я ее ни разу не видела, впрочем, как и не одевала свою. В такую жару, как там в форме, да еще в нашей — ходить? Вы меня извините. Анна Сергеевна коротко ознакомила меня с обязанностями и тут же объявила, что на следующий день мы с ней должны вылететь Форталезе, где ей была назначен встреча с какими-то людьми. Я пока еще не владела ситуацией и BOТ приняла ее слова как приказ, a npиказы, как известно, надо выполнять. Лишь потом до меня дошло, что она там оформляла какую-то сделку ничего общего не имеющую с нашей службой.

Наутро я едва проснулась — сказывалась разница во времени. Ещё через час мы были в аэропорту, а еще через два приземлились в Фор талеза. Еще издали я увидела гладь Атлантического океана и только сйечас до меня дошло, как далеко я забралась. Нас ждали.

Целый день мы мотались по каким-то фирмам, встречались с какими-то людьми, где меня использовали в качестве переводчика. Под вечер я так устала, что буквально не чувствовала ног. Анна Сергеевна же, напротив, чувствовала себя легко и свободно и, как только мы покончили с делами и приняли душ в шикарном номере отеля "Плаза», предложила прогуляться по вечернему городу. Я бы с большим удовольствием осталась в номере, но не смогла отказать начальнице.

Анна Сергеевна была брюнеткой среднего роста, с пропорциональной, хорошо развитой фигурой. Я смогла оценить ее, когда она, ни мало меня не стесняясь, разделась до гола и пошла в душ.

Собирайся, — бросила она на хо ду, — через пол часа выходим. Я до стала свое выходное платье, под красила глаза (они в этом не очень то нуждались), губы и надела серьги, которые подарила мне мама после окончания учебы. Они мне очень шли, особенно когда я собирала свои белокурые волосы в высокую прическу. Сейчас правда некогда было ею заниматься, поэтому я собрала волосы в хвост, перевязав их узкой розовой лентой. Оставалось выбрать туфли.

 — Ну, ты даешь! Еще не готова? — удивленно воскликнула Анна Сергеевна, входя в комнату.

Сама она была уже одета. Короткое черное платье обтягивало ее тело, словно перчаткой. Туфли на высоком каблуке делали ее стройнее и привлекательнее. Большое декольте наполовину открывало соблазнительную загорелую грудь. Она совсем не походила на строгую и деловую даму, с которой мы сегодня мотались по городу.

Я быстренько натянула платье, так как до этого все еще была в одном белье и двинулась к выходу

 — Ты что, так собираешься идти?

А что? не поняла я.

 — Сними его, — указала она наманикюренным пальчиком на мой бюстгальтер здесь никто так не, ходит. Да и зачем прятать такую прелесть?

Помедлив немного, я все же вняла ее совету, после чего посмотрелась в зеркало. Горошинки сосков с темноватым ореолам вокруг них, отчетливо просматривались через ткань. Грудь у меня не очень большая, но красивая. В академии все приходилось прятать под формой, а здесь...

 — Вот теперь другое дело, — похвалила меня Анна Сергеевна и мы вышли из номера. Поймав такси тут же у входа в отель, моя начальница назвала водителю какой-то адрес и тот, кивнув головой, рванул с места.

Через двадцать минут мы оказались перед большим серым зданием, очень непривлекательным на вид. У входа тусовалось несколько ярко накрашенных девиц и парочка подозрительных типов. Сама я бы ни за что не пошла туда, но Анна Сергеевна держалась очень уверенно и, кивнув при входе здорвенному чернокожему амбалу, сунула ему в ладонь банкноту и вошла внутрь. Я последовала за ней, боясь отстать.

Вначале я вообще ничего не cмогла разобрать. В клубах сигарного дыма, в бликах прожекторов и МИГАющих цветных фонарей шевелилась, прыгала, визжала разноголосая толпа. Я обалдела от гpoxота мощных ударных инструментов, барабанов и еще чего-то, противно визжащего, так, что резало уши. Мы едва пробились через эту толпу к барной стойке. Глаза Анны Серг евны возбужденно блестели, казалось, она окунулась в свою стихию. Бармен поставил перед нами два бокала с янтарной жидкостью, услужливо щелкнул зажигалкой. Не знаю, что там было в бокале, но эта штука обожгла мое горло, словно огнем, на глазах даже слезы выступили. По коричневому усатому лицу бармена расползлась глупая улыбка. Очевидно, он был рад, что я осталась жива. Анна Сергеевна проглотила свою порцию одним глотком, даже не поморщившись и, щелкнув пальцами, подвинула к нему свою посуду. Затягиваясь длинной тонкой сигаретой, моя начальница окидывала зал быстрым цепким взглядом. Глаза бармена, похожие на две спелые маслины уставились на меня, излучая подобострастие. Однако в их глубине отражалось плохо прикрытое вожделение.

