Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Путевка в санаторий. Часть 1. Глава 4

Глава четвертая.

НАЧАЛО ИСПЫТАНИЙ.

Проснулся я с первыми лучами утреннего летнего солнышка, совершенно в прекрасном настроении, которое постепенно стало падать по мере того, как я вспоминал вчерашние события...

Первое, что надо было успеть — облегчить мочевой пузырь и желудок.

Благо проблем с этим у меня никогда не возникало. В кране на удивление текла горячая вода, и я закончил приведение себя в порядок буквально за четверть часа.

Оставалось еще ради интереса примерить «форму».

В зеркале я увидел вполне свеженького парня, пытающегося одной рукой удержать разбегающиеся полы халатика, с оголенными загорелыми ногами... О господи! Стоило мне чуть наклониться — и все мои прелести и достоинства, пусть даже в плавках, неумолимо выглядывали наружу!!!...

Ладно, с этим мы еще смиримся... Что еще из мелких унижений ждет впереди? Судя по так называемому «кодексу донора» — не так уж и важно одеяние — основное это внутреннее содержание или точнее — «мое содержимое»...

Вобщем, в изрядно волнующем расстройстве я доплелся до известного Корпуса-5 и приступил к непосредственным обязанностям донора...

Комната № 2 — это гигиенический душ в присутствии молодой медсестрички... Одежду я повесил в шкафчик, который тут же был закрыт на замочек. Халатик повесили на гвоздик снаружи... Карта Донора — на столе.

Двери душевой отсутствуют специально, чтобы сестричка вовремя могла корректировать помывку, указывая длинной указкой места, где надо дополнительно намылить и промыть...

Унизительно, но если учесть что больше никто не заходит, и что сестричка будет тут напостоянку — то стерпеть можно...

Моя естественная бурная эрекция деланно не воспринималась медсестрой, находившейся «при исполнении»...

Закончив помывку, оставшись голышом, с торчащим наперевес членом, я вытерся полотенцем, услужливо протянутым мне девчушкой, нацепил дурацкий халатик и топтался в ожидании дальнейших указаний.

Она сделала пометку в карте донора... Видимо мое поведение в душе может влиять на оплату...

 — «Теперь вам в кабинет № 3» — пропела сестричка нежным голоском, явно довольная, что не пришлось со мной долго возиться.

 — «Когда с вами закончат, найдете меня здесь или в кабинете № 1» — уточнила она недостающие подробности.

Душевая захлопнулась на английский замок, окончательно закрывая мою одежду и пути к отступлению...

В следующем по ходу кабинете никого не было, если не считать странного сооружения, стоящего таким образом, что я находился прямо перед ним и не имел возможности увидеть что же находится за массивной совершенно непроницаемой частью этой машины.

Вобщем, это был какой то тесный закуток, в котором едва помещался один человек. Как только за мной захлопнулась и эта дверь, зажегся свет и из динамика раздался женский голос:

 — «Коноплев Александр Михайлович?» — пауза ожидания...

 — «Так точно!» — как меня учили на военной кафедре, рапортанул я в пустое пространство.

 — «Положите карту донора в лоток, раздевайтесь, халатик повесьте на крючок двери и становитесь лицом к панели, ноги вставьте в стремена, руками возьмитесь за рычаги над головой...»

Я сообразил, что контроль исполнения ведется через видеонаблюдение и микрофоны...

Действительно, все было предусмотрено как нельзя удобно для быстрейшего исполнения. Не составило ни малейшего затруднения наступить ногами в подобие мягких галош расположенных несколько шире, чем при обычной стойке, а руками повиснуть как на турнике — на двух удобных резиновых рукоятках...

Через секунду, раздалось гудение механизма и мои щиколотки, а затем и запястья были надежно охвачены мягкими, но очень прочными манжетами.

Еще секунда — и я почувствовал что механизм неотвратимо растягивает мое тело в струнку... Я оказался «распятым» словно на дыбе, с той только разницей, что не чувствовал дискомфорта.

Мой распалившийся мозг тут же разыграл фантазию моего изнасилования специальным механизмом... Конечно, член мой стоял как никогда крепко и твердо! Но ни о каком прикрытии наготы и думать уже было нельзя!

 — «Возьмите в рот дыхательный мундштук в лицевом отсеке» — прозвучала команда из динамика.

Прямо напротив моего рта действительно торчала трубка с шарообразным утолщением на конце и отверстием, которая очень сильно напоминала кляп для садомазохистских игр...

Мне пришлось приспосабливаться, прежде чем этот «кляп» поместился у меня во рту, придавив язык и перекрыв наружной своей частью носовые отверстия... Теперь я мог дышать только через эту трубку...

Дышать было легко, возможно мне подавался дополнительный кислород во вдыхаемый воздух...

Откуда-то сверху опустился шарообразный металлический блестящий колпак, как головная часть скафандра водолаза, окончательно отрезавшая меня от внешнего мира...

Теперь отсек для головы испытуемого представлял собой наглухо изолированное от остальной части туловища пространство и исключал случайное или намеренное освобождение от дыхательной маски...

Перед глазами — черная пустота замкнутого пространства — для максимальной концентрации пациента на собственных ощущениях во время опытов.

Хотя все это и не приносило физического дискомфорта — налицо было унижение только морального плана...

Загудел механизм, я ничего конечно не увидел, но почувствовал,

как мои тазовые кости с усилием обхватили очередные механические фиксаторы и затем слегка выдвинули мою задницу вперед так, что мои гениталии выпятились куда то в пустое пространство...

Отстраниться или пошевелиться мне не удавалось... Сердце забилось в волнении и предстоящей неизвестности..

Я несомненно понимал, что скоро начнется самое интимное — обещанное еще вчера определение лимита и ежедневной нормы выделяемой спермы...

Снова характерный шум механизма... и по дуновению свежего воздуха я определил, что разделительный экран был отодвинут и появился доступ экспериментаторов к моему распятому телу..

Поставленная чьими то руками присоска в области сердца, видимо для электронного контроля пульса, стала тому подтверждением.

Однако, моя голова, часть шеи и лицо оставались в закрытом для обоюдной видимости лицевом отсеке...

Я не видел своих экспериментаторов, сколько их, какие приборы и приспособления они собираются подключить к моему беззащитному телу...

И они, экспериментаторы, повидимому специально, были лишены возможности видеть лицо подопытного, слышать его ответную реакцию, чтобы исключить элемент сострадания в ходе проведения или коррекции опыта...

 — «Ну что же они не начинают?» — время тянулось для меня бесконечно медленно, и я давно уже был готов к известному каждому мужчине процессу.

Только вот незадача — обычно я был хозяином положения и сам решал когда начинать, когда прибавить темп и когда кончать «интимное дело»... Здесь же я целиком зависел от чужой воли, причем наверняка мои выпяченные прелести рассматриваются сейчас с пристальным вниманием!

Жужжание какого — то прибора возникло где то в районе моего живота и я почувствовал что вибрирующий металл начал свое путешествие по лобку, охватывая мошонку...

Судя по произошедшему, мою курчавую растительность в тех местах было решено уничтожить...

В дополнение, я почувствовал скрежет бритвенного лезвия прямо по фасаду моего свежестриженного лобка, который не оставлял сомнений что просто стрижка — этого еще недостаточно...

Я вздохнул в бессилии и желании поскорее пройти через все эти мелкие унижения...

Терпение мое начало постепенно иссякать.

Но мне ничего не оставалось как ждать, оставаясь в мучительном неведении и полном отсутствии информации...

Бритва внезапно прекратила свое адское путешествие оставив меня в недоумении,... зачем надо выбривать лишь небольшой участок, оставляя нетронутым остальное?

 — «Сейчас будет немного неприятно... Потерпите!» — раздалось предупреждение из динамика.

Я приготовился к боли, к сдавливанию яичек, уколам и прочим медицинским пыткам во имя науки... Сердце мое застучало и кровь прилила к вискам, вызывая испарину и усиленное дыхание, вызывающие шипение в дыхательной трубке..

Прикосновение какого-то не металлического предмета к выбритому месту, затем вибрация электрического прибора — и неприятная режущая боль как от ожога, в месте прикосновения к нежной беззащитной коже лобка...

Гудение прекратилось через три секунды, а у меня создалось впечатление что оно длилось несколько минут... Прохладное успокоительное действие мокрого тампона окончательно сняло неприятные ощущения.

Что это было? — оставалось для меня загадкой.

Это не было похоже на инъекцию препарата, скорее всего — это какая то метка, наверняка сделанная токами высокой частоты.

Я читал в интернете нечто похожее про «клеймение рабов» в играх БДСМ... Ну что ж — освобожусь — узнаю...

Внезапное прикосновение к члену смутило все мои мысли — я понял, что ЭТО сейчас начнется... Кто то уверенно сдвинул кожицу с головки моего дружка, произвел несколько массирующих движений вдоль по члену, нагнетая кровь к его кончику...