 — Как он тебе? — спросила Анна Сергеевна, выпуская струйку дыма из алых губ. — Я бы не прочь поразвлечься. У нас был трудный день. Я была шокирована ее словами и взглянула на бармена, пытаясь узнать, понял ли он, о чем мы говорим. Но Анна Сергеевна тут же забыла о нем. К стойке подошла веселая компания из пяти-шести человек, раскрасневшаяся и разгоряченная быстрым танцем. Среди них оказался какой-то знакомый Анны Сергеевны и они тут же, при всех, расцеловались, причем их дружеский поцелуй затянулся на добрых две минуты. Это был американец из Филадельфии, который неплохо изъяснялся на русском. Мы присоединились к ним, опять пили, и вскоре я почувствовала себя значительно лучше. Не было той робости, которая свойственна всем нашим, впервые попавшим за рубеж.

Вскоре мы все перебрались в другой бар. Здесь было потише. .. и я даже немного потанцевали. Анна Сергеевна висела на шее какого-то солидного господина, то и дело, выпивая с ним на брудершафт. Я опять что-то пила, невпопад отвечая на вопросы окружающих, и толком даже не помню, что же было дальше.

Очнулась я оттого, что кто-то нагло шарил у меня за пазухой. Открыв глаза, я обнаружила, что мы едем в машине, а возле меня пристроился друг Анны Сергеевны из Филадельфии. Он и был тем самым, кто меня бессовестно лапал в темноте салона. С другой стороны от меня сидел еще один мужчина из нашей компании. Он безучастно пялился в окно, не обращая на нас никакого внимания. Вырвавшись из потных лап американца, я ударила его по щеке. Удар был не очень сильным, но, по-моему, он от него пришел в еще большее возбуждение. Дико захохотав, он сунул свою руку мне под платье.

 — Анна Сергеевна! — воскликнула я. — Что же это такое? Уймите, наконец, Вашего американца.

Анна Сергеевна, сидевшая впереди, не поворачивая головы, бросила несколько фраз своему черезчур горячему другу, и он тут же отпустил меня, недовольно засопев и ус вившись в окно.

 — Высадите меня у нашего отеля, — попросила я и через десять минут машина плавно притормозила возле входа.

 — Жаль, что ты нас покидаешь, — проговорила Анна Сергеевна, — но ничего, как-нибудь справлюсь и без тебя.

Я выбралась из машины и помахалала им рукой на прощанье. Ноги едва слушались меня и я еле добралась до двери.

 — Выспись, как следует, — напутствовала меня начальница. — Дверь не запирай. Я еще немного покатаюсь и приеду.

Придя в номер, я забралась под душ, а затем прошла в спальню, рухнула на кровать и заснула, как убитая.

Разбудил меня легкий ветерок, врывавшийся через большие открытые окна нашего номера.

 — Вставай, Соня, так всю жизнь проспишь, — раздался у меня над ухом голос Анны Сергеевны.

 — Я не Соня, а Маша, — поправила я ее и, потянувшись, бодро выпрыгнула из постели. Не смотря на вчерашнюю выпивку, я чувствовала себя превосходно. Но моя компаньонка выглядела еще лучше. Она была свежа, бодра и весела, как будто не гуляла вчера вечером по барам и не провела ночь с мужчиной, а может и с двумя. Я не стала уточнять, чем закончился для нее вчерашний вечер, но по всему было видно, что она довольна.

 — Сегодня до обеда можем отдыхать, — сообщила Анна Сергеевна. — Можешь в бассейне поплавать, если хочешь или пойдем к океану.