Затем начался массаж яичек, наверняка призванный увеличить спермоотдачу.

 — «Интересно, КТО? — мужчина или молодая девушка перекатывает мои яички столь профессионально?...»

Я чувствовал всю свою беспомощность и ощущал себя эдаким племенным жеребцом, насильно запертым и насильно стимулируемым в станке для взятия спермы...

Невидимый экспериментатор обхватил рукой мой трепещущий член и что то твердое, вопреки сопротивлению и без того торчащего моего органа, было воткнуто внутрь мочевого канала... Это «нечто» медленно, но нахально — стало продвигаться глубоко внутрь, несмотря на рефлекторные спазмы...

Когда кончик этого зонда достиг очень чувствительной точки и остановился там, его прикосновение вызвало просто невероятный приступ эрекции!

Это несомненно не только увидел, но и ощутил испытатель, крепко держащий рукой мой «ствол»... наверняка затрепетавший, наполнивший свежей кровью обнаженную головку и вздув все свои сосуды...

Зонд своим концом несколько раз буквально проехал по моим самым интимным нервным окончаниям, раздражая столь нежное место и только найдя необходимое положение, был окончательно зафиксирован исследователем-невидимкой...

...

Как мне потом объяснили — это место в уретре называется семенной бугорок, а через устьица в «маточке простаты» — сперма, вперемешку с ее соками, извергается в канал во время эякуляции.

Искусственное раздражение семенного бугорка специально сконструированным зондом может вызвать у мужчины ощущение неземного блаженства, которое он обычно испытывает во время эякуляции...

А, если в этом местечке уретры зафиксировать зонд с электродом на конце, то периодически подавая туда раздражающий импульсный ток, можно добиться продления оргазма на значительное время, доводя подопытного до безумия, вплоть до потери сознания от оргазмического шока...

...

Придя в себя от такого необычного ощущения, я почувствовал, как к моим свежепостриженым висящим яичкам прикоснулся прохладный металл и яйца были слегка сдавлены, повидимому специальным зажимом, прикрепленным к мошонке.

Еще мгновение — и я от неожиданности резко втянул в себя воздух...

Приятные но одновременно очень возбуждающие, как мне показалось, прикосновения неведомого устройства начали охватывать и одновременно щекотить головку члена, проникая далеко внутрь моего истомившегося полового аппарата, достигая внутренних желез и отдаваясь в яичках...

Возбуждение нарастало волнами, потом внезапно прекращалось ненадолго, заставляя меня сладостно мычать в дыхательный аппарат, инстинктивно сокращая мышцы живота, стремясь вытолкнуть вперед тугой напряженный член, словно ствол мужского орудия, погруженного во влагалище женщины и снова и снова сокращать эректильные мышцы в надежде приблизить столь желанный рефлекс, называемый эякуляцией...

 — «Такого типа возбуждение можно получить только при электростимуляции» — подсказал мне разгоряченный мозг...

 — « Да!!! точно! — это воздействие токов специальной формы и амплитуды!»

 — продолжал подсказку мой разум, вспоминая прочитанное на специальных сайтах...

Тем временем волны электростимуляции начали достигать пороговых значений и все внутри меня начало сжиматься в неотвратимом порыве излить наконец кипящую сперму!

Я сознавал, что сердце мое в эти секунды начинает усиленно биться, как у всякого мужчины на пике приближающегося оргазма.

Дыхание стало учащенным и прерывистым — судя по характерному шипению в дыхательном устройстве...

Я буквально обезумел от удовольствия, корчился, насколько это было возможно в зафиксированном состоянии, и наверняка, начал бы громко твердить слова, как никогда более верно характеризующие мое самочувствие:

 — «Еще! Еще! Пожалуйста не останавливайтесь, ооооо!»

Но из-за мундштука и трубки во рту выходило лишь слабое невнятное мычание напоминающее стоны больного...

Самое неприятное в моей ситуации это то, что проклятый прибор видимо имел обратную связь, и всегда успевал за несколько секунд до «взрыва» полностью прекратить действие токов!

Поначалу я не сообразил ничего, но на втором гребне возбуждения я не на шутку разозлился!

 — «Да сколько же можно «доводить» молодого самца пыткой неудовлетворенной похоти?!!!»

Наверняка яйца мои уже распухли от переполнения и невозможности излиться. Ноющая боль внизу живота становилась непереносимой, я выл, дергался и корчился в путах и оковах в полном бессилии что либо изменить... После третьего подхода к пику возбуждения тело мое покрылось крупными каплями пота, все мышцы периодически сокращались...