Бассейн с голубой водичкой находился в двадцати метрах от нашего номера, поэтому я решила окунуться в его чистой прохладной воде. Не смотря на утреннее время, температура поднялась уже до 30 градусов. Прямо из номера мы с Анной Сергеевной вышли на террасу второго этажа и остановились, залюбовавшись прекрасным видом. На мне из одежды был только легкий халатик и трусики, моя же начальница и вовсе щеголяла в прозрачной светло-серой хламиде, под которой можно было разглядеть гибкое нагое тело.

 — Зря ты вчера Джона отшила, — вздохнула Анна Сергеевна. — Ты ему понравилась. Я с удивлением посмотрела на нее и, на всякий случай, решила промолчать. То, что моя начальница любила мужчин и не страдала от комплексов, было и так очевидно. Мне не хотелось ей объяснять, что я в этих вопросах еще не очень разбираюсь да и вообще не привыкла зажиматься по углам с первым встречным, не говоря уже о чем-то более серьезном.

 — Смотри, какой красавчик! — вдруг воскликнула она, указывая рукой куда-то в сторону.

Среди ветвей незнакомого странного растения, с большими широкими листьями, я увидела смуглую фигуру молодого мужчины. Он поливал газоны с цветами диковинной расцветки. Фигура у него действительно была потрясающей — фигура атлета с переливающимися под бронзовой кожей мышцами. Короткие шорты цвета хаки служили единственной его одеждой.

 — Эй, эй! Подойди сюда, — вдруг окликнула его Анна Сергеевна.

Мне даже стало неловко от ее выходки. Но мужчина обернулся, и широкая улыбка осветила его лицо. Он подошел поближе и поднял вверх голову. Он был похож на актера, Гойко Митича, который снимался в фильмах про индейцев. Возможно, это и был один из них, только настоящий. У него были правильные черты лица и белоснежные зубы.

 — Правда хорош? — снова обратилась ко мне Анна Сергеевна, как будто его не было рядом.

Я уже поняла манеру ее поведения, и начала догадываться, куда она клонит.

 — Поднимись к нам, — обратилась моя наставница к мужчине. Тот улыбнулся еще шире, хотя как будто шире было уже некуда и, бросив в кусты свой поливочный кран, н правился к служебному входу.

 — Вот это экземпляр! — глаза Анн Сергеевны снова загорелись и я поняла, что она готова на все. — Надеюсь, ты не против? — обратилась она уже ко мне, но я ничего не yспела ответить, так как в дверь постучали.

На пороге стоял наш индеец, продолжая все так же скалить зубы. Вблизи он оказался еще больше, широкие плечи едва прошли через дверной проем.

 — Боже! Какое чудо! — воскликну. Анна Сергеевна, гладя при этом выпуклые грудные мышцы молодого мужчины.

Со стороны все напомнило мне невольничий рынок, как-то показанный в одном из фильмов. Анна Сергеевна

явно хотела купить себе раба. Индеец стоял молча, пялясь, то на Анну Сергеевну, то на меня. Очевидно, он был знаком с причудами белых и не имел ничего против такого обращения.

 — Ты не против, если я сначала с ним займусь? — спросила меня ком паньонка.

 — Займетесь? — не сразу поняла я.

 — Ну да. Он должен классно трахаться. У меня даже взмокло все от

предвкушения. Мы с ней говорили по-русски, но мне показалось, что наш гость все прекрасно понимает. Наверное, ему было не впервой удовлетворять причуды белых женщин.

 — Пойдем, — увлекла его Анна Сергеевна, беря под руку. — Надеюсь ты не против, что бы немного развлечься? — добавила она уже по-португальски.

Индеец закивал своей черной, слегка курчавой головой и пошел вслед за ней. Обернувшись на ходу, он послал мне пламенный взгляд, в котором читалось явное сожаление. Я была настолько поражена происходящим, что не сразу пришла в себя. Меня безусловно возбудил вид почти обнаженного мужчины, но ложиться с ним в постель... Это было бы слишком. Может, со временем я и буду относиться к таким вещам проще, как Анна Сергеевна, но сейчас...