Конечно, я прекрасно понимал, что был далеко не первым сегодня в этом «станке», доведенным почти до безумия в своем бессилии удовлетворить самый «основной мужской инстинкт»...

 — «Сволочи! Не выключайте прибор!...

Я так больше не могу!... Мне просто необходимо спустить!!!

Ааааа... Гады! Фашисты!»... Сс#ки!!! Бл$ди $банные!!!...

Это не вызывает ни малейшего сомнения!!! — откровенный отборный мат в таком случае как никогда был уместен для выражения моего состояния и желаний!

Но увы, рот мой был заткнут кляпом, а «лицевой отсек», специально так сконструирован, что лицо «пытаемого» не видно экспериментаторам!

Жалкие стонущие звуки вперемешку с шипеним выдыхаемого воздуха

не производили на них ну совершенно никакого впечатления!!!

Время остановилось для меня, и стало казаться, что эта бесконечная пытка похотью никогда не закончится!!! Отборные ругательства, маты и мольбы о прекращении — все это было совершенно неэффективно, точнее просто невыполнимо!!!

...

Хитрая конструкция учитывала по всей видимости такую характерную реакцию испытуемого... Думаю, это было сделано не без некоторого садизма по отношению к беспомощному молодому самцу, безжалостно доводимому до оргазмов с помощью электричества...

Когда «конструировали и обкатывали этот станок», то испытателям наверняка быстро надоели однообразные по своей сути животные звуки похоти, и слова вперемешку с матом, непроизвольно издаваемые парнями при насильственном прерывании оргазма...

Вот и было внесено столь «несложное нововведение» — контроль дыхания с одновременным лишением подопытного выражаться словами и голосом —

теперь только негромкие всхлипы, ослабленные наложенной маской, да усиленное шипение воздуха в контрольной трубке позволяли судить о степени полового возбуждения и силе оргазмов... Пришлось добавить и электронный контроль пульса...

...

Внезапное резкое усиление возбуждающих импульсов буквально заставило меня взвыть от наслаждения и одновременного спазма внизу живота...

Извержение кипящей спермы уже невозможно было остановить!!!

Я «стрелял», снова напрягался, и снова выстреливал порции спермы в такт выскакивающему из груди сердцу! Электричество искусственно продлевало этот божественный процесс... Все... Импульсы тока прекратились... Неописуемое блаженство разлилось по всему моему телу...

Я постепенно приходил в себя от пережитого неземного наслаждения...

И если честно признаться — огромного и полного наслаждения, никогда ранее в жизни не имевшего такой длительности и силы...

 — «Ну, пора бы и честь знать» — то и дело мелькало у меня в мозгу...

Но, не тут то было!!! Время шло, а оковы и зажимы не ослабевали...

Безо всякого предупреждения, воздействие электричества было возобновлено... Только стоило моему дыханию и пульсу придти в норму!

Этого уж никак я не ожидал... Дома в постели, я никогда не позволял себе два последовательных сеанса спермоизвержения, да еще следующих друг за другом почти без перерыва!

Но увы, здесь не дом, а медицинская лаборатория...

И я тут нахожусь не в теплой постели, а распят и зафиксирован изощренным способом, и вдобавок лишен возможности не только влиять на опыты, но даже внятно выражать свои просьбы и желания...

Вторая серия электростимуляции была пройдена мной уже как бы по проторенной дорожке. Я успел отметить, что возбуждающие волны прибора нарастают периодически, в течение минуты, затем следует тридцатисекундная пауза...

Именно во время паузы, подопытный как раз и несет всю эмоциональную нагрузку от искусственного прерывания процесса...

Количество подходов к порогу, после которого эякуляция становится неотвратимой, может задаваться экспериментатором... В этой «сессии» я насчитал их на один больше — 4...

Затем — опять неописуемое наслаждение от специально затянутого процесса истечения моих жизненных соков...

Переводя дух в очередной раз, я мысленно молился лишь о том, чтобы невидимые испытатели не вздумали провести еще один сеанс принудительной эякуляции... Как мне казалось в тот момент, это было бы свыше возможностей моего организма, испытавшего и без того сильный шок от воздействия электричества... Кажется пронесло...

Я почувствовал это! Потому что из ослабшего члена были удалены посторонние предметы, снята кардио-присоска и яйца стали свободными от зажима-электрода...

Раздался металлический лязг закрываемого экрана, отделяющего испытателей и подопытного... Не дожидаясь прихода пульса в норму, были разомкнуты зажимы рук и ног...

Я смог наконец вытащить изо рта ненавистный кляп, вдохнуть воздух естественным путем и, свободно двигая конечностями, наконец размять затекшие мышцы...

Вспыхнул яркий свет и из динамика все тот же голос отдал распоряжение:

 — «Одевайтесь! И не забудьте забрать карточку с отметкой о пройденном испытании. Напоминаем, что следующий сеанс испытаний — ровно через 12 часов.

Вам необходимо явиться в этот кабинет в 20:45!

Не опаздывайте, чтобы не задерживать остальных.

До свидания « — монотонный голос смолк и со щелчком отключился...

Первое, что нетерпелось мне посмотреть — это на остриженный лобок и место, которому причинили некоторую травму...

 — «Да...

Необычно было видеть собственные половые органы без привычной кучерявой растительности!»

Но самое главное! На лобке, точно посередине, чуть повыше корня члена, красовалось выбритое место, выделявшееся своей белизной, на котором красовались явно выжженые дочерна три цифры высотой в полтора сантиметра — 730...

Меня заклеймили как раба! Как инвентарь, как скот, как вещь... — унизительно! Что ж придется пережить и это...

Интересно, когда это клеймо потеряет свою «свежесть»?

Подумать только... № 730! Неужели столько доноров уже прошло через эту лабораторию?!

Надеваю халатик, едва прикрывающий поникший член и свисшие разряженные яйца, забираю выскочившую словно из банкомата личную карточку и получаю возможность покинуть кабинет испытаний. Девчонку-банщицу я обнаружил на месте, наблюдающей за очередным донором, плещущимся в отсеке под ее внимательным взглядом...

Взглядом «бывалого» я с некоторой завистью оглядел его нетронутую растительность на лобке, раскачивающийся на полувзводе член и подтянутые от воздержания яички...

 — «Да... буквально через несколько минут и у тебя будет подстриженный лобок, и свеженькое клеймо с номером 731... « — не без доли ехидства подумалось мне.

Мне почему-то сильно захотелось увидеть весь процесс электростимуляции с испытательской стороны...

Захотелось посмотреть на содрогания и стоны молодого парня во время садистского поддразнивания электричеством... На электроды, прикрепленные к самым интимным местам, на пульт управления стимулятором...

На то, как толчками извергается первая порция эякулята в длинноватую стеклянную трубку, вставленную в торчащий и распираемый похотью член...

Девчушка открыла мне шкафчик и я, стараясь не поворачиваться клеймом в сторону моющегося, быстренько нацепил свои узенькие плавки, а затем уже, неторопясь оделся полностью и тихонечко вышел в коридор...

Хорошо что номер не видно даже из-под узеньких плавок! Хоть тут предусмотрели некоторое уважительное отношение к подопытным...

Неторопясь, вновь и вновь переживая непередаваемые словами ощущения, я шел по аллее постепенно приходя в себя и возвращаясь к реальной действительности!

Ни в каких своих ночных фантазиях я и не мог представить таких ярких и необычных впечатлений от морального унижения и одновременно от глубокого и полного физического полового удовлетворения.

Действительно, становилось ясно, что этим исследователям совершенно безразлично эмоциональное состояние испытуемого — только отличная физическая форма!

Главное — извлечь из «ходячего инкубатора здоровой спермы» как можно большее ее количество!

Им совершенно «до лампочки» желания или нежелания подопытного, им даже не пристало слушать его непроизвольные стоны и набор выкрикиваемых фраз в момент искусственной кульминации полового акта...

Одно я уяснил для себя вполне ясно и четко — определенная испытаниями норма количества спермы будет извлекаться из меня с беспощадной настойчивостью и, если я по каким то причинам не выдам положенного сразу, то искусственная стимуляция в любом случае будет продолжена до получения назначенного результата...

(От мысли об этом я внутренне содрогнулся. Слишком свежи были впечатления всего от двух оргазмов, следующих непрерывно друг за другом..., закончившихся моей внутренней мольбой о пощаде... и к моему великому счастью — несостоявшейся третьей сессией принудительного отсоса...)

Карта донора все еще была у меня в руке и я машинально развернул листок, разглядывая написанное.

Вот что добавилось:

 — — ------------------------------------------

КАРТА ДОНОРА (дубликат)

«Испытуемый № 730 — Коноплев Александр Михайлович, 1984 г. р.