Разрезав плод авокадо, я уселась на диван и включила телевизор. По

трем программам шли какие-то местные сериалы, которых я насмотрелась, будучи еще дома. Переключив еще пару каналов, я попала в атмосферу бразильского карнавала. Глаза мои смотрели на экран, а сама я "была» в соседней комнате, за дверью которой скрылись Анна Сергеевна и индеец. Представив, чем они там сейчас занимаются, я невольно покраснела и вдруг ощутила жар внизу живота. Минут двадцать я сидела, тупо уставившись в экран телевизора и ничего не видя перед глазами.

 — Маша, Маша! — вдруг донесся до меня голос Анны Сергеевны. — Ну, где ты ходишь? Я тебя уже несколько раз звала.

Заглянув в комнату, я была поражена увиденным. Индеец лежал на кровати Анны Сергеевны абсолютно обнаженным. Его смуглое тело прекрасно гармонировало с белоснежными атласными простынями. Анна Сергеевна сидела у него в ногах, сжимая в ладони громадный темно-коричневый фаллос с бурой, обнаженной головкой.

 — Видишь, я не ошиблась, — с явной гордостью сообщила она, потрясая упруго стоящей плотью. — Иди к нам.

Такого "инструмента» я никогда прежде не видела. Да и где мне было видеть? Два-три случайных любовника из числа наших соотечественников, которые вечно недоедали. Разве у них такое чудо могло быть. Вы не поверите, но я, как завороженная, двинулась к кровати, не спуская глаз с гордо стоящего члена, который держала в руках Анна Сергеевна.

 — Не стесняйся, — потянула меня патронесса за руку, — пососи его, классная вещь.

Повинуясь ей, я опустилась, присев на краешек кровати, рука сама потянулась к фаллосу. Ощутив прикосновение упругой плоти, я почувствовала жар во всем теле и, тут же по спине побежали холодные мурашки, когда на нее легла рука индейца. В тот момент мне показа лось, что я раздвоилась. Осуждая себя, я в то же время не могла удержаться от соблазна. Мне иногда приходилось ласкать мужской член ртом, но все это было жалким подобием того, что происходило сейчас Громадная бурая головка члена едва поместилась у меня во рту. Вначале я облизала его всего, чувствуя, как начинаю таять и как мокро становится у меня в трусиках затем, чуть-чуть пососала головку, наблюдая за тем, как язычок Анны Сергеевны вылизывает большие, сморщенные и очень черные яички нашего гостя. Это еще больше возбудило меня, и я попробовала шире открыть рот, чтобы принять его член глубже, как видела когда-то по видику. Однако из этого ничего не получилось. Я едва не порвала себе рот. Тогда я вернулась к прежнему занятию, уже чувствуя настойчивую потребность отдаться по настоящему.

Пока я сосала член индейца, он гладил мои плечи, спину, а затем, забравшись под халатик, стал ласкать бедра. Губы Анны Сергеевны перебрались повыше и мы с ней встретились, целуя с двух сторон, стоящее столбом "чудо». Постепенно она уступила, и я стала полновластной хозяйкой гиганта. Руки моей наставницы тоже ласкали мое тело, освобождая его от одежды. Горячая ладонь — я даже не поняла, чья же из них — легла на мою промежность и я, не выдержав этой пытки, кончила, едва не откусив у индейца кончик члена. Он по-прежнему лежал на спине и особой активности не проявлял, очевидно, решив, что с нас хватит и этой игрушки.

 — Теперь сядь на него, Машенька, — услышала я сладкий голос Анны Сергеевны.

Пока я забиралась на него, Анна Сергеевна быстренько облизала черную "дубинку» и, когда я нависла над ней, заботливо ткнула головку между моими скользкими влажными губами. Мне показалось, что меня насадили на шампур. Член индейца вошел только на половину, но заполнил меня почти всю. Я напряглась, готовясь к ужасному концу.

 — Расслабься, расслабься, детка, — прошептала Анна Сергеевна, целуя меня в пересохшие губы. — Он не так страшен, как кажется.

Ее губы блуждали по моему лицу, руки ласкали грудь, бедра, клитор. Мало помалу напряжение прошло и, я сама не заметила, как стала двигаться на крепком члене индейца, надеваясь на него все больше и больше.

 — Вот так, вот так, — похвалила меня наставница, оглаживая мои ягодицы.

Убедившись, что помощь мне больше не нужна, она уселась к мужчине на грудь, позади меня, подставив ему свое лоно, и прижалась к моей спине обнаженными грудями. Мне было так хорошо, что я не выдержала и снова кончила.