Дата взятия пробы эякулята для определения разовой нормы отбора — 1 июля 2007 г.

Вид стимуляции — электрооргазм стандартный.

Места подключения электродов — яички, маточка простаты, головка члена.

Лабораторное время начала стимуляции — 09: 45

Лабораторное время окончания стимуляции — 10: 00

Количество сессий — 2

Продолжительность первой сессии (3 предпорога) — 240 секунд

Продолжительность второй сессии (4 предпорога) — 300 секунд

Перерыв между сессиями — 360 секунд.

Вид спермоприемника — вакуумный, уретральный.

Утренний сбор эякулята — 8, 1 мл + 4, 0 мл = 12, 1 мл.

Пиковое значение пульса во время оргазмов — 160 ударов в сек.

Частота дыхания (пиковая величина) = 35 вдохов в минуту.

Объем вдоха/выдоха (пиковая величина) = 1, 2 литра.

Назначенный период реабилитации половой функции — 12 часов».

Оплата донору 1$ х 12 мл = 12 $

 — — ----------------------------

От чтения подобного меня снова прошибла испарина...

Вот ведь как получается!... Мое пребывание под током в распятом состоянии оказывается не превысило 10 минут! А казалось, что полдня!!!

Оказывается видов этих электростимуляций видимо-невидимо.

Количество сессий устанавливается экспериментатором, по внешним показателям пульса и дыхания... Места подключения электродов тоже могут быть разными, не только многострадальная головка и яички... О Боже!!! спермоприемников — разные виды...

Впереди — целый месяц «добровольной явки» каждые 12 часов в эту лабораторию. При таком раскладе они откачают из меня за месяц примерно 0, 7 литра спермы! И куда им столько?

И ведь еще будет 14 доноров... Это более 10 литров спермы в месяц... Интересные данные...

Но пора отвлечься, Я посмотрел на часы — время всего 10: 15...

Как там поживает моя Ленка? Соскучилась наверное... не может понять куда я запропастился. Придется что-нибудь наврать типа: ходил в одиночку по окрестностям, заплутал...

Я подошел к корпусу общежития, и войдя в коридор постучался в знакомую дверь.

 — «Здравствуйте, а Лену можно пригласить?» — ошарашил я своим напором заспанную девицу, выглянувшую в щелочку.

 — «Нет ее... А вы — Саша?...

 — Она просила передать вам, что практика у нее будет по утрам

с 8 утра и до 12 часов, а потом вечером с 7 вечера и до 11 ночи... « — пояснила девушка...

 — «Ну что ж, интересно так складывается, что и у меня по утрам и вечерам будут кое-какие неотложные обязанности» — размышлял я, направляясь к столовой.

Вообще мое положение «подневольного» не очень-то располагает к развитию наших дальнейших отношений.

К сожалению, я оказывается страшно смущен тем, что не нахожу в себе сил в открытую заявить невинной и нецелованной девочке о том, что я попал в такую ситуацию, о которой вобщем не расскажешь даже дружкам, не говоря уж о противоположном поле...

Тем более — она будущий медик и прекрасно разбирается во всяких манипуляциях и процедурах...

Оххх... Ну,... буду хранить свою тайну до последнего!

Уж очень не хочется потерять или как то расстроить нашу столь внезапно возникшую симпатию. С невеселыми мыслями я возвращался в сторону столовой — необходимо все же подкрепиться и отвлечься наконец от столь волнующих утренних событий...

Пообедав как следует, я оживился и решил провести время до полудня на пляже озера. Нацепив поверх стягивающих плавочек еще и нормальные — я обычно так и поступал даже плавая в бассейне — я с облегчением, что все обязанности выполнены, направился на пляж...

Теплое летнее солнце, свежий воздух и прохладная чистая вода озера вернули меня в хорошее расположение духа и я валялся на чистом песочке, разглядывая купающихся...

Вот парни, на вид лет 25, приехавшие наверняка откуда то с севера.

Вполне спортивного вида, но совершенно незагорелые!

Одно непонятно, как можно купаться в семейных трусах, в присутствии девчонок, сидящих тут же, в одной компании?

Ведь малейшая эрекция, тем более на мокрой цветастой материи, видна как на ладони!

Либо ребята импотенты, либо совершенно необразованы и не понимают, что это просто неприлично...

Поплавав вдоволь в стороне от крикливой массы, плещущейся на мелкоте и неумеренно употреблявшей спиртное на берегу, я еще немного понежился на солнышке, обсох и направился в свои апартаменты.

Время походило к 12 и мне не терпелось поскорее встретиться с Ленкой, узнать как прошел период знакомства с предстоящими обязанностями и почему ее рабочий день разбит на две части...

Я сел на скамеечку у входа в общежитие и стал поджидать объект своего внимания... Ленка появилась в 12: 15 и сразу же бросилась ко мне, как только заприметила.

Не заметить меня конечно было трудновато.

Ведь моя спортивная фигура выделялась на фоне прочих отдыхающих молодых ребят, которые были посубтильнее, помельче...

Она уселась рядышком со мной, стараясь прикоснуться ко мне телом и рассказала, что ее определили помощницей и ассистенткой в бригаду научно-медицинского персонала занимающегося проблемами сохранения генофонда и изучения наследственности у современной молодежи...

Хоть это и было рассказано Ленкой весьма туманно, но насторожило меня, так как уж больно смахивало на вчерашнюю вступительную речь руководителя программы доноров.

И я буквально почувствовал озноб и покрылся холодным потом, когда Лена сказала, что рабочее место у нее будет в «Корпусе 5»...

Сердце мое буквально ушло в пятки, и готово было вообще вылететь из моего тела, когда я осознал всю безвыходность моего положения!

Стараясь не высказывать своего повышенного интереса, я повел Ленку в столовую, надеясь оттянуть время и по ходу дела найти нужный тон и пораспрашивать девчонку, о конкретных обязанностях.

Вдруг ее определили куда нибудь в подвал, на проведение анализов и она не появится в этих исследовательских помещениях, где распинают молодых самцов и насилуют на глазах у персонала... пусть даже в научных целях...

Пока мы обедали вместе, Ленка то и дело задумывалась... отвечала мне невпопад, и было невооруженным взглядом видно, что она чем-то взволнована.

Стараясь ее успокоить, я обнял ее, приласкал и приголубил, а сам не зная с чего начать — осторожненько начал выпытывать у Ленки подробности ее практики.

 — «Ты знаешь, Санечка, мне придется вставать рано, чтобы успеть на работу к 8 утра». — раздумчиво сообщила она первую новость..

 — «Затем я буду занята на проведении исследований часов до 12 дня и только потом я буду свободна до 7 вечера, чтобы продолжить работу, начатую утром.

Так что тебе придется немного поскучать и проводить это время самостоятельно» — с грустной улыбкой сообщила она.

Я то думала, что у нас будет больше совместного времени... А так... вобщем ни в кино ни на дискотеки по вечерам я уже не попаду... Разве что отгулы дадут... « — невесело дополняла она свой рассказ.

Я попытался сменить столь опасную для меня тему, но любопытство брало верх! Раз играть — то «ва-банк»!...

Я повел ее в удаленный участок санаторного парка, где еще загодя приметил уютный уголок со скамеечкой внутри заросшей беседки...

 — «Разговорю ее там, и попытаюсь выпытать важнейшую для меня новость — может ли случиться так, что эта девчонка, симпатичнейшая девчонка в мире — окажется невольной свидетельницей а то и непосредственной исполнительницей сексуальных опытов над парнями-донорами и надо мной в том числе???

Это сегодня на меня надели намордник и Ленка не смогла определить, кто находится перед ней, а что, если в следующих экспериментах надо будет приходить на испытания с открытым лицом???

Вобщем, робея и проявив несмелость, я все же нашел мужество продолжить расспросы.

Все ближе и ближе я подбирался к самому волнующему:

 — Ленкиному присутствию в момент сбора спермы...

Лена же, ничего не подозревая, «постепенно кололась»... по мере того как я обнимал и ласкал ее тело.

Спустя полчаса взаимных сожалений о разорванности дня и трудностях в свободном времени, девчонка повздыхала немного и спросила:

 — «Саня! Ты никому не скажешь?

Поклянись! что ТО, что я скажу тебе — останется навеки между нами!»

 — с почти детской эмоциональностью потребовала Лена.

 — «Клянусь! Конечно же — КЛЯНУСЬ!!!» — убедительно и по мужски подтвердил я...

 — «Тогда, слушай!:

Тут дело складывается так, что оказывается среди отдыхающих в санатории, есть специально отобранная группа платных доноров и добровольцев, которые за деньги предоставляют свое тело для экспериментов и ежедневной сдачи спермы!» — доверительно сообщила мне девочка..