 — Теперь я, — тут же встрепенулась Анна Сергеевна, оттесняя меня и нанизываясь на, продолжавший стоять колом, член.

Я легла рядом и стала наблюдать за развитием событий. Индеец, наконец, очнулся от спячки. Держа Анну Сергеевну за бедра, он высоко подбрасывал ее и снова "ловил», опуская на свой член. Наставница выла от восторга. В какой-то момент мужчина чуть изменил траекторию приземления и его член со всего маху вонзился в ее анус. Анна Сергеевна громко вскрикнула, попыталась встать, но гигант крепко держал ее за ягодицы, раскачивая и постепенно напяливая, на свой член. Перестав сопротивляться, Анна Сергеевна больше не кричала, а лишь судорожно вздыхала полузакрыв глаза и кусая губы.

Вскоре она свободно скользила по стволу, пропуская в себя черную дубинку почти до упора. Я следила за ними как зачарованная. Туда меня еще никто не трахал, и мне было интересно попробовать. Правда, мне показалось, что это довольно болезненный процесс и я не рискнула иметь первый опыт с обладателем такого громадного фаллоса.

Вдруг индеец вскрикнул, подкатил глаза и буквально сбросил с себя, оседлавшую его "амазонку». Вскочив на колени, он энергично затряс членом и, помогая себе рукой, выдал обильную струю спермы. Жадно открытым ртом, Анна Сергеевна ловила мутные капли. Мне никогда не приходилось глотать мужское семя и то, что делала Анна Сергеевна, казалось мне противоестественным, но в то же время очень возбуждало. Я подползла поближе, но индеец уже кончил и теперь, моя патронесса вылизывала его член, пытаясь добыть еще хоть каплю нектара. На ее щеке застыла одна такая, и я лизнула ее языком, стараясь разобрать вкус. Ничего особенного — чуть солоноватая, с пряным ароматом, но совсем не противная. Анна Сергеевна, словно сытая кошка, улеглась на спину, сладко потягиваясь, и закрыла глаза. Я пристроилась рядом, невольно сравнивая наши тела. Мое явно выигрывало.

 — Он быстро восстанавливается, — шепнула мне на ухо Анна Сергеевна, посылая индейцу самую обворожительную улыбку.

Тот, покачивая висящим "шлангом», прошествовал к столу, бесцеремонно хлебнул из бутылки и закурил дамскую сигарету. Его вид тоже был довольным, но он не торопился уходить.

 — Сегодня день не пропал даром, — улыбнулась Анна Сергеевна и вдруг, перекатившись на бок, припала губами к моей груди.

Я попыталась отодвинуться, но она удержала меня за плечо и я не стала сопротивляться, чувствуя, как ее ласки начинают меня снова заводить. Вскоре моя наставница буквально улеглась на меня, покрывая поцелуями все мое тело. Ее губы были нежными, теплыми, но в то же время настойчивыми и требовательными. Мое тело пылало и я едва не кончила, когда язык Анны Сергеевны добрался, наконец, до моей "норки». Закрыв глаза и широко разбросав ноги, я отдалась новой страсти. Наш друг перестал существовать для нас обеих, но вскоре он не замедлил напомнить о своем присутствии. Анна Сергеевна вылизывала меня, устроившись между моими ногами и выставив вверх свой круглый зад. Это дало ему возможность взять ее сзади, причем я заметила, как она вся задрожала, когда он вставил в нее своего гиганта. Индеец снова был в хорошей форме и, доведя мою патронессу до очередного оргазма, тотчас заменил ее язык, вонзив в меня свой крепкий член. Размягченная ласками Анны Сергеевны, моя вагина, на этот раз без проблем, приняла его и вскоре он раскачивался на мне, даря море чувственного наслаждения. Я кончила очень быстро, но мне хотелось еще. Будто прочитав мои мысли, индеец перевернул меня на живот и поставил на колени. Все еще крепко стоящий член вошел в меня сзади на всю длину, и я почувствовала, как по моему бедру потекла теплая струйка моего сока. Анна Сергеевна, чуть отдышавшись, пристроилась сбоку, ловя языком исчезающий и вновь появляющийся из моего влагалища член мужчины. Его проникающие удары отдавались во всем моем теле сладким перезвоном, и я настолько отдалась этому чувству, что не сразу заметила, как язычок партнерши уже перебрался на мой анус. Лишь когда индеец, приподнявшись, погрузил туда свой член, я поняла их игру.