Сделав многозначительную паузу и видимо, ожидая от меня осуждения факта торговли собственным телом, она продолжила:

 — «Так вот! Дальше что я расскажу — врачебная тайна и я потому доверяюсь тебе, что ты поклялся молчать...»

Все во мне внутри затрепетало, а Ленка видя мое волнение, отнесла его на счет чрезвычайной секретности и моей ответственности выслушать «запрещенное»...

 — «Меня включили в состав группы экспериментаторов, которые ежедневно будут по расписанию проводить отбор спермы у доноров...

Я буду писать ежедневный отчет о проделанной работе и включать туда материалы непосредственных экспериментов над ними... « — с особой важностью сообщила мне Лена, понимая что нарушает медицинский этикет только ради любимого...

Меня же, буквально «затрясло» от сказанного.

 — «Ленка, та самая Ленка, прикоснуться к которой я решаюсь только через верхнюю одежду, будет не только свидетельницей экспериментов над молодыми, нагими и обездвиженными парнями, но и принимать активное участие в этом!

Она получит возможность манипулировать их интимными частями тела, прикасаться к половым органам, накладывать электроды и включать приспособления для сексуальных опытов!...

И самое для меня волнующее — она увидит МОЕ обнаженное тело, увидит МОЙ эрегированный член и получит возможность безнаказанно трогать его, гораздо раньше того, чем этого хотел я...

И все это будет помимо моей воли, и она станет свидетельницей МОИХ стонов и спазмов, будет видеть и фиксировать в отчетах, как выбрызгивается моя драгоценная сперма, как я покрываюсь испариной от удовлетворенной похоти..

И что самое противное — она сможет сравнивать мои половые способности

со способностями еще 14 парней!!!. (а ведь это навсегда останется врачебной тайной для любого из доноров, и для меня в том числе)

Во! какой у нее появится богатый выбор женихов!!!

Ужасссс...»

 — — -------------------------

Я сидел около девчонки ни жив ни мертв, не в силах скрыть своего волнения, которое Ленка вполне справедливо отнесла к моей неподготовленности выслушивать врачебные тайны...

Мы помолчали немного и Лена продолжила откровения:

 — «А сегодня, Саш! Ты представляешь меня посадили в такой кабинет, где наносят индивидуальные порядковые номера на тело новобранцев-доноров!

Наверное это больно... Представляешь какое еще страшное приспособление я увидела в действии... Это целый специальный агрегат для фиксации подопытных!

А для того чтобы они ничего не поняли и не боялись заранее электродов, катетеров и приборов, — их голову и лицо закрывают в специальный скафандр!...

Я набрал воздуху и попросил ее рассказать о нанесении «клейма»...

Поковырявшись в своей сумочке, Елена достала листок на котором стоял гриф «ДСП».

Она протянула его мне и молча наблюдала мою реакцию при чтении...

 — — -----------------------------------------

 — «Донора необходимо поставить на учет, и назначить ему индивидуальный порядковый номер.

При испытаниях будет часто использоваться видео и фотосъемка, поэтому этот порядковый номер будет всегда идентифицировать отснятые материалы.

Этот номер наносят специальным прибором с использованием токов высокой частоты — это — наиболее надежный современный и безопасный в стерильном отношении метод.

Номер расшифровывается так:

Первая цифра — год использования подопытного

Вторая — порядковый номер медкарты участника в этом сезоне.

В прибор из матричного набора вставляются нужные цифры, к которым на небольшое время подводится высокочастотное высокое напряжение.

Прибор прикладывается к тщательно выбритому месту на теле донора.

размером 3х4 см (по ширине лезвия безопасной бритвы)...

При включении, по контуру цифр возникает высоковольтная дуга, проникающая довольно глубоко под кожу, вызывая ее тепловое омертвение.

Полученная татуировка не смывается, не стирается в течение года и стерильна. Поскольку основные эксперименты будут производиться на половых органах, то наиболее удобным местом является обнаженный лобок пациента.

Цифры будут видны под любым ракурсом.

 — — ------------------------------------

Лена помолчала немного и сказала, что ей было поручено готовить матрицы с цифрами для каждого клеймения.

Это как набор цифр у наборщика в типографии.

 — повторила Ленка слова из инструкции для служебного пользования.

Я сидел около девушки, не в силах сделать важное признание.

И понимал, что каждая минута моего молчания может быть воспринята как предательство, как попытка скрыть истину и увильнуть от реальности наших симпатий.

Однако девчонка по своему поняла мое тягостное молчание как особое впечатление от ее рассказов...

Она нарочито зевнула, сморщилась недовольно и про