Вначале мне было нестерпимо больно, особенно, когда большая головка буквально вломилась в анальное отверстие. Но постепенно боль прошла, и мне даже понравилось то, что он со мной делал. Анна Сергеевна, распластавшись на спине, подобралась поближе к нашим совокупляющимся органам. Поглаживая мои бедра, она снизу "атаковала» ртом двигающийся член. Индеец замедлил движения, позволяя ей лизать свои черные яйца, которыми он водил по носу и губам моей патронессы.

Я уже была на грани очередного взрыва, когда он вдруг вышел из моей попки и сунул черную, с багровым отливом, дубинку в распахнутый рот Анны Сергеевны. Она с громким всхлипом приняла его чуть не до половины и быстро задвигала головой вверх-вниз. Так продолжалось несколько секунд, а затем я снова ощутила в себе упругую плоть. Индеец принялся обрабатывать оба моих отверстия поочередно, и каждый раз при этом не забывал макать его в, жаждущий этого, рот Анны Сергеевны. Я стонала от восторга, мое тело извивалось и билось в конвульсиях, я кончила два или три раза, но мой любовник был неутомим и продолжал трахать меня, как будто таким способом решил лишить меня жизни. Анна Сергеевна в этом ему помогала.

Наконец он вынул из меня свой гигантский член и встал перед моим лицом на колени.

 — Машенька,... ротик, — донесся до меня голос наставницы, и я послушно открыла рот.

Губы Анны Сергеевны впились в мое наполненное соками лоно, язык буравил еще теплое влагалище и в этот самый момент, толстая, казалось живая, струя белой спермы вырвалась из напрягшегося члена мужчины. Фонтан ударил в небо и я, наверное, захлебнулась бы, если бы не закрыла рот. Мне удалось проглотить, пахнущую мускусом, жидкость, но тут новая порция ударила мне в лицо, забрызгивая щеки, нос, полуоткрытый рот. Вслед за семенем туда же вошла и большая черная головка его члена. Я бы, наверное, сама не справилась с ним, но тут мне на помощь пришла Анна Сергеевна. Член индейца почти полностью скрылся у нее во рту, а я в изнеможении упала на скомканные простыни, не в силах даже пошевелиться. Наверное, я вырубилась окончательно, потому что даже не услышала, как ушел наш любовник.

Приняв ванну и выпив стакан апельсинового сока, я кое-как добралась до своей кровати и уснула.

 — Ладно, Машенька, сегодня отдыхай, — долетел до меня сквозь сон голос Анны Сергеевны, — а мне еще нужно по делам смотаться.

Я проспала остаток дня и почти всю ночь. На рассвете меня разбудили нежные прикосновения чьих-то пальцев. Моя наставница, сидя на постели, гладила мою оголенную грудь.

 — Вставай, Машенька, — мило улыбнулась она, целуя затвердевший сосок. — Сегодня улетаем в Сан-Луис. Там у нас еще куча дел и нужно успеть все сделать за три дня. А еще там есть великолепный закрытый клуб, членом которого я состою. Тебе обязательно нужно там побывать.

 — Ты так думаешь? — я впервые обратилась к ней на "ты».

 — Конечно, — ничуть не смутившись от этого, снова улыбнулась Анна Сергеевна. — Там такой мужской стриптиз — обалдеть можно!

 — Только стриптиз? — поняла я, куда она клонит.

 — Ну, разумеется не только. Тебе понравится, теперь я в этом уверена, — сказала наставница, стаскивая с меня простыню. — А пока у нас есть еще почти час, — облизнулась она, склоняясь над моими бедрами, — раздвинь ножки, моя прелесть.

Я послушно исполнила ее просьбу и тотчас прикосновение ее языка обожгло меня, словно огнем. Так начался очередной день моего пребывания в Бразилии. И это было только началом моей службы. Что ожидало меня впереди, оставалось только догадываться. Закрыв глаза, я отдалась на милость своей наперсницы.

А. БЕЗУГЛЫЙ